instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

По страницам истории. Из истории формирования и боевой деятельности Ингушского дивизиона Терско-Горского конно-иррегулярного полка

По страницам истории. Из истории формирования и боевой деятельности Ингушского дивизиона Терско-Горского конно-иррегулярного полка

Регион: Республика Ингушетия

Категория: Научная статья

<p style="text-align:justify"><span>Ингушский конный дивизион внес, наряду с Ингушским конным полком Кавказской Туземной конной дивизии (т. н. «Дикая дивизия»), наиболее весомый и яркий вклад в страницы истории боевой славы ингушей. Данные единоэтнические воинские части явились одними из первых боевых соединений русской императорской армии, где формировался первый цвет ингушской военной интеллигенции, костяк будущей военной элиты ингушского народа. Именно Ингушским конным дивизионом командовал и сражался на Балканском фронте подполковник Базоркин Буанухо, впоследствии ставший первым из ингушей генералом русской армии. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Осенью 1876 года, когда стало ясно, что война между Россией и Турцией неизбежна, было решено в Терской области создать один конно-иррегулярный полк из ингушей и осетин. Необходимо заметить, что, приступая к формированию иррегулярных частей из представителей коренного населения, Военное министерство царской России и администрация Терской области опирались на богатый, более чем столетний опыт формирования подобных частей на Кавказе.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Горские иррегулярные части формировались исключительно путем добровольного приема на службу горцев. Полку, образуемому из ингушей и осетин, было дано название Терско-Горского конно-иррегулярного. Формирование полка происходило весьма успешно. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Командиром Терско-Горского полка был назначен начальник Владикавказского округа полковник П. Ф. Панкратов. Командиром Ингушского дивизиона был назначен подполковник Банухо Базоркин, командирами ингушских сотен назначили подпоручика Батако Ужахова и майора Банухо Долгиева. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Субалтерн-офицерами (т. е. младшими офицерами) во 2-й (Ингушский) дивизион были зачислены: подпоручик Маги Наурузов, прапорщики Керим Богатырев, Дох Мальсагов, Артаган Мальсагов, ротмистр Николай Альдиев, поручик Генардуко Есенов, подпоручики Умар Сампиев и Гани Джемиев. </span></p><p style="text-align:justify"><span>В виде исключения дивизиону было Высочайше разрешено выступить в поход со своим собственным Почетным знаменем. Знамя это, пурпурно-алого цвета, было пожаловано Высочайшим Императорским Указом «За Верность и Преданность России» ингушскому народу еще в 1841 году при отражении нападения войск имама Шамиля на крепость Назрань. Оно вывозилось в строй со всеми почестями, присвоенными Знаменам (по Уставу воинскому) и Георгиевским штандартам (согласно статей Статута о Георгиевских знаменах и штандартах). Кроме того, каждая сотня имела свой, отличный от других сотенный значок, служащий, своего рода, сотенным знаменем.</span></p><p style="text-align:justify"><span>25 ноября 1876 года формирование Терско-Горского конно-иррегулярного полка было успешно завершено и дивизионы его собраны на своих сборных пунктах. Местом сбора Ингушского дивизиона стало селение – Базоркино. </span></p><p style="text-align:justify"><span>После выноса Ингушским конным дивизионном вышеупомянутого Почетного знамени 1841 года на последнем смотре сформированных частей Терско-Горского конно-иррегулярного полка во Владикавказе, оно было вновь установлено на свое почетное место хранения, а именно – в Атаманский зал дома Терского генерал-губернатора.</span></p><p style="text-align:justify"><span>1 декабря 1876 года в торжественной обстановке Ингушскому дивизиону было вручено боевое знамя (к сожалению, автору пока не удалось найти в архивах изображение данного боевого знамени).</span></p><p style="text-align:justify"><span>7 декабря того же года Терско-Горский конно-иррегулярный полк в числе войск, «особенно способных к действиям малой войны в странах гористых», в полном составе погрузился на воинские эшелоны и отправился в Кишинев, где находилась Главная квартира (Главный штаб) Дунайской армии, и прибыл на место назначения 15 декабря 1876 года. По прибытии полка его осмотрел Начальник полевого штаба действующей армии генерал-адъютант А. А. Непокойчицкий, который, «оставшись доволен бодрым видом людей и строем», доносил затем Императору: «Сегодня я смотрел Терско-Горский полк, прибывший с Кавказа… Славный полк, так и дышит Кавказом».</span></p><p style="text-align:justify"><span>Полку определили местом временной дислокации расположенное близ Кишинева селение Гуро-Галбино. Вскоре приказом по войскам действующей армии Терско-Горский полк вместе с Кубанским и Владикавказским казачьими полками, а также Донской конно-горной батареей был включен в состав временно образуемой Кавказской казачьей дивизии. Командовать дивизией было поручено опытному генералу Д. И. Скобелеву, Начальником штаба был назначен – полковник П. Д. Паренсов. </span></p><p style="text-align:justify"><span>На Кавказскую дивизию командование возлагало большие надежды. Ее иногда называли «гулевой» дивизией, т. к. предполагалось, что после переправы через Дунай «…она пойдет впереди армии в набег и будет «гулять» по Болгарии, наводя страх и ужас на противника». Пользуясь своими мобильными качествами и маневренностью, дивизия должна была совершать внезапные налеты на передовые отряды противника, постоянно беспокоить его рейдами в глубоких тылах, а также, постоянно находиться в авангарде наступающих русских войск. Это и определяло основное содержание боевой учебы в полках дивизии. В одном из первых приказов по дивизии генерал Д. Скобелев-старший (в Дунайской армии служил и его сын, молодой, но уже известный генерал М. Д. Скобелев) напоминал, что «…Вступая в первый раз в состав армии, действующей вне Кавказа, представители славных кавказских войск должны помнить всю важность их задачи; Кавказ на них надеется, и Кавказ хочет их славы (выделено мною – А. И.)». Всю зиму и почти всю весну 1877 года Терско-Горский полк провел в Гуро-Галбино. Для него это был период насыщенный напряженной боевой учебой. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Очень интересно пишет о пребывании Терско-Горского полка в Гуро-Галбино полковник И. Тутолмин: «Во всех оттенках этого полка проявляется строго выдержанное военное щегольство, сухие кровные кони, исправные седла, нарядная сбруя, изящная отделка шашек и кинжалов выказывала их безграничную любовь к оружию и боевой обстановке».</span></p><p style="text-align:justify"><span>В конце марта – первых числах апреля, незадолго до объявления царского Манифеста о войне, началось общее передвижение русских войск к румынской границе. Кавказская казачья дивизия вошла в состав войск Левой колонны (под общим руководством командира 8-го Армейского корпуса генерал-лейтенанта Радецкого) и вместе с 4-й Стрелковой бригадой составила отдельный отряд.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Путь Кавказской казачьей дивизии, вместе с временно приданными ей частями, пролегал через румынские города Галац, Браилов. Обойдя стороной Бухарест, она вышла к берегам Дуная и, являясь правым авангардом главных сил армии, приступила к охране своего участка берега и наблюдению за акваторией Дуная от реки Веде до озера Гречилор (на протяжении 60 верст). </span></p><p style="text-align:justify"><span>Через две недели Ингушский дивизион, по приказу Главнокомандующего армией был включен в Отряд генерала В. Н. Веревкина, действовавшего на Нижнем Дунае. В составе этого отряда Ингушский дивизион нес сторожевую службу в окрестностях Татар-Бунара, Измаила, Тульчи, занимал посты, расположенные у минных заграждений на Дунае, и, как и другие части отряда, лишь изредка имел радостную возможность схватиться в отдельных яростных схватках с неприятелем. Хотя Нижнедунайский отряд и был приравнен к войскам действующей армии, но такая спокойная жизнь на войне не удовлетворяла всадников дивизиона. Об этом неоднократно докладывали вышестоящему начальству и командир дивизиона, и командир полка. Объясняя временное малое участие Ингушского дивизиона в боях и характеризуя боевые качества ингушских всадников генерал-адъютант А. М. Дондуков-Корсаков, в конце 1877 года, в своем рапорте к Начальнику штаба действующей армии отмечал, что: «…Блестящая храбрость, предприимчивость и особенное искусство ингушей к действиям в горной и покрытой лесом местности заставляют меня дорожить этими отличными воинами, особенно при теперешнем районе действий 13-го корпуса». </span></p><p style="text-align:justify"><span>В составе войск 13-го Армейского корпуса Ингушский конный дивизион прошел тяжелый, но овеянный боевой славой путь. Уже 12 октября он вместе с казаками 36-го Донского полка участвует в отражении нападения турок у селения Нисово и в рекогносцировке боем за рекой Ак-Лом. Вообще практика рекогносцировок боем широко применялась в действующей армии на Балканах. Одну из таких рекогносцировок к укрепленному Соленикскому лагерю турок 18 октября 1877 года совершила сотня ингушских всадников под командованием подпоручика Батако Ужахова. Сотня оттеснила передовые кавалерийские посты турок, установила количество войск и орудий в лагере, вступила в перестрелку с неприятелем и отступила лишь тогда, когда по ней открыли орудийный огонь. В тот же день ингуши, получившие приказание «постоянно тревожить неприятеля», вновь совершили разведку к болгарским селениям Садина и Йеникой. </span></p><p style="text-align:justify"><span>За проявленные боевые отличия в ожесточенных боях при Кацелеве командир 13-го Армейского корпуса генерал-адъютант А. М. Дондуков-Корсаков ходатайствовал перед начальником Рущукского отряда о награждении орденами пяти офицеров Ингушского дивизиона и трех офицеров гусарского полка, Георгиевские кресты (Знаки отличия Военного ордена) он просил в награду для двадцати двух всадников дивизиона и пяти гусар. Ходатайство было удовлетворено. Приказом по войскам действующей армии за мужество в бою у Кацелево были награждены Золотым Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» командир полка полковник П. Ф. Панкратов, орденом Святой Анны II степени с мечами – командир дивизиона подполковник Банухо Базоркин, орденом Святой Анны III степени с мечами и бантом – ротмистр Николай Альдиев, орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость» – прапорщик Артаган Мальсагов, подпоручик Маги Наурузов был произведен в очередной чин – поручики. </span></p><p style="text-align:justify"><span> </span><span>БОРОВ Анзор Дударович, прапорщик Ингушского конного дивизиона.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Почётный старшина Джейраховского общества.</span></p><p style="text-align:justify"><span> </span><span>За бой у Кацелево в первый офицерский чин – Прапорщики – был произведен юнкер Анзор Боров (прапрадед по женской линий автора статьи), собственноручно пленивший в одном из боев командира турецкого кавалерийского полка. Командование Терско-Горского полка, высоко оценило его подвиг и за проявленные высокую боевую доблесть и личную храбрость, передало на пожизненное владение прапорщику Анзору Борову личное холодное оружие (офицерскую шашку инкрустированную драгоценными камнями) и пистолет плененного турецкого полковника. Помимо этой высокой награды Анзор Боров был награжден Знаком отличия Военного ордена (Георгиевский крест) IV степени. Эти боевые награды, как семейные реликвии, хранились в семье потомков Анзора Борова в с.Длинная Долина вплоть до депортации ингушского народа в 1944 году. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Осенью 1877 года ингушским всадникам первым выпала честь принимать участие в испытании нового оружия, поступившего в войска действующей армии. Вечером 5 ноября более двадцати всадников Ингушского дивизиона во главе с прапорщиком А. Мальсаговым были выделены в помощь лейтенанту Фредериксу, прибывшему в Рущукский отряд для испытания пироксилиновых ракет, изобретенных русским ученым генералом Нечаевым. Начиненные зарядом пироксилина, эти снаряды имели дальность полета от 1700 метров до свыше 3000 метров, при взрыве они производили разрушения на площади до 100 квадратных метров. По своему времени это было мощное оружие, которым не обладала ни одна армия в мире. Нанеся большой урон врагу, отряд без потерь вернулся в Кацелево. </span></p><p style="text-align:justify"><span>В ходе ноябрьских боев 1877 года войска под командованием генерал-адъютанта А. М. Дондукова-Корсакова, среди которых был и Ингушский дивизион, заняли города Церцевец, Констанце, Огарчин. </span></p><p style="text-align:justify"><span>В середине декабря 1877 года командир 13-го Армейского корпуса для того, чтобы помешать переброске турецких частей с территории четырехугольника крепостей на Южные Балканы, из числа охотников (добровольцев) 36-го и 39-го Донских казачьих полков и Ингушского дивизиона создает небольшой летучий отряд для диверсий на железной дороге под г. Разградом. 28 декабря 1877 года при рекогносцировке селений Церовец и Умуркиою колонна, состоящая из трех рот пехоты 140-го Зарайского полка и дивизиона ингушей, нанесла противнику чувствительные потери. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Тогда же, в конце декабря, главные силы действующей армии, в неимоверно трудных зимних условиях совершив героический переход через Балканы, заняли Софию, а затем в упорном сражении разбили и пленили сильную армию Вессель-паши. После этого началось стремительное продвижение русских войск по Южной Болгарии. </span></p><p style="text-align:justify"><span>С января 1878 года приказом по полку исполняющим обязанности командира Ингушского дивизиона был назначен ротмистр Николай Альдиев.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Наступление в первые же дни приобрело стремительный размах. Уже на второй день под мощным натиском войск корпуса началось паническое отступление неприятеля к г. Разград. К 16 января 1878 года войска 13-го Армейского корпуса очистив от неприятеля всю территорию между реками Ак-Лом и Кара-Лом заняли г. Разград с железнодорожной станцией. Это позволило отрезать пути отступления Рущукскому гарнизону турок. В освобождении Разграда участвовал и Ингушский гарнизон, который вместе с другими кавалерийскими частями был выдвинут на линию Рущукско-Разградского шоссе. С занятием Разграда Ингушский дивизион в числе группы войск своего корпуса перебрасывается к крепости Шумла. </span></p><p style="text-align:justify"><span>19 января 1878 года было заключено перемирие между воюющими странами. Однако известие о нем достигло передовых частей 13-го Армейского корпуса несколько дней позже, и поэтому они продолжали боевые действия. Так, 21 января летучий кавалерийский Отряд полковника Панкратова (сотня ингушей, команда XIII-го Донского казачьего полка и взвод 9-го Рижского драгунского полка) имел ожесточенную схватку с турецкой регулярной кавалерией в окрестностях Шумлы, а на второй день получил приказание занять крупную железнодорожную станцию Шайтанджик. Не доходя до станции, небольшой Отряд полковника Панкратова был встречен двумя эскадронами турецкой кавалерии. Однако он фронтальной атакой опрокинул неприятеля и преследовал его более пяти километров. Тем временем русская пехота заняла покинутую турками станцию Шайтанджик.</span></p><p style="text-align:justify"><span>В течении января 1878 года Ингушский дивизион практически без передышек сражался с турками на земле Болгарии, проявляя массовый героизм. За боевые отличия, показанные при общем наступлении войск Восточного отряда с 10 по 23 января 1878 года от реки Кара-Лом до крепости Шумла, многие всадники и офицеры Ингушского дивизиона были удостоены различными, боевыми наградами. Знаками отличия Военного ордена различных степеней были награждены 38 всадников Ингушского дивизиона. В первый офицерский чин – прапорщики – также были возведены одни из наиболее славных джигитов, участник Крымской войны 1853-1856 гг., кавалер трех Георгиевских крестов юнкер Муртуз Дзортов и урядник Магомед Мальсагов.</span></p><p style="text-align:justify"><span>За время войны, личный состав Ингушского конного дивизиона, понеся ощутимые потери, сократился почти на четверть. Многие славные сыны ингушского народа погибли смертью героев в боях, умерли от полученных ран (Дурга Альтемиров, Павел Боков, Бексултан Мальсагов, Чонкур Плиев, Гермихан Акасагов, Хасбот Джамботов и другие, перечислить которых не хватит страниц). </span></p><p style="text-align:justify"><span>17 апреля 1878 года личный состав Ингушского конного дивизиона, за проявленное боевое отличие и героизм, Приказом Его Императорского Величества был награжден Георгиевским штандартом с надписью «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов».</span></p><p style="text-align:justify"><span>После окончания войны всадники Ингушского конного дивизиона несли караульно-охранную службу на авангардных постах в 13-м Армейском корпусе.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Вскоре, по ходатайству генерала А. М. Дондукова-Корсакова, назначенного императорским Российским комиссаром в освобожденной от турок Болгарии, Ингушский дивизион передавался к его распоряжение.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Теплым и трогательным было прощание Ингушского конно-иррегулярного дивизиона с 13-м Армейским корпусом, с которым всадники-ингуши прошли всю Балканскую военную кампанию, деля вместе радость побед и горечь поражений. В приказе по его войскам, отданном 24 мая 1878 года, говорилось: «…Войска XIII-го Армейского корпуса с великим сожалением расстаются с этими славными боевыми товарищами, заслужившими по общему отзыву название отличных храбрецов в отряде. Заслуги эти вознаграждены самою почетною для войск наградою… – пожалованием дивизиону Георгиевского штандарта. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Господа офицеры, урядники и всадники Ингушевского дивизиона!</span></p><p style="text-align:justify"><span>Вы можете с гордостью развернуть на Кавказе ваш Георгиевский штандарт (выделено мною– А. И.) и заявить своим землякам и соаульчанам, что военные товарищи, всего труднее отдающие другим предпочтение в храбрости, признали за вами это преимущество. Войска XIII-го корпуса знают о ваших смелых подвигах под Солеником и молодецких стычках под Шумлою, они будут помнить ваш богатырский и победоносный конный бой 3 ноября (1877 года – А. И.) с турецкою пехотою на Кацелевских крутых высотах, покрытых кустарниками, по которым и пехота с трудом ходила. Поздравляю Ингушевский дивизион и мужественного их полкового командира с этою завидною для всякого воина репутациею и от лица войск XIII-го корпуса благодарю за бдительную аванпостную службу, охранявшую спокойствие стоявших сзади войск, и за беззаветную храбрость в бою, выручавшую не раз товарищей из опасности.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Командир XIII-го Армейского корпуса генерал–адъютант Манзей».</span></p><p style="text-align:justify"><span>8 июня 1878 года Ингушский дивизион прибыл на новое место дислокации в г. Филиппополь и был включен в число войск, состоящих в распоряжении императорского Российского комиссара в Болгарии.</span></p><p style="text-align:justify"><span>После завершения Берлинского конгресса (июнь-июль 1878 года) было решено сократить численность временно находившихся в Болгарии русских войск. В их числе оказался и Терско-Горский конно-иррегулярный полк, который 28 августа 1878 года снялся с позиции в Родопских горах и был включен в состав Бургасского отряда. 5 октября полк в полном составе погрузился в г.Бургассе на пароходы и прибыл в Россию. Совершив марш, он через два дня, 8 октября, был тепло встречен во Владикавказе.</span></p><p style="text-align:justify"><span>23 октября 1878 года Терско-Горский конно-иррегулярный полк, Высочайшим Императорским указом, был расформирован, а его всадники отпущены по домам.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Так завершилась боевая эпопея этого славного полка, несомненно, внесшего своими ратными делами и подвигами большой вклад в историю как ингушского народа, так и в боевую историю всего Северного Кавказа. Овеянный боевой славой, вернулся на Кавказ Терско-Горский конно-иррегулярный полк. Грудь всех всадников украшали ордена, Георгиевские кресты и медали, – яркие свидетели беззаветной верности своему долгу, отваги и храбрость. Многими наградами и благодарностями были отмечены командир Ингушского дивизиона подполковник Банухо Базоркин и командир полка П. Ф. Панкратов.</span></p><p style="text-align:justify"><span>В следующие воинские чины были произведены участник Крымской войны 1853-1856 гг., а в этой Балканской военной кампании отличившийся при штурме турецкой крепости Силистрия, прапорщик Темурко Боров и подпоручик Батако Ужахов; оба они, помимо воинских чинов, были награждены несколькими орденами. Во время нахождения Ингушского дивизиона в составе Нижнедунайского отряда ее новый командир Николай Альдиев являлся военным комендантом города Измаила. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Весьма хорошую оценку дал Терско-Горскому конно-иррегулярному полку императорский Российский комиссар в Болгарии генерал-адъютант А. М. Дондуков-Корсаков. В своем приказе, изданном 2 сентября 1878 года в г. Филиппополе, он писал:</span></p><p style="text-align:justify"><span>«Расставаясь с вами, храбрые всадники Терско-Горского конно-иррегулярного полка, сердечным долгом считаю выразить вам искреннюю благодарность за достойную службу вашу. Ингушский дивизион, находясь большую часть прошлой кампании под начальством моим как командира XIII-го Армейского корпуса, нес все время передовую службу в отрядах и во всех делах примерами самоотвержения, храбрости и всех военных доблестей приобрел в XIII-м корпусе заслуженную славу и уважение всех своих сослуживцев. Полученные Ингушским дивизионом награды и Георгиевское знамя пусть засвидетельствуют по возвращении на Родину, насколько оценена Россией и Императором достойная служба ингушей в прошлую кампанию; пусть с гордостью встретят вас по возвращении в аулы ваши старшины и родные ваши как достойно исполнивших свой долг и доказавших всегдашнюю преданность ингушского народа Российскому государству – нашему общему Отечеству. С своей стороны я счастлив и с гордостью буду вспоминать, что под начальством моим находились такие примерные молодцы, как славный Ингушский дивизион.</span></p><p style="text-align:justify"><span>С нынешней весны Ингушский дивизион снова поступил под мое начальств; весь полк был выдвинут на передовую линию в Родопские горы и с тем же усердием в продолжение трех месяцев нес трудную, аванпостную службу и обеспечил своею бдительностью спокойствие края. <…> Храбрым сослуживцам моим всем чинам Терско-Горского конно-иррегулярного полка, о которых сохраню навсегда самую дорогую память, от всего сердца желаю новой славы, счастья и всего лучшего.</span></p><p style="text-align:justify"><span>Генерал-адъютант от инфантерии А. М. Дондуков-Корсаков».</span></p><p style="text-align:justify"><span>Несомненно, самым благоприятным итогом Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., наравне с достигнутой Победою стало то, что в ходе ее действий еще более упрочилось боевое содружество горцев Северного Кавказа с русским воинством. </span></p><p style="text-align:justify"><span>Расформирование Терско-Горского конно-иррегулярного полка вовсе не означало, что Военное министерство Российской империи больше не нуждается в прирожденных воинах – в северокавказских горцах. Да, горцы временно оставили военную службу в регулярной русской армии, но многие из них – ветераны прошлых войн, были востребованы в других конно-иррегулярных частях русской армии во всем Северо-Кавказском крае и продолжали с достоинством и честью нести воинскую службу. </span></p> <b><span>Алмазов И. Г. , </span></b><b><span>начальник отдела использования и </span></b><b><span>научно-информационной работы</span></b>
вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.04.2017 Дата последнего изменения страницы: 03.05.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика