instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Кадеты Горного корпуса. Азовский А.

Кадеты Горного корпуса. Азовский А.

Регион: Удмуртская Республика

Категория: Научная статья

Этот исторический очерк поначалу имел другое, несколько необычное для современного читателя название: «Хребта Уральского кадеты».

Звучное определение «Хребта Уральского…» уводит нас в век ХVIII, в эпоху зарождения горного дела и металлургического производства на Урале. Просматривая в архиве пухлые папки фондов Ижевского оружейного завода, одного из старейших в России, я наткнулся на следующую запись: «…в 1825 году генерал Нератов с наряженною по распоряжению Министра Финансов Комиссией находился на Горных Хребта Уральского заводах для осмотра и окончательной отделки артиллерийских снарядов». Не чужды были наши предки в те суровые времена чувству прекрасного. Насколько суше и скучнее звучит одно из нынешних определений этого региона: «Между Волгой и Уралом».

Рудники, металлургические заводы, оружейные мастерские, достаточно простые с точки зрения современного человека, на самом деле были сложными инженерными сооружениями. Одним из главных условий для возникновения любого производства в ту эпоху было наличие воды, недаром стоимость плотины, превращающей речушку в громадный заводской пруд, составляла чуть ли не половину расходов на строительство завода.

День и ночь вращались громадные водяные колеса, передавая энергию падающей воды через хитроумные валы и ременные передачи на водоотливные насосы, воздуходувки домен, кузнечные молоты и разнообразные станки. Без специальной подготовки управлять этим сложным и капризным хозяйством было затруднительно. Поначалу эти многотрудные обязанности возлагались на заводского архитектора. Он отвечал за проектирование, строительство и эксплуатацию не только зданий заводских цехов, но и всех машин и механизмов. Недаром, судя по документам, должность архитектора стояла в штатном расписании завода сразу же вслед за директорской должностью. Исходя из разнообразия выполняемых архитектором задач, можно с небольшой натяжкой сказать, что на любом уральском заводе был свой «Леонардо».

Горнозаводское дело, особенно на Урале, во многом определяло уровень развития вооружения русской армии. Нельзя представить без уральской стали наши победы над турками, французами, немцами. Прогресс науки и техники требовал привлечения в горнозаводскую отрасль большого числа квалифицированных специалистов, в первую очередь горных инженеров.

Некоторые шаги в решении этой проблемы наблюдались еще в 1721 году. Известный горный деятель В. Н. Татищев организовал при подчиненных ему казенных заводах школы, в том числе одну горную. К середине века на Урале работали две горные школы: на Уктусском заводе и в Кунгуре. Этого было недостаточно. Приглашение иностранных специалистов обходилось казне чрезвычайно дорого, да частенько они и не обладали необходимыми познаниями.

В 1752 году Берг-коллегия обратилась в Сенат с просьбой прислать ей из артиллерийской и инженерной школ (с 1762 года – Артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус) для обучения горному делу дворянских детей, которые знали бы арифметику, геометрию и тригонометрию.

Сенат разрешил ежегодно посылать двадцать воспитанников военных училищ для обучения их на уральских заводах горнозаводскому делу. Успешно освоившим курс специальных предметов выдавался диплом горного инженера.

Конечно, таким образом проблему горного образования решить было нельзя, тем более что на Урал из военных школ посылались не самые лучшие воспитанники.

Остро встал вопрос об открытии специального учебного заведения. Берг-коллегия обратилась к Екатерине II с ходатайством об учреждении Горного кадетского корпуса в Санкт-Петербурге. Был разработан проект устава, штат, программа обучения. На первых порах предполагалось обучать сто воспитанников.

В результате 21 октября 1773 года Екатерина II подписывает указ об учреждении горного училища. Во вступительной части указа императрицы говорилось: «Для проведения в настоящее состояние металлургических и минеральных заводов и для получения от них сугубой пользы недоставало только потребными сведениями снабженных людей, Е.И.В. радетельного отечества мать, в совершении намерения сего в 21 день октября 1773 года… решила учредить Горное училище под ведомством главного Берг-коллегии командира».

Принятое государыней решение не в полной мере соответствовало планам Берг-коллегии. Новое учебное заведение назвали Горным училищем, а не корпусом, что свидетельствовало о более низком его статуте. И дело было не только в названии. Новому учебному заведению предоставили более узкие права, чем те, которые предлагала Берг-коллегия. Штат учащихся был сокращен до пятидесяти человек.

Первый набор состоял из двадцати трех учеников. Часть из них была переведена из Московского университета (им в течение трех лет преподавали специальные дисциплины). Первый, досрочный, выпуск состоялся в 1776 году. В том же году во вновь открытые классы гимназического профиля стали поступать малолетние ученики.

Первый директор училища М. Ф. Соймонов пригласил замечательных преподавателей: химию и металлургию вел М. В. Севергин, физику, минералогию, горное искусство – И. М. Ренованц, иностранные языки – баснописец И. И. Хемницер. Некоторые предметы читались на немецком языке. В 1773 году в училище был основан горный музей. Вскоре при нем был построен примерный рудник для практических занятий учащихся.

Ученикам Горного училища была установлена специальная форма: красный (свидетельство о принадлежности к горному ведомству) кафтан с медными пуговицами, белые панталоны и черная треуголка с серебряным галуном.

Высшие круги Петербурга на первых порах к училищу относились с высокомерием. Титулованная знать тянулась на Урал, скупала заводы и земли, но заниматься горным делом предоставляла людям низших сословий. Только через три десятка лет, когда училище было преобразовано в Горный кадетский корпус, попасть, к примеру, на выпускные экзамены стало весьма престижным делом. Даже Василий Андреевич Жуковский, человек далекий от горного дела, после выпускного акта в Царскосельском лицее мог поехать в Горный корпус послушать выступления новых Ломоносовых.

Это произойдет еще не скоро. А весной 1787 года порог Горного училища переступил питомец Тобольской семинарии, философии ученик Андрей Дерябин.

В 1811 году оберберггауптман 4-го класса (генерал-майор горного ведомства) – директор Горного департамента Андрей Федорович Дерябин – станет одновременно и директором Горного кадетского корпуса. Деяниями своими во благо отчизны А. Ф. Дерябин заслужил искреннюю благодарность потомков.


А. Ф. Дерябин родился 2 октября 1770 года в приуральском селе Дерябинское, Верхнетуринского округа в семье диакона. В 13 лет мальчика отвезли в Тобольскую духовную семинарию. Успешно проучившись до предпоследнего класса, Андрей решает уйти из семинарии. Он никогда не стыдился своего духовного сословия, отличался искренней набожностью, но врожденная любовь к точным наукам, влечение к познанию природы заставили юного семинариста выбрать светское образование.

Аттестат за подписью ректора семинарии подтверждал, что Андрей Дерябин «…пять лет обучался латинскому диалекту, проходил классы по философии… и обучался истории и географии. Жития честного и ни в чем не подозрительного».

Добравшись до Петербурга, Дерябин узнает, что набор в Медико-хирургическую академию, где он надеялся держать экзамен, уже закончен. Наверное, в эти дни медицинская наука лишилась будущего светила учитывая характер и великолепные способности юного семинариста.

Но наука горная выведет Дерябина на немыслимые высоты. Всего за четырнадцать лет он пройдет путь от воспитанника Горного училища до генеральского чина оберберггауптмана 5-го класса, что по Табели о рангах приравнивалось к чину статского советника. И карьера сделана без какой-либо помощи и протекции родственников и знакомых. Вспомним, отец – сельский диакон.

В 1787 году приказом директора Горного училища генерал-майора П. А. Соймонова Андрей Дерябин зачислен в число воспитанников.

С отличием закончив курс наук, Дерябин в двадцать лет получает чин старшего шихмейстера, комиссара (чин 14-го класса) и направляется в Сибирь, на Нерчинские рудники. За несколько лет работы А. Ф.Дерябин сумел утвердиться как знающий и деятельный горный инженер.

В 1796 году управитель Нерчинских заводов выходит с ходатайством перед Берг-коллегией: «Отправить его (Дерябина) за счет правительства для обозрения немецких, французских и английских рудников, горных заводов и фабрик». Дерябин во время стажировки подолгу живет в Германии, Австрии, Франции, Англии; чередует дни напряженной работы в библиотеках и музеях с изучением рудников, фабрик, мануфактур. В Санкт-Петербург он вернется только в 1799 году, в совершенстве овладев несколькими иностранными языками.

Устройство паровой машины для чеканки монет, выделка стали тигельным методом, получение тонких листов из меди и свинца – многое впитывал пытливый ум уральца во время заграничных вояжей. Часть из этих новинок А. Ф. Дерябин внедрил впоследствии на подчиненных ему заводах.

В зарубежных поездках им собрана богатая коллекция минералов и полезных ископаемых – более 3000 образцов! Все они были систематизированы, детально описаны и переданы в музей родного Горного училища.

Из толкового горного инженера, коих насчитывался не один десяток, за несколько лет А. Ф. Дерябин превратился в энциклопедически образованного человека, способного решать серьезные, масштабные задачи в преобразовании горнозаводского дела.

По приезде в Россию А. Ф. Дерябин был введен в число членов Берг-коллегии. А в последний день 1801 года получил «генеральский» чин и должность Главного начальника Пермского и Гороблагодатского горных округов. Практически все казенные рудники и заводы «Хребта Уральского» перешли под начало А. Ф. Дерябина.

Оберберггауптман Дерябин возвращается в родные места, где судьбой ему было уготовано совершить главное дело своей жизни – основать на реке Иж, притоке полноводной Камы, новый оружейный завод.

Россия готовилась к войне с Наполеоном. Увеличивалась численность регулярных войск, полным ходом шла так называемая «аракчеевская» реформа артиллерии, открывались новые военно-учебные заведения.

Сестрорецкий и Тульский оружейные заводы находились в западной части Российской империи и в случае неудачного исхода боевых действий могли стать добычей неприятеля. Возникла насущная необходимость строительства нового оружейного завода вдали от западных границ.

Из многочисленных уральских поселков-заводов Дерябин остановил свой выбор на железоделательном заводе, основанном в 1760 году графом П. И. Шуваловым.

Большой пруд с зеркалом воды в несколько квадратных километров, нетронутые лесные массивы, наличие качественного металла – все это позволило ему в начале 1807 года представить Александру I подробный проект устройства оружейного завода на Иже.

Высочайший указ от 20 февраля 1807 года правительствующему Сенату гласил: «Поручить оберберггауптману 4-го класса Дерябину строить новый оружейный завод на реке Каме, для выделки от 50 до 70 тысяч холодного и огнестрельного оружия».

Кстати, символично, что в марте того же года Александр I своим указом учреждает в Санкт-Петербурге новое военно-учебное заведение – Волонтерский корпус (через год преобразованный в Дворянский полк).

В 2007 году и Ижевский оружейный завод, и Кадетский ракетно-артиллерийский корпус (преемник Дворянского полка) отметили двухсотлетние юбилеи со дня основания. Далеко не каждое повеление императора давало жизнь проектам, успешно действующим на пользу отечества сотни лет.

Проект оружейного завода поражал своей масштабностью и передовой по тем временам технологией. В помощь себе Дерябин привлекает молодого архитектора Семена Дудина, талантливого ученика знаменитого зодчего А. Д. Захарова.


Грандиозное здание оружейного завода длиною 350 метров венчала пятидесятиметровая башня-колокольня. Это был первый в России многоэтажный производственный корпус.

В том же 1807 году с Пермских заводов на Иж прибывает первая партия из двухсот рекрутов военного департамента, появляются и первые иностранные мастера.

Уже в следующем году строящийся завод начал выпуск оружия. (Через 140 лет в Ижевске соберут первую партию автомата, сконструированного мало кому тогда известным сержантом Михаилом Калашниковым – легендарный АК-47).

В 1810 году А. Ф. Дерябин отбывает в северную столицу, где его назначают директором Берг-коллегии – это первое лицо в горной иерархии. Весьма удачно складывалась карьера уральского самородка! Стоит напомнить, что всего за одиннадцать лет он прошагал десять ступенек вверх по такой непростой и скользкой дороге – Табели о рангах. Случай удивительный, но вполне заслуженный этим человеком.

По своей новой должности А. Ф. Дерябин стал одновременно и директором Горного кадетского корпуса. Он прекрасно понимал значение полноценного воспитания и образования специалистов для воплощения задуманных им преобразований в оружейном производстве и горном деле.

Еще в 1804 году по предложению Дерябина Горное училище все же было преобразовано в Горный кадетский корпус. Соответственно изменился внутренний распорядок жизни, расширился круг изучаемых предметов. Заметно вырос авторитет горных инженеров. Возглавив корпус, Дерябин много сделал для улучшения учебного процесса. Кадеты старших курсов получили возможность участвовать в экспедициях по Уралу и Сибири. Коллекция минералов, основу которой положил сам Дерябин, вскоре превысила 50000 экземпляров.

