instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

230 лет со дня рождения Шейха Кунта-Х. Кишиева

230 лет со дня рождения Шейха Кунта-Х. Кишиева

Регион: Чеченская Республика

Категория: Репортажи

Сегодня отмечая 230-летие Дня рождения почитаемого Шейха эвлия-устаза Кунта-Хаджи Кишиева сотрудниками Аргунского музея-заповедника проведена тематическая лекция совместно с учреждениями Республиканского Центра Культуры и Искусств.

Мулла Министерства культуры ЧР – Ризван Эхаев рассказал о жизни эвлия-устаза Кунта-Хаджи Кишиева и о основах, которыми руководствовался Шейх в своих проповедях:

· богоугодные дела;

· отсутствие излишеств;

· чистота помыслов;

· скромность.

Интересные факты из жизни Шейха, сущность его учения и мировоззрения не оставляют равнодушным даже самых искушенных слушателей. Актуальность таких встреч особенно заметна сегодня на фоне жутких войн и кризисов:

* * *

У нас и в веке золотом

шумит больших эмоций вьюга:

Народ и власть едины в том,

что склонны обвинять друг друга.

* * *

Правильный путь есть не что иное, как полезное религиозное знание и праведные дела, а призывающим к правильному пути является каждый из передающих знание или направляющих искателей знания на такой путь, следуя которому они смогут приобрести его.

Кунта родился в селе Исти-Су в конце XVIII века, предположительно в 1786 году, затем родители переехали в Иласхан-Юрт. Отец андиец, его звали Киши (имя Киши переводится как «мужчина» с кумыкского языка), мать чеченка Хедой. По преданию он рос тихим ребёнком, любил уединение. Обучался арабскому, с юности стал исполнять зикр – но это лишь предположения. Зикр, слова зикра пришли к нему не в детстве. В 18 лет Кунта по одним данным ушел в хадж,по другим остановился в Ираке, во время которого вступил в суфийский орден Кадирия.

Однако его проповедь продолжалась недолго. Российская власть испугалась растущего влияния святого, усмотрев в объединении суфиев зёрна сопротивления. Начальник Терской области Лорис-Меликов писал: «Учение зикр служит лучшим средством народного соединения, ожидающего только благоприятного времени для фанатического пробуждения отдохнувших сил». Хотя, по донесению русского офицера А. П. Ипполитова, движение «ограничивалось изустным лишь чтением молитв, наставлениями не только безвредными, но и весьма нравственными, так, что в сущности, оно скорее могло принести пользу, нежели быть в каком-либо отношении опасным».

Позже и сам Лорис-Меликов изменил своё мнение. Тем не менее, 3 января 1864 года по доносу ортодоксальных мулл и личному распоряжению великого князя Михаила Романова Кунта-Хаджи вместе с ближайшими мюридами был арестован. Из тюрьмы он сразу написал письмо последователям с просьбой не предпринимать никаких насильственных действий. На этапе Кунта-Хаджи был разлучен со своими мюридами (среди которых был его брат Мовсар) и один направлен на вечную ссылку в город Устюжна Новгородской губернии. Оттуда Кунта-Хаджи писал своей семье полные смирения письма, которые не дошли до адресатов, но сохранились в новгородских архивах.

Арест духовного пастыря вызвал у людей панику. Будь это другой шейх, чеченцы подняли бы восстание и отомстили властям, но Кунта-Хаджи учил их отказаться от насилия. Несколько тысяч мюридов, в том числе женщины, собравшись в Шали, потребовали его освобождения, а затем, побросав огнестрельное оружие, с одними кинжалами направились на позиции царских войск. Пошел слух, что оружие русских не выстрелит, поскольку устаз-чудотворец наполнил его водой. Когда толпа подошла к шеренгам на расстояние 30 сажень, она была расстреляна ружейными залпами и картечью, погибло около 400 человек.

После шалинской трагедии движение зикристов было запрещено и ушло в подполье, где стало бурно расширяться. При этом в нём действительно стала нарастать политическая, антироссийская направленность, к движению примкнули многие абреки, использовавшие зикристское подполье для своей борьбы. А мистицизм, ненасилие и любовь ко всему живому постепенно выхолостились. В результате вскоре, по иронии судьбы, кунта-хаджинцы превратились в самый воинственный чеченский вирд. Просуществовав в подполье до новейшего времени, он, в частности, играл большую роль в приходе к власти Дудаева и первой чеченской войне.

В кунтахаджинском вирде сохранилась особая роль клятвы верности мюрида устазу и сплоченность членов братства. При этом сохранялись демократические принципы, допускающие участие в зикре женщин и даже иноверцев. В каждой кадирийской общине есть организатор-староста (туркх). На нём лежат обязанности организовывать регулярные зикры. Они также проводятся как часть поминального обряда. В круговом молении зикре туркх с посохом движется по внешнему краю круга. В центре круга никто не должен находиться – там присутствует божественная сила. Члены братства спаяны моральной поддержкой.

Авторитет Кунта-Хаджи закрепил институт устазов, которые стали для чеченцев гораздо большим, чем просто суфийские шейхи. Устаз стал восприниматься как всенародный лидер, духовный пастырь, нравственный авторитет во всех спорах. Изначально кадирийской традиции шейх несёт перед Богом всю ответственность за поведение своего мюрида. Эта позиция устаза близка к традиционному вайнахскому институту конахства, «рыцарства», воспеваемого в исторических песнях. Издревле мужчина или женщина могли своим волевым решением принять на себя особые обязанности ради блага общества. В институте конахства различалось три восходящие ранговые ступени: на первой человек брал на себя обязанности защищать детей и женщин, на второй – жителей своего села, на третьей – всех обитателей Чечни. Кунта-Хаджи был не первым чеченским устазом (до него были Шейх Мансур и Ташо-Ходжи) но после Кунта-Хаджи чеченцы уже нуждались в устазах – и разные чеченские шейхи претендовали на это звание. Немногие, например, последние устазы Дени и Баудин Арсановы, действительно были всенародными авторитетами. После смерти Баудина в 1962 году устазов в Чечне не было, но потребность в них – по-прежнему часть чеченской культуры. Проповедь Кунта-Хаджи – наверняка, центральное её событие, оказавшее решающее влияние на судьбу ислама среди вайнахов (например, ингуши до появления Кунта-Хаджи всячески сопротивлялись принятию ислама).

вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.04.2017 Дата последнего изменения страницы: 24.05.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Яндекс.Метрика