instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Разработка первых конструкций капсюльных замков. Горбунов С. Д.

Разработка первых конструкций капсюльных замков. Горбунов С. Д.

Регион: Удмуртская Республика

Категория: Научная статья

<p><span>К началу Х</span><span>IХ</span><span> века кремневый замок господствовал в военном огнестрельном оружии. Достоинства и недостатки замка были хорошо изучены за 150 лет его существования, причем недостатков было значительно больше, нежели достоинств. Замок исчерпал все свои возможности, и для дальнейшего совершенствования оружия необходимы были новые технические решения. Таким решением стало появление капсюля и капсюльного замка. </span></p> <p><span>Предпосылкой изобретения капсюля стало развитие экспериментальной химии в конце </span><span>ХVIII</span><span> века, века Просвещения. В 1774 году главный королевский врач Франции доктор Бойен получил вещество, названное им гремучей ртутью за его способность взрываться от малейшего удара.</span></p> <p><span>Таким образом, было открыто вещество, ставшее первым представителем обширного ныне класса ИВВ. ИВВ, или первичные ВВ, названы так потому, что при воздействии на них простого внешнего воздействия (пламени, удара, накола, трения) они взрываются, воспламеняя метательные ВВ или детонируя бризантные. Несколько позднее были найдены гремучее серебро и гремучее золото. Понятно, что практического значения они не имели.</span></p> <p><span>Первым практически применить вновь открытое вещество попытался англичанин по фамилии Говард в 1788 году. Он приготовил состав из смеси гр. ртути с аммиачной селитрой, который очень хорошо подходил на роль затравочного пороха и под названием «говардова пороха» получил довольно большое распространение в охотничьем оружии. До эпохального изобретения оставался всего один шаг. И этот шаг сделал шотландец Александр Джон Форсайт. Форсайт проводил свои опыты над ударными составами начиная с 1793 года. Он предложил прессовать гремучку в виде шариков и использовать их в запатентованном им в 1807 году замке вместо кремня и затравочного пороха. Забавно то, что Форсайт был не оружейником и даже не механиком или химиком, а священником. Тогда же появились так называемые ударные лепешки, где ударный состав вклеивался между двумя кружками из вощеной бумаги. Это были первые бумажные капсюли. Позднее капсюли пробовали изготовлять в форме длинных лент, где большое количество зарядов гремучего состава располагалось по длине с определенным шагом.</span></p> <p><span>В 1810 году англичанин Фокс сконструировал капсюль в виде бумажной трубочки небольшого диаметра, внутренний канал которой был заполнен гремучим составом. Такой капсюль можно было вставить в затравочное отверстие обычного кремневого ружья. Выступающая часть капсюля ложилась на затравочную полку, при ударе по ней курка происходил выстрел.</span></p> <p><span>Для шариков и лепешек создавались оригинальные системы замков, в которых шарики размещались в емкостях-магазинах и по одному подавались к затравочному отверстию. Примером может служить замок Форсайта, за форму магазина названный «флакон для духов». Магазин замка при взведении курка поворачивался на 180 градусов, и один из шариков под своим весом выкатывался к затравочному отверстию. Замки эти большого распространения не получили, поскольку имели слишком сложное устройство, да и большое количество гремучки в магазине при выстреле было небезопасно. Большее распространение, в основном для охотничьего оружия, получили замки, где инициирующие элементы (шарики, лепешки) заряжались по одному. Наиболее совершенным замком для шариков и лепешек стала конструкция Вестлей – Ричардса образца 1821 года. В полке его замка имеется углубление в форме чашки, через которое проходит затравочное отверстие к заряду. На курке имеется ударник в виде штифта. В чашку кладется лепешка или шарик и закрывается поворотной крышкой. При опускании курка крышка откидывается, а курок ударником разбивает гремучий состав.</span></p> <p><span>Для бумажных капсюлей-лент также проектировались замки. В них лента сворачивалась в рулончик вроде рулетки, наружный конец ленты заводился в механизм, который при взведении курка обеспечивал продвижение ленты на один шаг вперед, подставляя к затравочному отверстию очередной заряд ИВВ. К таким системам относится ружье французского врача барона Эртеллу, которое испытывали в России под названием «</span><span>Koptiptier</span><span>». В отличие от других капсюльная лента была выполнена из тонкой оловянной фольги (для предохранения от сырости), а курок и запальное отверстие располагались снизу ствола. После длительных экспериментов, изготовления опытной партии образцов на Сестрорецком заводе и войсковых испытаний на Кавказе выяснилось, что при весьма незначительных преимуществах стоимость ружья в три раза выше обычного. В 1843 году работы с ним прекратились.</span></p> <p><span>Всем этим шарикам, лепешкам и лентам были свойственны малая механическая прочность, чувствительность к случайным ударам, влагобоязнь. Всех этих недостатков был лишен металлический капсюль.</span></p> <p><span>Разные источники приписывают изобретение капсюля в виде медного колпачка, наполненного ударным составом, разным людям и в разное время. Это американец Джошуа Шоу (1816 год), англичане полковник Хокер (1818 год) и Джон Эгг (1818 год). Так или иначе, капсюльные замки под металлический капсюль стали распространяться, сначала в охотничьем оружии, а затем и в военном.</span></p> <p><span>Первоначально капсюль представлял собой довольно глубокий колпачок (для надевания на брандтрубку), на дне которого был запрессован гремучий состав. Позднее, в 1823 году, Зигель ввел покрытие состава лаком, для предохранения его от влаги. Еще позднее была применена герметизация состава запрессовкой кружочка из оловянной фольги. Такого устройства капсюль сохранился в патронах боевого оружия до наших дней. Наиболее существенным отличием современного капсюля от прародителя стала замена инициирующего состава. Чем это было вызвано? Оказалось, что гремучая ртуть имеет весьма неприятное побочное свойство, при ее взрыве образующиеся газы имеют кислотную реакцию и вызывают сильную коррозию ствола и механизмов. Применение дымного пороха несколько снижает негативное воздействие гремучки, при бездымных же проблема встает во весь рост. Это привело к тому, что в 50–60-х годах </span><span>XX</span><span> века, когда боевое оружие по большей части стало автоматическим, пришлось изыскивать новые вещества для капсюльных составов. Поскольку ни одно из инициирующих веществ не обладает всем комплексом свойств, присущих гремучей ртути (либо малочувствительны к удару, либо короткое или холодное пламя, либо мала стойкость), в современных неоржавляющих капсюлях они применяются в смеси (ТНРС, тетразен, азид свинца, диазодинитрофенол). Гремучая ртуть применяется только в изделиях, так сказать, одноразового применения – взрывателях, капсюлях-детонаторах и т. д.</span></p> <p><span>Устройство капсюльного замка было намного проще кремневого. Прежде всего, отсутствовали затравочная полка и ее крышка с огнивом и пружиной. Вместо этого в верхней части ствола, чуть впереди казенника, сверлилось отверстие, в которое вваривался подстержник, а в него вворачивался затравочный стержень (брандтрубка, пистон), внутри которого имелся сквозной канал. Курок представлял собой единую деталь.</span></p> <p><span>Для выстрела капсюль надевался на затравочный стержень, и курок бил по нему, как молотком; капсюль накалывался на стержень, воспламенялся и луч огня, пройдя через канал стержня, воспламенял пороховой заряд.</span></p> <p><span>В России капсюльный замок такого устройства получил официальное наименование «ударного», соответственно, и ружья, снабженные им, назывались ударными. Капсюли первоначально назывались ударными колпачками.