При Дерябине Горный корпус получил новое прекрасное здание. Архитектор Воронихин удачно объединил три первоначальные постройки главным корпусом с дорической колоннадой. Удивительно гармоничное здание, выдержанное в классическом стиле, оказалось подлинным шедевром зодчества. По бокам лестницы, ведущей к колоннаде, были установлены две монументальные скульптуры: одна – сражение Геркулеса с сыном земли Антеем, другая – похищение Прозерпины (богини, олицетворяющей силу земли) владыкой земных недр Плутоном. Со сводчатого потолка на массивной бронзовой цепи спускался хрустальный фонарь над парадной лестницей. Без Горного корпуса уже не представляется южная набережная Васильевского острова.

Руководя Горным кадетским корпусом, А. Ф. Дерябин с особым вниманием следил за успехами своих воспитанников-уральцев. На судьбах двоих из них мы остановимся ниже. (Илья Чайковский и Павел Аносов с медалями окончат корпус и впоследствии нагонят своего наставника в звании – станут генерал-майорами Корпуса горных инженеров.)

По не выясненным до конца причинам, А. Ф. Дерябин попал в опалу: в 1817 году был подписан указ о его отставке. Кадеты, чиновники, преподаватели корпуса тепло простились со своим директором. Они ему на память преподнесли большую серебряную вазу по типу античных. Дерябин уехал в Гомель управляющим на фабрики графа Н. П. Румянцева. Через три года его не стало.

В 1833 году Горный кадетский корпус был реорганизован, на этот раз в Горный институт имени императрицы Екатерины II. Напомним, что именно Екатерина II в 1773 году основала Горное училище.

Портрет Дерябина как одного из директоров кадетского корпуса и поныне украшает конференц-зал Горной академии в Санкт-Петербурге. Андрей Федорович изображен на нем в темно-синем горном мундире с алой лентой и звездой ордена Анны I степени.

На набережной Ижевского пруда к столетию оружейного завода был установлен бронзовый бюст оберберггауптмана Дерябина, расположенный напротив башни главного заводского корпуса.

Всего с момента открытия Горного училища и до 1917 года с Васильевского острова ушли в большую жизнь более трех тысяч горных инженеров. Многие из них внесли заметный вклад в развитие горного дела, добились значимых результатов в смежных отраслях науки и техники.

В 1810 году порог Горного кадетского корпуса перешагнул невысокий для своего возраста десятилетний мальчик Павел Аносов. Он родился в Санкт-Петербурге в семье горного чиновника незначительного ранга. Рано оставшись без родителей, Павел несколько лет провел на Урале у деда, Льва Сабакина, который служил механиком на Камско-Воткинских заводах. Дед и устроил Павла, не без помощи Дерябина, в корпус на казенный кошт – за счет «Хребта Уральского».

К моменту поступления Аносова корпус уже приобрел все характерные черты закрытого военно-учебного заведения. Сформировалась программа занятий. В частности в курс наук, преподававшихся в корпусе, были введены, кроме общеобразовательных и технических дисциплин, поэзия, мифология, древние языки. Кроме того, кадетов, как принято было в ту эпоху, обучали пению, музыке, фехтованию.

Кстати, Аносов, будучи необычайно ловким, быстрым, стал среди сверстников одним из лучших фехтовальщиков.

Горный кадетский корпус подчинялся Департаменту горных и соляных дел Министерства финансов. К моменту вступления А. Ф. Дерябина в должность директора корпуса административный состав заведения выглядел так: командир корпуса, его заместитель – начальник учебной части, маркшейдер – инспектор классов, дежурные офицеры, воспитатели, унтер-офицеры, старшие по дортуарам. В корпус принимались дети дворян в возрасте от 8 до 16 лет. Все воспитанники жили при корпусе и делились на государственных (заводских) стипендиатов и своекоштных – плативших за учебу 400 рублей в год.

Внутренний распорядок в корпусе был весьма суровым. Маркшейдеру предписывалось «иметь надзор и строгое наблюдение:

1. Чтобы все воспитанники ложились спать не позднее 11 часов и к тому времени свечи все должны быть погашены.

2. Чтобы при звоне колокольчика в 6 часов утра все воспитанники должны встать с постели и в течение одного часа умылись, оделись, были на молитве и получили завтрак.

3. Чтобы в 8 часов занимались выучиванием уроков.

4. Чтобы по пробитию звонка немедленно дежурным офицером и унтер-офицерами в надлежащем порядке были отведены в классы.

5. Чтобы в классное время никто по камерам и коридорам не шатался.

6. Небытность гувернеров при воспитанниках в назначенное время показывать в ежедневных рапортах.

7. Все казенные вещи у воспитанников отбирать в резерв и при надобности выдавать по распоряжению маркшейдера.

8. Потеря или пропажа у воспитанников книг, тетрадей и других вещей обыскивать без малейшего промедления и с возможной строгостью.

9. Господам дежурным обер и унтер-офицерам, а также гувернерам, старшим в комнатах строжайше подтвердить, чтобы они всемерно прилагали старание, неблагопристойные поступки воспитанников исправлять добрыми советами и нравоучением.

10. О всех неблагопристойных проступках воспитанников г. маркшейдер и гг. дежурные офицеры имеют доносить г. Командиру ежедневно не позднее 9 часов утра».

Здесь и предстояло семь лет учиться Павлу Аносову. Вместе с другими новичками он прошел медицинскую комиссию, сдал не очень сложные вступительные экзамены и, в конце концов, попал в цейхгауз. Каптенармус подогнал ему повседневную одежду: однобортный сюртук до колен из серого сукна с черным воротником и обтянутыми сукном пуговицами, жилет из черного сукна, серые штаны до колен, галстук, белые чулки и кожаные башмаки. Это была повседневная форма воспитанников Горного корпуса.

Затем новоиспеченных кадетов развели по дортуарам – большим и мрачным комнатам. Между одинаково заправленными железными койками стояли шкафчики, а середину комнаты занимал стол, вокруг него – табуреты.

Для Павла наступила новая жизнь, не очень сладкая, лишенная домашнего тепла. Но, с другой стороны, у сироты появился реальный шанс получить прекрасное образование и заняться в дальнейшем интересным, увлекательным делом. И свой шанс Аносов не упустил.

Через год в Горный корпус был зачислен Илья Чайковский, младший сын городничего города Слободского, что в Вятской губернии. Он был на несколько лет старше Аносова, но тот на правах «старожила» помог приятелю привыкнуть к кадетским порядкам.

Мальчики хорошо знали друг друга по Воткинску. К моменту поступления в корпус Илья окончил Вятское народное училище, успел поработать на Воткинском и Ижевском заводах. На Ижевском заводе юноша трудился копиистом под непосредственным руководством А. Ф. Дерябина. Илья даже получил крохотный чин унтер-шихмейстера 2-го класса.

До самого выпуска из корпуса, последовавшего в 1817 году, друзья были неразлучны.

Павел обладал прекрасной памятью, учился легко, но неровно. Оценка знаний кадетов проводилась в то время по стобалльной системе. Ученики делились на «очень хороших» (100-90 баллов) и по понижающей – до «слабых» (ниже 20 баллов). В классном журнале против фамилии Аносова подчас можно было увидеть замысловатую формулу вроде 95:5. Эта двойная отметка «свидетельствовала», с одной стороны, о блестящих способностях Павла, а с другой – о том, что по неинтересному предмету он мог получить самую низкую оценку. Иногда в наказание Аносову приходилось усаживаться за штрафной стол.

Особый интерес в старших классах возник у Павла к металлургии. Он часами изучал в музее корпуса разнообразные изделия, сотворенные руками уральских умельцев: каслинское чугунное фасонное литье, алапаевское кровельное и шинное железо, златоустовские кованые решетки. В коллекции корпуса было много образцов холодного оружия, особенно с Востока. Павла завораживали причудливые переливающиеся узоры булатных клинков. Из-за своего увлечения Аносов однажды чуть было не попал под кадетские розги.

Как-то ночью он пробрался к заветным витринам, зажег свечу и долго не мог вырваться из плена этих восхитительных сабель. Незаметно он опустился в кресло и задремал. Проснулся Павел от шума, поднятого служителем. Проступок кадета бал весьма серьезен. Инспектор классов, нелюбимый кадетами немец Остермейер, требовал для Аносова «высшей» меры – порки. От розог Павла спас Дерябин. Увлечение будущей профессией стоит только приветствовать, это не повод для наказания, рассудил директор. А инспектору и служителям Дерябин строго указал за упущение.

