instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Увидеть музыку, вглядеться в себя

Увидеть музыку, вглядеться в себя

Регион: Москва

Категория: Интервью

<p>Прежде всего оперный театр перестал быть неповоротливым и устаревшим. Это больше не толстые немолодые люди, которые способны только выйти на авансцену и повести рукой направо или налево. Опера больше не трехчасовая пытка скукой. Но мировой оперный процесс по-прежнему – ​пространство абсолютно разных возможностей: то, что себе может позволить Штутгарт, Берлин или Парижская опера, театр в Кемерове или Иркутске себе позволить не может. Многие экстремальные опыты европейского оперного театра, пересаженные на нашу почву, не прививаются, не попадают в культурный контекст. Можно, конечно, целиком пересадить немецкий театр на русскую почву и в ужасе на это смотреть, но сколько человек в зале мы хотим видеть в результате этого эксперимента? Притом что я и в Германии периодически сижу на спектаклях, где публика с криками: «Проклятие! Черт побери! Чтоб вы сдохли!» – покидает зал, в котором ты остаешься один…</p><p><span style="vertical-align:baseline;font-weight:bolder">–</span> <span style="vertical-align:baseline;font-weight:bolder">Российские и мировые процессы до такой степени перпендикулярны друг другу?</span></p><p>– Хотя без Чайковского, Мусоргского, Глинки, Даргомыжского, Рахманинова, Прокофьева, Стравинского, Шостаковича мир оперы выглядел бы совсем иначе, сегодня мы то смыкаемся, то разбегаемся далеко. Дело в том, что, как мне кажется, европейскому театру в целом стал не очень интересен человек. Исчезло сострадание к человеку, ощущение его мимолетности и хрупкости. Европейский концептуальный театр все это жестко отметает. Мир – ​есть некая схема или группа схем. Мы внутри, а все, что вокруг, – ​излишне эмоционально. Мировой культурный тренд – ​отрицание человеческого… как «слишком человеческого». И погружение – ​либо в животное начало, либо в технологичное.</p><p><span style="vertical-align:baseline;font-weight:bolder">–</span> <span style="vertical-align:baseline;font-weight:bolder">Не устарело еще?</span></p><p>– На Западе нет! Это довольно быстро устаревает у нас: нам становится скучно так бесконечно долго говорить про «животное».</p><p><span style="vertical-align:baseline;font-weight:bolder">– Творцы подавляют публику?</span></p><p>– Всегда по-разному. Торжество мюзикла, например, связано как раз с тем, что публика диктует: деньги, касса, коммерция. И всюду театры, и музыкальные, и драматические, пустились во все тяжкие – ​изображать мюзикл. Мы все время как на качающейся лодке: центр – ​театр человека, вертикали, пусть разорванной, но все-таки гармонии, некоего сшивания себя с высшим началом, рефлексии по этому поводу. Но при этом нас кренит в разные стороны: что ж мы отсталые такие, давайте разденемся, измажемся экскрементами, будем в тренде! Или на­оборот: всё на продажу, чтобы золото сусальное со сцены прямо вываливалось в зал… В этой болтанке сейчас и находимся. На Западе при всей кажущейся монолитности культурного кода тоже есть некая турбулентность. Все позитивные идеи, так или иначе, исчерпаны, даже и постмодернизм уже посыпался…</p><p><a href="https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/09/26/69952-georgiy-isaakyan-uvidet-muzyku-vglyadetsya-v-sebya" target="_blank">Далее</a>.</p>
вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 14.04.2017 Дата последнего изменения страницы: 14.04.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика