instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Общественный совет при Минкультуры России намерен рассмотреть закон о культуре

Общественный совет при Минкультуры России намерен рассмотреть закон о культуре

Такое предложение на заседании экспертной комиссии по вопросам театра озвучил заместитель Председателя Общественного Совета при Минкультуры России Николай Бурляев.

«Творчество художника несёт ответственность за духовно-нравственное состояние и развитие общества, улучшение принципов общественной жизни и, в значительной степени, за позитивное мировоззрение людей», — отметил Николай Бурляев, предложив Общественному Совету провести слушания по «Закону о культуре».

Также, по его мнению, в «Закон необходимо внести основополагающие морально-этические нормы для культуры, находящейся в сфере государственной поддержки».

«Человечество всегда признавало важнейшую роль искусства для духовного совершенствования людей и его глубочайшее воздействие на жизнь человека. Произведение искусства — не только форма развлечения, но прежде всего — воспитания, просвещения и возвышения человеческой души и его сознания», — подчеркнул он.


Текст выступления Н.П. Бурляева на заседании экспертной комиссии по вопросам театра 16 марта 2017 года.

В 1992 году руководитель Государства Борис Ельцин подписал Закон, согласно которому Министерство культуры Российской Федерации было лишено какого бы то ни было влияния на культурную политику государства и освобождено от ответственности за духовно — нравственное состояние культуры в стране. Главной задачей Минкультуры стало «обеспечение прав и свобод человека в области культуры». Ответственность за состояние культуры была рассеяна по субъектам Российской Федерации, где каждый по-своему вершил свою культурную политику. В авангард культуры страны стали просачиваться опьянённые вседозволенностью «культурные инноваторы», поощряемые оробевшей властью, обеспечивающей «лукавый легион» финансами: например, откровенному хулиганству — инсталляции фаллоса на Санкт-Петербургском мосту, была вручена награда Минкультуры.

Сотни миллионов бюджетных средств вкладывались в непристойные выставки, так называемого «современного искусства». Об этом довольно коварном понятии убедительно говорил выдающийся художник И.Н.Крамской: «Современно искусства не существует. Есть Искусство и не искусство». Бывшее руководство Минкультуры ссужало огромные средства на выставки «современного искусства», на которых куры, гадили на голову Льва Толстого, посетители топтали ногами проецируемые на пол Евангельские тексты. Сотни миллионов были бездумно вложены в нашествие на Пермь «красных гельмановских человечков», в провокационную антихристианскую постановку «Тангейзера» в Омске. Смерч «инновационной современной культуры» не миновал и столицы, где началась реформа московских театров, наступление на традиции великого Русского репертуарного театра, постепенное вытеснение его, подмена театральной патологий, грязью, извращениями, искажением Русской классики.

24 апреля 2014 года Президент страны, вняв голосу общественности, подписал Указ «Основы государственной культурной политики», призванный способствовать культурному, духовному возрождению России. Этот Указ и стратегия государственной культурной политики могут быть воплощены в жизнь только при условии консолидированных усилий всего культурного сообщества нашей страны и головного федерального органа государства — Министерства культуры Российской Федерации, при активной поддержке Общественного Совета, которым по определению отведена центральная роль в реализации Государственной культурной политики.

Разбалансировка отечественной культуры не могла не сказаться на духовно — нравственном состоянии современного театра и всего общества. Прогрессирующая духовная деградация общества видна подавляющему большинству людей в нашей стране.

Великий Русский артист Михаил Щепкин говорил: «Театр — это храм. Священнодействуй или убирайся вон!» Это Христианское отношение к театру разделяли великие Пушкин, Лермонтов, Островский, Гоголь, Станиславский, называвшие театр — кафедрой, просвещающей и возвышающей души зрителей. Традиции Русского театра продолжали развивать, каждый по своему, выдающиеся мастера сцены — Немирович-Данченко, Михаил Чехов, Вахтангов, Завадский, Товстоногов, Охлопков, Эфрос, Любимов... Сегодня можно с прискорбием констатировать забвение традиций и заветов великих зодчих Русского театра, агрессивное разрушение традиций уникального, ставшего мировым брендом, Русского реалистического, психологического, репертуарного театра. Это происходит по воле новоявленных эпатажных «режиссёров-инноваторов» по всей стране, при попустительстве государства, Союза театральных деятелей и руководителей театров, полностью отстранённых от какого бы то ни было влияния на эти деструктивные процессы.

Три года назад в нашей столице началось «реформирование, оптимизация театров», якобы отстающих от Европы. Мы действительно от неё отстаём. Москва по числу театров на один миллион жителей уступает Берлину — в 16, Праге — в 22, Риму — в 48 раз. Не смотря на это, в числе театров, подвергнутых реформированию (весьма образно названного бывшим руководителем культуры столицы — «перепрошиванием»), оказались старейшие коллективы, чья история и традиции исчисляются многими десятилетиями. Театр Гоголя «перепрошит» в «Гоголь-центр», Драматический театр Станиславского, в год своего 70-летия деформирован в «Электротеатр Станиславский». Оптимизация коснулась и других театров Москвы. Театр на Таганке, являющийся мировым брендом, был лишен художественного руководства и «перепрошит» в «директорский театр». Без консультаций с труппой бывший руководитель культуры Москвы, за несколько дней до своего увольнения, успел внедрить в театр на Таганке (на роль директора) бывшую танцовщицу кордебалета Одесской оперетты, не имеющую никакого отношения к школе основоположников «Таганки». Первым делом внедрённая в коллектив «директор» ликвидировала Художественный совет театра.

Нужно заметить, что институт «художественных советов» в театральных коллективах страны уничтожается повсеместно, что полностью развязывает руки самостийным, агрессивным «менеджерам». О том, что происходит сегодня в этом коллективе и других театрах Москвы, могут рассказать присутствующие здесь сотрудники театров столицы и представители профсоюза театральных работников Москвы.

Настало время осознать руководству Минкультуры деструктивность института «театральных менеджеров» и их руководящей роли в коллективе, нужно признать, что погоня за прибылью, коммерциализацией искусства приводит лишь к активному разрушению Российского театра и самообогащению «менеджеров». Не возможно служить одновременно и Богу, и мамоне. Пришло время призвать руководство Минкультуры к восстановлению приоритетной роли Художественного руководителя — Главного режиссёра и возрождению в театрах институт Художественных советов.

От начала «московских реформ» минуло 3 года. Результаты — на лицо. Прокурорские проверки деятельности Театра на Таганке и Гоголь-центра выявили серьёзные нарушения и многомиллионные долги. «Гоголь-центр», «директорская» «Таганка», «Электротеатр Станиславский» и другие «реформированные» коллективы, не попали в список эффективных театров, обнародованных Департаментом культуры столицы. Эффективными признаны только репертуарные театры, которых «перепрошивание» не коснулось: Современник, Маяковского, Ленком, Пушкина, Моссовета, Мастерская Петра Фоменко, Маяковского, Сатиры, Оперетты, Театр на Юго-Западе, Музыкальный театр Станиславского, Новая Опера.

Казалось бы, нужно сделать соответствующие выводы и принять меры к пересмотру деструктивных действий. Однако, эти «реформированные» театры по-прежнему финансируются из государственного бюджета. Вопрос бюджетного финансирования театров, кинематографа всей отрасли культуры весьма важен и он будет обсуждаться на ближайшем Общественном Совете.

Недавние заявления Вице-мэра Москвы, курирующего столичную культуру, сделанные им в «МК», вызывают серьёзные опасения за судьбу учреждений культуры. Московский куратор театральной «реформы» признавался, что он не является профессионалом в театральной сфере и поэтому он просил поддержки у театральной общественности столицы. Реформы поддержали уважаемые руководители эффективных московских театров. Прочие столичные театры, ожидающие своей очереди на «перепрошивание», не в силах противостоять воле «реформаторов» и внедрённых в театры «менеджеров». Ведь театральная Москва целиком зависит от их идейной и финансовой политики. Руководители не столь раскрученных и масштабных московских театров, не вошедших в список эффективных, понимают, что вряд ли они останутся на своих местах, если выскажут руководству свои возражения по проводимой реформе.

На прошлом заседании комиссии по искусству Общественного Совета, состоявшемся 24 февраля, подчёркивалось, что столичные театральные «реформы» идут вразрез с Указом Президента страны об «Основах государственной культурной политики», направленной не на разрушение, а на сохранение и развитие традиций и культурного наследия страны, на утверждение в обществе духовно-нравственных ценностей.

Всё это происходило по причине устранения Минкультуры от вопросов контроля за морально-этической сутью финансируемых ведомством проектов. Но то, что не позволено чиновникам Министерства культуры, вменено в обязанность Общественному Совету, целью деятельности которого, согласно положению, является — «осуществление общественного контроля за деятельностью Минкультуры Российской Федерации.., обеспечение тесного взаимодействия государства с институтами гражданского общества.., (что сейчас и происходит в этом зале), содействие предупреждению и разрешению социальных конфликтов», что Общественный Совет успешно продемонстрировал в случае с прошлогодней провокационной антихристианской постановкой новосибирского «Тангейзера».

В 2011 году на встрече с кинематографистами Президент страны напомнил кинематографистам об этическом Кодексе, принятом Американскими кинопродюсерами в 1930 году, о так называемом «Кодексе Хейса», являвшимся непреложным законом для Голливуда на протяжении 37 лет. Не являясь ярым поклонником «Голливуда», а скорее наоборот, ознакомившись с этим Кодексом, я был немало удивлён его позитивностью. В Кодексе было чётко прописано, что можно и что недопустимо для показа на экране. Кодекс призывал к ответственности кинематографистов перед обществом, на которое экран оказывает тотальное влияние. Кодекс охранял незыблемость традиционной семьи, религии, он стоял на страже национального достоинства, положительного, здорового образа жизни, оберегал души зрителей от жестокости, насилия, крови, разврата, патологии, излишней сексуализации общества...

На протяжении семи лет Президент нашей страны на встречах с творческими работниками, сетующими на падение нравов и деградацию культуры, тактично давал понять, что деятели культуры должны сами выработать нормы этики и духовной экологии общества. Первым откликнулся Союз кинематографистов России, приняв два года назад «Этическую хартию кинематографистов». Но стала ли эта хартия законом для кинематографистов? Наши коллеги продолжают снимать, а бюджет поддерживать, фильмы далёкие от требований «Основ государственной культурной политики». «Этическая хартия кинематографистов» не стала Законом.

В условиях современной открытости информационного пространства, стремительного роста технологий и средств массовых коммуникаций, возникла, продиктованная временем, необходимость создания «Закона о культуре», не посягающего на полную свободу творчества, необходимую для дальнейшего совершенствования и приумножения отечественной культуры, но опирающегося на принятые «Основы государственной культурной политики», устанавливающего морально-этические принципы и духовно-нравственную ответственность художника перед обществом и потомками.

Человечество всегда признавало важнейшую роль искусства для духовного совершенствования людей и его глубочайшее воздействие на жизнь человека. Культура в нашей стране признана приоритетом национальной безопасности. Искусство — предмет деятельности чьего-то ума. А намерения этого ума могут быть либо нравственными, либо безнравственными. Таким образом, искусство может быть как полезным для человека, так и вредным, или укреплять моральные устои нации, или вести к её деградации.

Произведение искусства — не только форма развлечения, но прежде всего — воспитания, просвещения и возвышения человеческой души и его сознания. Творчество художника несёт ответственность за духовно-нравственное состояние и развитие общества, улучшение принципов общественной жизни и, в значительной степени, за позитивное мировоззрение людей.

Уважаемые коллеги, предлагаю поручить Общественному Совету провести слушания по «Закону о культуре», с целью внесения в Закон основополагающих морально-этических норм для культуры, находящейся в сфере государственной поддержки.

вернуться к списку статей




Дата создания страницы: 10.05.2017 Дата последнего изменения страницы: 01.07.2017
Ответственный за наполнение страницы: Министерство культуры Российской Федерации
Яндекс.Метрика