Как и в других корпусах, в Горном воспитание кадетов проводилось испытанным методом кнута и пряника. Для поощрения воспитанников существовало много разнообразных наград: походы в театры, выход в город, на каток, награждение книгами, благодарность в приказе и т.д. Но и наказаний существовало не меньше. В правилах внутреннего распорядка корпуса было записано: «…наказание воспитанников, заслуженное ими нерадением к учению, худым поведением, неопрятностью и другими недобрыми качествами, состоит обыкновенно в посажении их за штрафной стол, в лишении прогулок и других удовольствий. К телесному же наказанию прибегают только в крайних случаях, как к последнему уже средству».

Илья Чайковский был кадетом прилежным и дисциплинированным. Учился он весьма успешно, поэтому серьезным наказаниям в корпусе не подвергался. Успевал Чайковский заниматься и изящными искусствами, освоил игру на флейте.

По учебному плану кадеты старших классов в обязательном порядке участвовали в экскурсиях по промышленным предприятиям Петербурга, чтобы ознакомиться с технологией производства, станками и машинами. Они посещали Монетный двор, Ижорский металлургический и судостроительный завод в Колпино. В сентябре 1815 года Илья Чайковский и Павел Аносов вместе с другими кадетами осматривали первый русский пароход «Елизавета» и наблюдали с берега за его ходовыми испытаниями в бассейне у Таврического дворца.

Ежегодно в корпусе за хорошую учебу и образцовое поведение 9 кадетов производились в унтер-офицеры. Попасть в это число было очень непросто. Приказом по Горному корпусу от 12 октября 1816 года такой чести были удостоены Илья Чайковский и Павел Аносов.

Осенью 1817 года наши выпускники последний раз на публичный экзамен облачились в парадную форму: синий однобортный мундир с длинными фалдами и медными пуговицами, ворот и обшлага мундира черного сукна с красной выпушкой, белые в обтяжку суконные панталоны, высокие сапоги и треуголку.

По итогам экзаменов Павел Аносов был удостоен большой золотой медали, а Илья Чайковский – большой серебряной.

Какие же знания приобрели кадеты за семь лет учебы в корпусе? Приведем аттестат, выданный Илье Чайковскому по окончании корпуса: «Воспитывавшемуся в Горном кадетском корпусе в числе штатных кадетов унтер-офицеру Илье Чайковскому в том, что он по представленному при определении его в корпус свидетельству есть сын надворного советника, от роду имеет 23 года, определен в Горный кадетский корпус 2 апреля 1811 года, поступил в нижние классы, потом перешел в средние и верхние, обучался в оных с успехами отличными: в технологии, физике, политической экономике, естественному, римскому и уголовному правам.

Весьма хорошие: геогнозия, ориктогнозия, пробирное искусство, металлургия, по горному и маркшейдерскому искусству, горной механике, астрономии, алгебре, геометрии, географии, всеобщей и российской истории, общей и российской мифологии, риторике, логике, российским сочинениям, поэзии, черчению планов и архитектуре. Хорошие: по химии, французскому языку, бухгалтерии, дифференциальному и интегральному исчислению, основам немецкого и латинского языков, а также обучался рисованию, танцеванию, фехтованию и музыке. 12 октября 1816 года произведен в унтер-офицеры.

Курс учения закончил 7 августа 1817 года.

Во время пребывания его в корпусе был поведения и благонравия хорошего, за что, как и за успехи в науке, оказанные им на испытаниях в публичном собрании корпуса, награжден был книгами и большой серебряной медалью.

В следствие резолюции министра финансов по предписанию Департамента горных и соляных дел от 22 минувшего ноября под № 2953 из корпуса выпущен для определения в действительную горную службу практикантом со старшинством с 7 августа 1817 года.

Во свидетельство чего и дан ему Чайковскому сей аттестат из комитета Горного кадетского корпуса за подписями и приложением корпусной печати.

С. Петербург декабря 2 дня 1817 года».

Из приведенного документа видно, что программа горного корпуса скорее походила на программу технического института. Так, собственно, и было в действительности.

Остались позади выпускные торжества с парадом, праздничным обедом, блестящим балом. Попрощавшись с Петербургом, молодые горные инженеры в новеньких синих мундирах разъезжаются по различным горно-заводским округам.

Павел Аносов направлен на Златоустовские заводы и, как оказалось, надолго – на целых тридцать лет.

Не было такой области горного дела, в которой Аносов так или иначе не проявил бы себя. Он был геологом, химиком, металлургом, металловедом, разрабатывал новые методы промывки золотоносных песков, конструировал и строил машины и механизмы для заводов и рудников. Что и говорить, на славу обучали своих питомцев в Горном кадетском корпусе!

Подлинным научным подвигом Аносова является его многолетний труд по раскрытию тайны булата. П. П. Аносов дал точное научное объяснение особых качеств этого металла. Более того, он организовал выпуск булатной стали. Высокосортный металл под молотами умельцев из Златоуста превращался и в прекрасные боевые клинки, и в мирные сельскохозяйственные орудия. Кирасы, выполненные из аносовской стали, выдерживали ружейный выстрел с 50 шагов при весе менее 10 фунтов.

В 1831 году Аносов назначается начальником горного округа Златоустовских заводов. В 1840 году ему присваивается звание генерал-майора Корпуса горных инженеров.

В 1847 году генерал-майор Аносов назначается главным начальником Алтайских горных заводов и томским гражданским губернатором. На этом посту в 1851 году Павел Петрович Аносов безвременно скончался.

Илья Чайковский по окончании корпуса получил направление в родные края. После двухгодичной практики в Пермском горном правлении в 1820 году производится в первый офицерский чин. В звании шихтмейстера 13-го класса получает назначение на службу в Департамент горных и соляных дел и вскоре возглавляет отделение по добыче соли и минералов. Он много ездит по центральным губерниям, печатается в научных журналах.

С 1828 по 1831 год И. П. Чайковский преподает горную статистику и законоведение в родном Горном кадетском корпусе.

19 января 1837 года «…по представлению начальника Корпуса горных инженеров по высочайшему Его Императорского Величества указу данному правительствующему Сенату… подполковник Чайковский определен горным начальником Камско-Воткинского завода».

Одиннадцатилетняя служба в Воткинске – время наиболее ярких проявлений технической мысли и административных способностей Ильи Петровича Чайковского.

Он внедряет производство высокосортного железа, вводит новые технологии металлообработки. На заводе устанавливается первая паровая

машина мощностью 14 лошадиных сил, работает паровой молот для ковки якорей. В 1847 году на Воткинском заводе был спущен на воду первый железный пароход с машиной в 130 сил.

25 апреля 1840 года в семье Чайковских родился сын Петр – будущий великий русский композитор.

После Воткинска И. П. Чайковский, уже генерал-майор Корпуса горных инженеров, служит управляющим Алапаевских заводов, а в 1858 году назначается директором Технологического института в Петербурге.

Скончался Илья Петрович Чайковский в 1880 году.

Талантливый и смелый проводник в жизнь новых научно-технических идей, проявлявший при этом образцы беззаветного служения Отечеству, И. П. Чайковский по праву стоит в одном ряду с выдающимися деятелями горнозаводского Урала: А. Ф. Дерябиным, П. П. Аносовым, С. И. Бадаевым и другими достойными людьми, чьи ум и силы были отданы совершенствованию русской науки, техники и промышленного производства.

Подошел к концу рассказ о кадетах Горного корпуса. Трудно на нескольких страницах полностью раскрыть облик славных горных генералов. Заинтересовавшихся деяниями уральцев отсылаем к книгам, перечисленным в конце статьи.

И последнее. До чего причудливо переплетены в реальной жизни персонажи и события эпох, далеких друг от друга!

В 2001 году в Санкт-Петербургском горном институте открылась аудитория имени М. Т. Калашникова с небольшой экспозицией, посвященной знаменитому конструктору-оружейнику. Сам он был удостоен тогда мантии почетного профессора и наградной сабли Горного института

В здании на Васильевском острове, в стенах Горного кадетского корпуса, через два века «встретились» оберберггауптман А. Ф. Дерябин – основатель Ижевского оружейного завода и генерал-лейтенант М. Т. Калашников, который 60 лет жизни отдал этому предприятию.

Благодаря содружеству великого конструктора и десятков тысяч ижевских оружейников Российская армия вооружена надежным, мощным современным стрелковым оружием.

вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.04.2017 Дата последнего изменения страницы: 24.05.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика