instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Интервью В. Мединского журналу «Университетская книга»

Интервью В. Мединского журналу «Университетская книга»

Владимир Мединский: Меняем стереотипы и движемся в регионы

Год назад при формировании нового состава Правительства РФ делалась ставка на молодых и энергичных управленцев высшего звена. В сфере культуры приоритетными были выбор новой стратегии развития при ограниченных ресурсах, активное позиционирование отрасли, вывод из кадрового тупика при повышении благосостояния работников культуры. Учитывая консерватизм сферы культуры, сжатые сроки в принятии и реализации решений, непростой межведомственный расклад и неоднозначное отношение властной элиты к потенциалу, поддержке и развитию культурного сегмента, честно сказать, подобные задачи казались слабовыполнимыми.

К разговору об итогах работы ведомства, оперативных и стратегических задачах, о реорганизации и оптимизации подведомственных структур, эффективности и прозрачности принимаемых решений, ведомственных законодательных инициативах журнал «Университетская КНИГА» пригласил Министра культуры РФ Владимира МЕДИНСКОГО.

— Владимир Ростиславович, прошёл год с тех пор, как Вы возглавили Министерство культуры РФ. Как оцениваете итоги работы ведомства, что качественно изменилось, а что не удалось поменять и требует серьёзного пересмотра?

— Вы знаете, главная задача, которая стояла перед нашим министерством, – выполнение прошлогодних майских указов Президента в части повышения зарплаты работников культуры. В течение девяти месяцев мы проводили серьёзную подготовительную работу, и в итоге зарплата повышается не только за счёт дополнительного финансирования, но и за счёт перестройки работы самих учреждений культуры, которая подразумевает перераспределение бюджетных ассигнований, перевод на аутсорсинг непрофильных видов деятельности, изыскание дополнительных внебюджетных средств, реорганизацию и оптимизацию структур. Сразу скажу, процесс непростой, поскольку приходится сокращать штат, оптимизировать расходы на административно-управленческий и вспомогательный персонал, проводить инвентаризацию договорных обязательств с целью выявления неэффективных расходов, изыскивать возможности направления дополнительных средств на оплату труда за счёт платных услуг, экономии средств по коммунальным расходам.

На сегодняшний день эта работа уже принесла определённые результаты. С конца мая мы перечисляем всем нашим подведомственным учреждениям дополнительные средства на повышение зарплаты. Если год назад средняя заработная плата работников федеральных учреждений культуры составляла менее 20 тыс. рублей, то, по данным на 1 апреля 2013 г., она выросла почти на 50% и составила 28 800 рублей. Надеемся, что к концу года эта цифра ещё увеличится.

Нам поставлена задача: к 2018 г. средняя зарплата в государственных учреждениях культуры должна сравняться со средней по регионам. Могу честно сказать, что в Москве уже и сейчас есть учреждения культуры, возглавляемые эффективными управленцами, где зарплата приближается к средней или превышает её. Существенно выросла зарплата сотрудников федеральных библиотек. Средняя зарплата на апрель, например в Библиотеке иностранной литературы, которая у нас в лидерах, если верить статистике, – 42 500 рублей. Это то, к чему мы должны стремиться. Средняя зарплата в «Ленинке» на первый квартал уже превысила 30 тыс. рублей. Это, конечно, немного для Москвы, но уже и не нищенство, которое было несколько лет назад. Мы и дальше будем ставить во главу угла повышение зарплаты работников библиотек. Повторюсь, это сопряжено с определённой реорганизацией и оптимизацией, но жить по-старому уже нельзя и «подкидывать» деньги по привычке просто неэффективно. Это дорога с двусторонним движением. Вообще библиотеки – достаточно консервативная сфера, и, честно говоря, в первый год я старался больше слушать, чем делать и не вмешиваться в систему управления библиотечной системой.

Минкультуры в силу консерватизма отрасли никогда не было инициатором большого количества законопроектов. За предыдущие четыре года работы Минкультуры было инициировано и принято всего два закона. За истекший год министерством было разработано и находится на разных стадиях обсуждения 23 законопроекта, из них принято четыре. На рассмотрении в Госдуме находится законопроект, предусматривающий налоговую поддержку учреждений культуры. Все законопроекты представлены на нашем сайте, таким образом обеспечивается их общественное обсуждение. К слову сказать, сейчас лидером по отзывам является законопроект, касающийся минимальных ставок авторских вознаграждений.

Одна из главных задач, поставленных нами год назад, – сделать министерство открытым по всем направлениям деятельности, поэтому большинство важнейших обсуждений проходит в прямом эфире, при этом используется интернет-вещание. Также в прямом эфире мы проводим обсуждения и по кадровым вопросам.

Не менее важный инструмент по оптимизации и борьбе с возможной коррупцией – максимальная прозрачность проводимых министерством государственных закупок. В прошлом году на нашем сайте был создан раздел «Госзаказ», где публикуются все сведения о закупках в удобном для анализа и общественного обсуждения виде. Помимо этого, там же можно ознакомиться со сметами, обоснованиями цен и прочими документами по торгам.

— Вы неоднократно говорили о проблеме остаточного принципа финансирования отрасли, тренд очевиден не первый год. При этом неоднократно упоминали, что «плачем Ярославны» относительно финансирования заниматься не стоит, и имеет смысл выстраивать бюджетную политику из того, что есть. Каковы бюджеты на 2013 год? Удаётся ли изменить сложившиеся стереотипы во власти по отношению к культуре и её поддержке?

— Мы пытаемся максимально эффективно распорядиться теми средствами, которые у нас есть сейчас, безусловно, настаивая на дополнительном финансировании. В этом отношении Правительство нас поддерживает. Сейчас в Госдуме находятся поправки, согласно которым увеличение бюджета Минкультуры на этот год составит 3,6 млрд рублей. Общий бюджет 2013 г. составляет 110,2 млрд рублей. В числе приоритетных направлений, разумеется, обеспечение выполнения госзадания федеральными учреждениями культуры, образования и науки в сфере культуры, как уже отмечал, повышение оплаты труда, модернизация материально-технической базы отрасли, господдержка развития российской кинематографии, мероприятий в сфере культуры и искусства в регионах и многое другое. К сожалению, пока у нас наблюдается серьёзный дефицит средств на реставрацию объектов культурного наследия, строительство и реконструкцию объектов культуры, укрепление материально-технической базы.

Что касается властных стереотипов, пока всё непросто. Тут культура традиционно находилась на задворках системы приоритетов, и это не вина конкретной действующей власти, так сложилось исторически. Мне кажется, что падение внимания к культуре наметилось сразу после 1945 г. Сталин кино любил и понимал его воспитательное значение, а после Победы внимание стало ослабевать, хорошие фильмы снимать перестали, потом начались процессы с писателями. Окончательно всё идеологически направленное искусство рухнуло в 1990-е годы. Сейчас начался период возрождения внимания к культуре, он непростой, но я глубоко убеждён, что критерием здорового общества и ярким показателем его развития является не экономика, а уровень культуры и образованности населения. Если привести в пример конкретные регионы, где оказывается существенная поддержка культуры, становится очевидным, что там ниже уровень и алкоголизма, и преступности.

Вторая тема, которая явно недооценивается: никто сейчас, кроме, пожалуй, военных историков, не помнит, как комплектовались римские легионы, а о Римской империи мы знаем и судим по Колизею, памятникам, шедеврам архитектуры и инженерного зодчества, произведениям искусства. Если мы хотим, чтобы о нас помнили будущие поколения, то мы должны восстанавливать храмы, ставить памятники, сохранять дворцы, пополнять коллекции, холить и лелеять наши музеи, театры, библиотеки.

— На указы Президента по оцифровке 10% выходящих в России книг ссылаются, пожалуй, на всех форумах, где речь заходит о перспективах библиотечного дела. Пока все эти книги можно увидеть только в стенах национальных библиотек. Собственно, это не совсем то, что планировалось изначально. Что дальше? Каков процесс дальнейшей организации доступа к данным коллекциям из других регионов?

— Это важный вопрос, по сути, речь идёт о том, чтобы появилась полноценная Национальная электронная библиотека, в которой все читатели имели бы доступ к оцифрованным книгам. Работы по созданию общероссийской системы доступа к НЭБ с 2013 г. являются частью мероприятий, входящих в ФЦП «Культура России (2012–2018 гг.)». Очевидно, что решение этого вопроса состоит из более мелких операционных задач. Прежде всего, нужна система приоритетов и критериев в оцифровке, знаю, есть проблемы с дублированием. Думаю, что вся эта деятельность требует существенной централизации с точки зрения и здравого смысла, и экономии бюджетных средств. Должно быть предусмотрено создание единого библиотечного портала, где каждый желающий не только в читальном зале библиотеки, как сейчас, но и в свободном доступе получил бы возможность пользоваться этими книгами. Готовых решений пока нет, это наша приоритетная задача на ближайшие два года, мы над этим работаем.

— Ещё один документ, широко обсуждаемый профессиональным сообществом, это ГК РФ. Один из самых острых вопросов – правовая культура, ответственность за размещение нелегального контента в Сети, защита авторского права. Кто, по Вашему мнению, должен нести ответственность за нелегальный контент в Сети?

— Я занимаю максимально радикальную позицию, потому что так называемая свобода распространения информации в Интернете убивает автора. Что касается ответственности за незаконное размещение контента в Сети, то считаю, она должна быть жёсткой для всех участников этого процесса. Нужно как минимум серьёзно штрафовать – и читателей, и провайдеров, и хостеров, и владельцев сайтов. Понимаете, становится невыгодно быть писателем: ты продашь 5 тыс. экземпляров своей книги, а ещё 50 тыс. у тебя украдут в Интернете. Книги находятся в бесплатном доступе, кто их будет после этого покупать, о какой мотивации автора идёт речь? Как заработать на кинопроизводстве, если деньги можно собрать только в течение первых двух недель проката, а потом всё это будет в торрентах в безобразном качестве? Приведу пример из собственного опыта: некоторые мои книги содержат множество ссылок и фотографий. Как Вы понимаете, в Интернете ничего подобного нет. Раньше в «Мифах о России» каждое новое издание перерабатывалось, уточнялось, дополнялось, ведь книга – это живой организм. В Интернете до сих пор висят версии без редакторской правки, кое-где даже без корректуры, т.е. человек фактически читает субпродукт.

Что касается деятельности ведомства в этом направлении, то Минкультуры России разработан проект федерального закона, направленный на пресечение нарушений авторских и смежных прав в Интернете и предусматривающий обязанность владельца сайта, позволяющего пользователям самостоятельно размещать музыку, фильмы и другой контент в социальных сетях, в течение суток с момента получения от правообладателя заявления о нарушении его авторских или смежных прав в связи с незаконным размещением произведения принять меры, направленные на прекращение нарушения интеллектуальных прав заявителя, в частности приостановить доступ, осуществляемый через Сеть к такой информации или блокировать её распространение. Указанный механизм аналогичен Закону об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA, США), который успешно используется с 1998 г. Подводя итог, повторюсь, с этим нужно бороться максимально жёстко. Все рассуждения о свободе в Интернете, которые декларируют некоторые представители Минкомсвязи России, интернет-операторы и прикормленная ими пресса, – от лукавого. Это называется воровством.

— А как обеспечить баланс интересов правообладателей и организаций, обеспечивающих оцифровку и сохранение национального достояния, доступ к образовательному и научному контенту? При каких условиях возможны исключения для библиотек?

— О библиотеках разговор отдельный. Здесь я поддерживаю представителей библиотечного сообщества в том, чтобы легальные читатели могли пользоваться легально приобретённым библиотекой контентом. Главное, обеспечить невозможность скачивания и дальнейшего распространения. Это преимущество для читателя (в том числе и удалённого – по PIN-кодам своего читательского билета), если у него есть защищённый интернет-доступ к фондам библиотеки.

— Как выстраивается российское присутствие и международное позиционирование страны в культуре сегодня?

— Я бы отметил крупные двусторонние проекты, такие как обменные Сезоны, Недели и Дни культуры, которые способствуют популяризации российской культуры и укреплению позитивного образа нашей страны за рубежом. К числу таких акций относятся «перекрёстный» Год Россия – Германия, который стартовал в июне 2012 г. и продолжается в 2013 г. уникальными совместными выставками, кинопрограммами и концертами, «перекрёстный» Год Россия – Нидерланды, открывшийся в марте 2013 г. в Амстердаме выставкой «Пётр Великий: вдохновенный царь» из собрания Государственного Эрмитажа. Осуществляется подготовка Года туризма с Италией, запланировано проведение обменных Сезонов культуры с Францией, Австрией и Швейцарией, Недель, Дней и фестивалей российской культуры в Италии, Швеции, Люксембурге, Латвии, Литве, Эстонии, Израиле, Китае, Индии, Иране, Лаосе, Тайланде, США, Кубе и других странах.

Важнейшим приоритетом является проведение мероприятий по сохранению и укреплению единого культурного пространства в странах СНГ. Предусмотрено существенное усиление работы по данному направлению.

Особое место в развитии международных культурных связей отводится Дням России в зарубежных странах с включением в них мероприятий духовного характера, подготовка и проведение которых осуществляются в тесном взаимодействии с МИД России, Россотрудничеством и Русской православной церковью. На 2013 г. намечено проведение Дней духовной культуры России в Белоруссии, Израиле, Литве и Эстонии.

— Серьёзные изменения ждут систему высшего образования, которые, безусловно, коснутся и высшей школы в культуре. Насколько известно, учреждения культуры (НИИ и вузы, признанные неэффективными осенью) получили отсрочку для выработки более конструктивных решений в части повышения собственной эффективности, чтобы к моменту формирования бюджета предложить стратегию своего дальнейшего развития. В каком ключе ведутся консультации сегодня?

— Мы в своё время высказали несогласие с оценкой экспертов Минобрнауки относительно критериев эффективности творческих вузов. Если говорить о наглядных примерах, то ГИТИС – вуз, построенный по принципу мастерской, т.е. мастер – актёр, режиссёр, оператор – учит небольшую группу. Поэтому соотношение количества преподавателей и студентов, стоимость обучения, площади аудиторий – совсем другие. То же самое в Художественной академии, Академии изобразительных искусств. Очевидно, что оценивать надо принципиально иным образом.

Вместе с тем мы проверили несколько вузов, где подходы Минобрнауки России и нашего профильного департамента примерно совпали. Пока мы не стали закрывать или перепрофилировать ни один из этих вузов. Мы дали им время исправиться и обратились к региональным властям, чтобы они помогли им, подписали соответствующие соглашения о выделении дополнительного финансирования на ремонт, на зарплаты преподавателей, предоставили дополнительные помещения, разместили платные заказы.

В итоге вузы, которые по результатам мониторинга, проводимого Минобрнауки России, были признаны неэффективными (Пермская государственная академия искусства и культуры, Екатеринбургский государственный театральный институт, Краснодарский государственный университет культуры и искусств, Арктический государственный институт искусств и культуры), в настоящее время разработали программы оптимизации деятельности, согласовав их с органами исполнительной власти регионов и Минкультуры России. Мы рассчитываем, что оптимизация образовательных учреждений позволит повысить качество подготовки специалистов в области культуры и искусства, расширить спектр научных исследований и разработок в интересах развития отрасли. Итогом принятых мер должно стать то, что при проведении последующих мониторингов деятельность наших образовательных учреждений получит позитивную оценку.

Работе над концепциями развития научно-исследовательских учреждений Минкультуры России предшествовали презентации институтов и обсуждение их деятельности на экспертной группе Общественного совета при Минкультуры России в течение осени 2012 г. В марте этого года НИИ представили проекты концепций развития и оптимизации деятельности. В них отражены приоритетные направления, поэтапные планы оптимизации структуры и увеличения заработной платы научных сотрудников до 2018 г. Концепции институтов в ближайшее время будут дорабатываться с учётом утверждённого приказом Минкультуры России от 15.05.2013 № 500 Плана мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки».