</span></p> <p><span>Применение капсюлей сильно облегчило жизнь стрелков. Исчезла необходимость подсыпки пороха на полку, появилась возможность стрелять и в сырую погоду, и с любыми углами возвышения или склонения, уменьшилась затяжка выстрела, т. е. время между нажатием на спусковой крючок и самим выстрелом. Но, самое главное, увеличилась надежность работы оружия. Если кремневый замок, в зависимости от условий работы, давал от 5 до 30 процентов осечек, то капсюльный, в нормальных условиях, 0,035 процента. Еще одним несомненным преимуществом была возможность переделки кремневых замков в капсюльные, экономя тем самым огромные средства на перевооружение армий.</span></p> <p><span>Нельзя сказать, что с принятием на вооружение капсюльных ружей все обстояло гладко. Противники указывали на дороговизну капсюлей, на трудность манипуляций с крохотным колпачком, особенно в темноте и на холоде, сложность прочистки затравочного стержня, порчу стержня ударами курка. Случались также и разрывы капсюлей с ранениями стрелков осколками колпачка.</span></p> <p><span>Постепенно с развитием и совершенствованием замка и самих капсюлей разрешилась большая часть этих проблем. Капсюли стали изготовлять увеличенного размера, снабдив «лапками» – четырьмя лепестками, отогнутыми от корпуса на 90 градусов. Затравочный стержень стали делать стальным, ввели в принадлежность иглу – протравник для прочистки затравочного стержня и ключ для его выворачивания. Для защиты стрелка от осколков ударную поверхность курка стали выполнять с углублением, в котором при выстреле полностью скрывался капсюль. В передней стенке углубления имелась прорезь для выхода газов, кроме того, она служила для извлечения застрявших капсюлей. С распространением капсюльного оружия снизилась и цена на капсюли, так, если в тридцатых годах </span><span>XIX</span><span> века в петербургской частной оружейной мастерской Орлова и Вагнера они стоили 7 руб. серебром за тысячу, то в 1855 году Охтинский пороховой завод отдавал тысячу капсюлей за 1 руб. 71 коп.</span></p> <p><span>Первыми, в 1832 году, капсюльные ружья приняли на вооружение американцы, затем англичане, немцы, французы. К 1840 году перевооружились все основные европейские страны. В России же вплотную этим вопросом занялись лишь в 1839 году, когда был образован Комитет по улучшению штуцеров и ружей. За пять лет Комитет проделал огромную работу, испытав более трех десятков ружей разных систем. Следует отметить то, что авторами большинства рассмотренных конструкций были иностранцы, поскольку оружейная конструкторская школа, как таковая, в России отсутствовала. Особенно внимательно русские военные относились к опыту своих недавних противников – французов. Поэтому не удивительно, что в 1844 году было принято решение о переделке состоявших на вооружении кремневых ружей в капсюльные по системе, принятой во Франции. Таким образом, новые ружья хотя и носили наименование «пехотное переделочное ударное ружье образца 1844 года», на самом деле были старыми кремневками, оснащенными новыми замками.</span></p> <p><span>Переделка заключалась в следующем: с замка снимали крышку затравочной полки с огнивом и пружиной, саму затравочную полку срезали. Затравочное отверстие рассверливали, нарезали резьбу и заглушали винтом. Головка винта упиралась в замочную доску, удерживая ствол от проворота. Над старым затравочным отверстием в верхней поверхности ствола сверлили новое, в него вваривался подстержник с затравочным стержнем, курок заменяли на новый. Такая переделка обходилась казне всего в 63 коп.</span></p> <p><span>Существовала еще более простая система переделки, так называемая «бельгийская», при ее использовании на замке оставался старый кремневый курок. Вместо верхней зажимной губки кремня<span> </span>в нем штатным винтом закреплялась деталь вроде молотка, которая и била при выстреле по капсюлю. В России эта система не прижилась, поскольку винтовое соединение быстро разбалтывалось, снижая тем самым надежность оружия.</span></p> <p><span>Кроме переделочных в 1845 году на вооружение было принято уже специально спроектированное пехотное ударное ружье образца 1845 года. Ружье это представляло собой несколько видоизмененное французское ружье образца 1842 года. Калибр ружья составлял 7,1 линии (18,03 мм), длина со штыком 185 см, вес со штыком 4,7 кг.</span></p> <p><span>Ствол ружья железный, гладкий, длиною 108 см, в виде усеченного конуса. Толщина стенок ствола в казенной части 7 мм, в дульной части – 2 мм. В казенной части, снаружи, выполнены пять граней – верхняя, две боковых и две промежуточных, изнутри нарезана резьба, в которую ввернут казенник. В верхней части казенника выкован призматический выступ – холка с прорезью, играющий роль целика. Чуть впереди казенника, на ребре, образованном верхней и правой промежуточной гранями, вварен стальной подстержник, а в него ввернут затравочный стержень. На переднюю часть ствола напаяна мушка.</span></p> <p><span>Замок капсюльный обратный, т. е. боевая пружина расположена не под стволом, а в шейке приклада.</span></p> <p><span>Все остальные части оружия такие же, как у кремневых ружей, за исключением того, что выемка для щеки на прикладе отсутствует.</span></p> <p><span>В ружьях применялся старый бумажный дульный патрон. Единственное его отличие – уменьшение порохового заряда с 11 до 8 г, т. к. отпала необходимость подсыпки пороха на полку.</span></p> <p><span>Для заряжания стрелок ставил курок на предохранительный взвод, вынимал патрон, скусывал его, высыпал весь порох в ствол, затем опускал туда пулю и прибивал ее шомполом. После этого надевал капсюль на затравочный стержень, взводил курок и производил выстрел.</span></p> <p><span>Благодаря упрощению заряжания скорострельность ружья увеличилась до одного-двух выстрелов в минуту, более совершенные прицельные приспособления облегчили прицеливание, измененная форма приклада облегчила отдачу. К сожалению, внешнебаллистические характеристики остались прежними, ведь заряжалось ружье той же круглой свинцовой пулей, диаметр которой был на 1,27 мм меньше диаметра канала ствола. И хотя комфортность стрельбы увеличилась, максимальная дальность эффективного огня осталась прежней – 300 шагов (213 м).</span></p> <p><span>Огромную роль в переделке старых и изготовлении новых ружей сыграл наш завод, так в 1846–47 годах он один выпустил оружия больше, чем Тула и Сестрорецк вместе взятые. Несмотря на то, что к выпуску новых ударных ружей и переделке старых<span> </span>кроме трех казенных оружейных заводов были привлечены армейские арсеналы и многочисленные частные заводы, перевооружение армии затянулось и к началу Крымской войны не было полностью закончено, всего было изготовлено 378880 ружей.</span></p> <p><span>Крымская, или как ее называют на Западе Восточная, война 1853–1856 годов была первой войной в истории, которая показала колоссальное значение технического оснащения войск. Новые средства и методы ведения войны стали оказывать влияние не только на исход сражения, но и на результат войны в целом. Переброска и десантирование 62-тысячной англо-французской армии военными транспортами, паровой флот, массовое применение нарезного оружия, появление первых броненосцев отодвинули на второй план мужество и стойкость наших войск; на первый план выдвинулась машина. </span></p> <p><span>Войска наших противников – англичан и французов – были вооружены нарезными ружьями с эффективной дальностью стрельбы в 1200 шагов, причем английский экспедиционный корпус почти полностью, а французы – приблизительно наполовину.</span></p> <p><span>Справедливости ради нужно отметить ошибочность укрепившегося в советской историографии мнения о том, что большая часть русских войск была вооружена кремневками. На самом деле, вооружены ими были только 6,5 процента солдат, находящихся в Крыму, да и то во вспомогательных частях. Другое дело то, что русские ружья в большинстве своем были гладкими. Нарезных к началу войны имелось 4,35 процента от общего числа. Ценой невероятных усилий отечественных заводов и огромных затрат на закупки за границей к концу войны их число удалось увеличить до 13,4 процента. В сражениях при Альме и Инкермане союзники буквально выкашивали плотные колонны русской пехоты, оставаясь недосягаемыми для огня наших гладкоствольных ружей. Большая дальность стрельбы английских и французских винтовок позволяла выбивать не только стрелков, но и орудийные расчеты, лишая пехоту артиллерийской поддержки. Так, из 100 убитых и раненых артиллеристов только пятеро были поражены артогнем. Англичане даже изобрели новый тактический прием для борьбы с нашими наступающими войсками. Они позволяли под прицельным огнем подойти к своим позициям шагов на 400, затем усиливали огонь и начинали отходить, сохраняя дистанцию неизменной. Таким образом, за одну атаку они выводили из строя до половины личного состава наших частей.</span></p> <p><span>Массовое вооружение войск нарезным оружием способствовало развитию в английской армии снайперской стрельбы; даже само понятие «снайпер» образовано от английского слова </span><span>snipe</span><span> – «бекас». Первые снайперы стали причиной появления известной приметы – третьим от одной спички прикуривать не к добру. Объяснение этому крайне простое: прикурил первый – снайпер его заметил, прикурил второй – снайпер прицелился, прикурил третий – снайпер выстрелил, и несчастный третий получил дырку в голове. </span></p> <p><span>Некоторое время необъяснимым для защитников Севастополя был тот факт, что французские гладкоствольные ружья стреляют гораздо дальше и точнее русских. Загадка разрешилась, когда в плен попал французский стрелок, в подсумке которого обнаружили пачку патронов с пулями необычной формы. После настойчивых расспросов француз объяснил, что пули эти секретные и совсем недавно были выданы на руки рядовым стрелкам. Это были пули конструкции французского офицера Нейслера образца 1854 года. Пуля имела цилиндрическую часть длиною приблизительно в половину калибра, сферическую головную часть, плоское дно с углублением по центру. В целом форма пули напоминала колпачок. Благодаря наличию цилиндрической части эта пуля имела лучшее направление в стволе, чем круглая. Кроме того, пороховые газы, попадая в донное углубление, расширяли стенки пули и прижимали их к стенкам ствола, предотвращая прорыв газов.</span></p> <p><span>Нужно заметить, пули эти попадали к русским и раньше, правда, в стреляном виде. У Л. Н. Толстого в «Севастопольских рассказах» есть эпизод, в котором офицеры обсуждают их конструкцию и приходят к выводу – зажигательные снаряды.</span></p> <p><span>В срочном порядке были изготовлены литейные формы, отлиты 200 тысяч пуль и розданы в части для испытаний. Испытания показали, что дальность эффективного огня возросла с 300 до 600 шагов (426 м).</span></p> <p><span>Поскольку прицельные приспособления ружей были нерегулируемыми, поправки по дальности производили выносом точки прицеливания. Для круглой пули: на 200 шагов наводили в грудь противника, на 250 – в голову, на 300 – в головной убор, на 350 – выше головного убора. Такой способ при увеличении дальности стрельбы в два раза стал давать большие ошибки. Для стрельбы новыми пулями был разработан новый прицел, состоящий из двух откидных щитиков. Один из них, с прорезью, предназначался для стрельбы на дистанцию до 300 шагов, второй, с прорезью и двумя отверстиями, – на 400, 500 и 600 шагов. В этом отношении русские оружейники опередили французов, на ружьях которых был один щитик для стрельбы на 350 шагов. На большие дистанции прицеливались по ногтю большого пальца левой руки, определенным образом прикладывая его к стволу.</span></p> <p>Итогом Крымской войны стало понимание того, что гладкоствольные военные ружья отжили свой век. Наступила эпоха оружия нарезного.<span> </span></p>
вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.04.2017 Дата последнего изменения страницы: 03.05.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика