instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Директор Государственного литературного музея: "Мой любимый экспонат ― портфель Державина"

Директор Государственного литературного музея: "Мой любимый экспонат ― портфель Державина"

Директор Государственного литературного музея: "Мой любимый экспонат ― портфель Державина" 

Какие письма писал Грибоедов? Каким голосом говорил Алексей Толстой? Как рисовал Лермонтов? Ответы на эти вопросы есть в интернете, но в музее можно встретиться с классиками почти вживую. Сюжет «ТД» о литературной Москве завершает беседа с директором Государственного литературного музея Дмитрием Баком.

Дмитрий Петрович Бак родился в 1961 году в Камчатской области. Окончил филологический факультет Черновицкого университета в 1983 году, с того же времени преподаёт в вузах. В 1991 году пришёл в Российский государственный гуманитарный университет, с 2003 г.— директор Центра новейшей русской литературы, с 2008 г.― заведующий кафедрой истории русской литературы новейшего времени Института филологии и истории РГГУ. Кандидат филологических наук, профессор. С 2013 г.― директор Государственного литературного музея.

― Дмитрий Петрович, сегодня благодаря интернету можно увидеть, как выглядел человек, где жил, что создал. Есть целые виртуальные экспозиции, посвящённые людям и событиям. Для чего нужны «традиционные» музеи, не потеряли ли люди интерес к этим «хранилищам истории»?

― Конечно, вы правы. Но притягательность копии всё же не всесильна. Можно сказать наоборот: тяга к оригиналу, подлинной вещи никуда не ушла, хотя и стала достоянием сравнительно немногих. Это обычный процесс в культуре. После появления цифровых форматов звукозаписи виниловые пластинки временно оказались в загоне. Однако посмотрите, какой сейчас бум их популярности. Копии предназначены для повседневного массового использования, их можно применять как краткое содержание литературного шедевра ― для быстрой справки о том, что, условно говоря, происходило в третьей главе четвёртой части романа. Неторопливое приобщение к ауре подлинника ничто и никогда не заменит. Вместе с тем музей должен ориентироваться на разные группы посетителей, не только на узкий круг ценителей раритетов, поэтому уместно использовать цифровые технологии, только обязательно в своём месте в своё время.

― Какие новые форматы и технологии использует музей в работе?

― Как ни странно, одной из «новых технологий» является встреча с современными литературами. Это ведь тоже своего рода способ приобщения к подлинникам! Кстати, все эти вечера, встречи, презентации тщательно документируются. Представляете, какую ценность эти записи приобретут через несколько десятилетий?! Что же касается информационных технологий, то они, как уже сказано, должны быть использованы с учетом конкретных особенностей конкретных экспозиций. Возьмём, скажем, один из наших отделов ― Информационно-культурный центр «Музей А.И. Солженицына» в Кисловодске. Это дом, в котором писатель родился и прожил до шести лет, поэтому никаких мемориальных предметов из его обихода, конечно, сохраниться не могло. Для посетителей приготовлены разнообразные способы работы с электронным контентом.

― Кто ваши посетители? Это в основном образованная публика, или среди них много рядовых, «простых» людей? Они приходят к вам по работе, из научного интереса или «для души»?

― В музей приходят разные люди, в том числе и совершенно «простые», не обремененные «научными интересами». Скажу вам больше, даже я сам иной раз превращаюсь в такого человека: иду по какому-нибудь переулочку и вижу ― музей-квартира, раньше не замечал, как не зайти?

― Молодёжь труднее или легче заинтересовать новыми выставками? Как вы привлекаете эту часть аудитории?

― Смотря что понимать под молодёжью. Конечно, продвинутая интеллектуальная часть молодых людей скорее придёт на какие-нибудь современные по формату мероприятия ― фестивали, например. Но мы в нашей работе стараемся совмещать традиционное и новое. При всех крупных выставках планируется целая линейка специально приуроченных к ней мероприятий. Кто-то приходит на одноразовую акцию, а заодно познакомиться и с выставкой.

 ― Вы литературный критик и преподаватель с большим стажем. Согласны, что современные студенты почти не читают книг? Как можно изменить ситуацию?

― Это смотря что понимать под чтением! Да, бумажных книг, академических, комментированных изданий студенты читают меньше. Но делать поверхностное обобщение о том, что «молодёжь плоха», а «в наше время лучше было» ― не моя специальность. Доля читающих в сравнении с советским временем осталась примерно та же. Другое дело ― качество чтения. Привитая интернетом привычка к краткости текстов сильно препятствует пониманию серьёзной литературы.

― Кто из русских классиков наиболее близок и созвучен сегодняшним молодым людям и почему?

― Здесь не скажу ничего нового ― в России есть три главных писателя: Достоевский, Толстой, Чехов.

― В Москве (особенно в сравнении с другими городами России) очень много музеев, посвящённых писателям. Есть ли, на ваш взгляд, выдающиеся авторы, у которых до сих пор незаслуженно нет музея? И те, кому, наоборот, уделяется слишком много внимания?

― Не готов ответить на вопрос о том, кому из писателей уделяется слишком много внимания ― много внимания не бывает! Другое дело, что существует много музеев, посвященных тем литераторам, которые в советское время считались передовыми и прогрессивными. О них сейчас нужно говорить иначе, это трудная задача, не все с ней справляются. На первую часть вашего вопроса ответ совершенно ясен ― абсолютно вопиющим является факт отсутствия музея Осипа Мандельштама.

― Вы возглавляете Государственный литературный музей с 2013 года. Что считаете самым большим достижением за этот период? Какие интересные экспонаты пополнили фонды музея за последнее время?

― Затруднился бы назвать одно самое главное достижение, их много. Как, впрочем, и недостатков. Среди наших успехов упомяну об открытии уже упоминавшегося музейного центра Солженицына, а также реэкспозицию домов-музеев М.Ю. Лермонтова и М.М. Пришвина.

― У вас есть любимые экспонаты? Пожалуйста, расскажите о них.

― Любимых экспонатов множество, назову один, почти наугад. Это деловой портфель Державина. Он ведь был не только гениальным поэтом, но и министром. Этот экспонат напоминает о необходимости гармонично совмещать внимание к вечным ценностям и грамотное управление сложной организацией.

― Каковы планы музея на 2017 год? Какие выставки и мероприятия вы готовитесь показать своим гостям?

― В 2017 году нас ждут многие замечательные события. Из выставок можно назвать юбилейную экспозицию к 125-летию Марины Цветаевой, выставочный проект «Литературная Атлантида» о московских литературных кафе 1990-2000-х годов. Ну, и конечно, для нас очень важно, что в этом году начнется реализация масштабного германско-швейцарско-русского проекта «Рильке и Россия».

Беседовала Лада Серебрянник

вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.10.2016 Дата последнего изменения страницы: 06.10.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Яндекс.Метрика