— С 1 сентября 2012 г. вступил в силу закон, о нецелесообразности и неэффективности которого говорят многие ведомства и сообщества, эксперты, начиная от детских психологов, заканчивая интернет-сообществом. Речь идёт о Федеральном законе от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Как ни странно, библиотек и книжников это коснулось ещё в более абсурдной степени, нежели тех, для кого документ и предназначался – сферы Интернета и телевидения. Закон действует уже полгода, а со стороны профильных ведомств «в поля» поступают исключительно рекомендации по его исполнению. Планирует ли Минкультуры России занять более жёсткую позицию в части подобного рода документов и внесения конструктивных поправок по его применению в части подведомственных ему организаций?

— Действительно, при разработке Закона не была учтена специфика работы российских библиотек, и наше ведомство получает сейчас немало обращений с просьбой разъяснить вопросы правоприменения ряда положений этого Закона. Минкультуры России были проведены совещания с представителями библиотечной отрасли, выявившие необходимость внесения в Закон изменений.

В отношении маркировки фондов, приобретённых до 1 сентября 2012 г., уже даны разъяснения Минкомсвязи России: эти издания маркировке не подлежат, так что вопросов относительно нанесения знаков информационной продукции на двухмиллиардный фонд более 40 тысяч отечественных библиотек уже не возникает. Если говорить о новых изданиях, то их должен маркировать издатель или распространитель.

Что же касается остальных вопросов, в том числе соблюдения требования Закона и удаления от детей запрещённой информационной продукции на расстояние в сто метров, то в настоящее время Нормативно-правовой департамент совместно с Департаментом науки и образования готовит соответствующий проект федерального закона, который позволит устранить проблемы, которые были выявлены в ходе правоприменения 436-ФЗ.

— В конце апреля был подписан указ об объявлении 2014 г. Годом культуры. Что Вы вкладываете в эту инициативу?

— Мы надеемся, что федеральные и региональные органы власти в этот год усилят внимание к сфере культуры и её финансирование. Сейчас формируется Оргкомитет Года культуры, будет предложен целый ряд мероприятий, мы постараемся пойти в регионы. Честно говоря, не хотелось бы в Год культуры всё свести к закладке ещё одной «Мариинки», а потом семь лет её строить. У нас таких фасадных, выставочных объектов предостаточно. Нам надо задуматься о людях, которые работают в культуре на территориях, тех же библиотекарях в областных центрах, муниципальных образованиях. Считаю необходимым существенным образом активизировать взаимодействие с региональными департаментами. С этой целью у нас образован Координационный совет по культуре, который я возглавляю, а членами Совета являются руководители органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере культуры. А ещё мы будем активнее выезжать в регионы. Практика проведения, например, выездных заседаний Совета доказала свою эффективность. Знакомясь с опытом работы и проблемами на местах, мы имеем реальную возможность на практике оценить работу ответственных лиц и принять конструктивные решения.

— Вы журналист, историк, автор, каковы творческие планы?

— Честно говоря – пока никаких. К сожалению, сегодня у меня нет ни времени, ни вдохновения.

— Каковы Ваши читательские предпочтения?

— Я читаю либо то, что полезно для работы, либо чтобы отдохнуть и отвлечься. В последнем случае предпочитаю что-то развлекательное, типа Б. Акунина, или книги по истории, истории культуры. А ещё для меня самого оказалось удивительным, что я стал читать то, к чему раньше никогда не обращался – письма и дневники классиков. У Льва Толстого потрясающе интересные дневники и переписка. В данный момент перечитываю «Анну Каренину», но здесь несколько иное, во-первых, интересно оценить произведение, которое как «женский роман» далось мне в школе с огромным трудом, а, во-вторых, перед просмотром недавно вышедшего в прокат фильма хотелось бы обновить представление о событиях и героях этого романа именно по книге.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 03.08.2017 Дата последнего изменения страницы: 03.08.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика