instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Тротил и белые халаты: как проходит оцифровка старых фильмов в хранилище Госфильмофонда

Тротил и белые халаты: как проходит оцифровка старых фильмов в хранилище Госфильмофонда

«Будущее России. Национальные проекты», 10 февраля 2020 года

В рамках нацпроекта «Культура» к 2024 году планируется оцифровать 22 500 лент из коллекции Госфильмофонда России. Весь прошлый год специалисты отбирали и закупали оборудование, которое позволит перенести на цифровые носители даже самые хрупкие и редкие пленки. С января процесс пошел полным ходом, в работе уже находится 500 картин из первой тысячи утвержденных Минкультуры РФ. Корреспондент портала «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого является ТАСС, побывала в подмосковном микрорайоне Белые Столбы, где размещается хранилище Госфильмофонда, и посмотрела, как проходит оцифровка культовых фильмов.

Карта Победы

В холле внушительного здания Госфильмофонда посетителей встречают афиши 20 военных фильмов. К 75-летию Победы картины, выпущенные советскими киностудиями в Великую Отечественную, отреставрировали первыми и выложили на сайте, откуда их могут бесплатно скачать даже в самых отдаленных сельских клубах и домах культуры, которые в рамках нацпроекта сейчас переоборудуют.

«Вариантов — два: показывать фильмы бесплатно или за деньги, что тоже не возбраняется. Но мы рекомендуем то, что они заработают, направить на помощь ветеранам, если они остались, дай бог им здоровья, или воинские захоронения. Двадцать фильмов — это только начало. Я думаю, что в будущем те фильмы, на которые у нас есть права, мы будем точно так же перегонять регионам для показов. Мы понимаем, что там голод испытывают определенный в этом плане», — рассказывает генеральный директор Госфильмофонда России Николай Малаков.

Всего за месяц со всей страны поступили сотни заявок, интерес к культовым советским фильмам обнаружился и за рубежом.

«Я еще маленьким смотрел «Сильные духом», «Великий перелом». «Матросова» взахлеб смотрели. Вот эти фильмы мы сейчас уже перегоняем тем, кто зарегистрировался на сайте. Уже 500 штук мы перегнали, запросы идут. Причем я сам был удивлен: один запрос пришел из Австралии, другой из Греции — и мы только начали в этом году, я уверен, что их гораздо больше будет», — убежден Николай Малаков.

Новые технологии позволили Госфильмофонду запустить мультимедийный проект «Карта Победы», посвященный интерактивной истории Великой Отечественной войны.

«У нас, кроме авторских художественных фильмов, есть еще документальное кино. Часть, причем солидную, мы уже оцифровали, часть дооцифровываем. Сайт будет работать так: карта, наводите мышкой на город, например, Смоленск, и ставите год, допустим, с 1941-го по 1945-й, щелкаете, и на экране высвечиваются все документальные фильмы, которые связаны с этими событиями. Пока мы сделали карту на основании своих материалов — это более 3 тыс. документальных фильмов, но мы приглашаем к сотрудничеству архивы и всех, у кого есть контент, чтобы его на сайт закачать. В дальнейшем будем не только кинохроникой ограничиваться и документальным кино, но и, может быть, фотографии собирать, воспоминания — все, что связано с войной», — поясняет глава Госфильмофонда.

Два документальных фильма уже прошли оцифровку. Это картины «Неизвестная война» и «Битва за Москву» (полное название — «Разгром немецких войск под Москвой»). Они выбраны не случайно, в Госфильмофонде надеются, что эти документальные ленты помогут рассказать правдивую историю войны иностранной аудитории, ведь «Битва за Москву» в 1943 году принесла СССР первый в истории «Оскар» за лучший документальный фильм, а одним из режиссеров «Неизвестной войны» был американец Берт Ланкастер, и его трактовке событий нет оснований не верить даже у самых скептически настроенных зарубежных зрителей.

«Слышали, наверное, сейчас поляки говорят, что чуть ли не они в войне победили, кто только не лезет в историю. Мы работаем с Россотрудничеством и на Санкт-Петербургском международном культурном форуме иностранным делегациям фильм давали. Еще три судна наших сейчас ходят вокруг света (акция в честь 200-летия открытия Антарктиды и 75-летия Победы. — Прим. ред.) — «Крузенштерн» и другие — мы им тоже дали флешки, чтобы показывали эти фильмы в портах, где они будут. Я думаю, что они выполнят свои обещания», — надеется Малаков.

Уже известно, что темой следующего года станет освоение космоса к годовщине полета Юрия Гагарина. Работой с архивами занимается научный отдел Госфильмофонда, но материалов так много, что на помощь приходят волонтеры.

«Есть энтузиасты, которые этим делом занимаются. Ребята, которые с техникой на ты, все равно надо кому-то сайт администрировать, кому-то наполнять, кому-то следить. Конечно, нам одним не объять необъятное. Это очень большая работа», — объясняет Малаков.

Глаз-алмаз

Сейчас в очереди на оцифровку стоят картины «Два бойца» Леонида Лукова и «Радуга» Марка Донского. В конце декабря Госфильмофонд получил по нацпроекту «Культура» четыре новеньких сканера. Прежде чем отправить в обработку сканером пленку, над ней трудятся реставраторы — скорость и качество оцифровки напрямую зависят от физического состояния видеоматериала. Проводится реставрация на компьютерах, но основная ответственность ложится на сотрудников, ведь техника не всегда может отличить родинку на лице актера от царапины на пленке.

«Хотя есть программное обеспечение под реставрацию, все равно никак человека из этого процесса не исключить. «Два бойца» сейчас реставрируют, там есть царапины продольные, а есть и дождь, но машина убирает все. Можно остаться и без дождя, поэтому от человеческого фактора никуда не деться», — поясняет Николай Малаков.

На наших глазах реставратор кропотливо вставляет фрагмент изображения пулемета в поврежденный кадр, для этого он находит идентичный пулемет на другой пленке и тщательно совмещает картинку. «Два бойца» снимались в 1943 году, как и «Радуга», и для своего возраста находятся в нормальном состоянии, хотя неопытного человека могут напугать царапины и видимые дефекты пленки.

«Черно-белый материал в принципе лишен многих дефектов, которые есть в цветном. У черно-белого материала хорошо сохранено изображение, поскольку оно наносится серебром, с ним ничего не случается. С цветными пленками проблема в том, что там изображение формируется тремя цветными слоями, и, если в силу возраста краситель распался, вы теряете информацию обо всем. Если вы потеряли синий слой, вы потеряли весь кадр, у вас исказилась сильно информация. В этом смысле черно-белые фильмы для реставрации легче. Там нет этого светового дыхания, нет изменений по цвету, но в силу возраста они очень запыленные, имеют множественные физические дефекты», — рассказывает главный инженер по производству Игорь Багдасаров.

Специалист признает, что годы работы, требующей невероятной концентрации, влияют на зрение: «Глаза самым слабым местом становятся у ребят, которые занимаются реставрацией. Мониторы у нас не вредные, но человек в напряжении весь день».

Из пожарного в операторы

После реставрационной мастерской пленки попадают на оцифровку. Несмотря на то что сканеров только четыре, сотрудников требуется много.

«В рамках нацпроекта у нас над оцифровкой пока задействованы около 30 человек — начиная с грузчика и заканчивая оператором сканера. А вообще хотим перейти на многосменную работу, это перспектива будущего, потому что оборудование дорогостоящее очень, похвастаюсь: оно лучшее в мире, но это сегодня, а через год оно может уже отставать, поэтому мы стремимся выжать из него по максимуму, загрузить машины. Сейчас они в одну смену работают от зари до зари, а потом будут в три смены», — объясняет Малаков.

Для того чтобы обеспечить бесперебойную работу, Госфильмофонд предложил сотрудникам других отделов переучиться на операторов сканеров.

«Мы это приветствуем. Даже один из операторов, работающих сейчас на сканере, — бывший пожарный. У нас есть небольшая пожарная команда, парень изъявил желание, его обучили, и он с удовольствием работает. И другим говорим: «Пожалуйста, переучивайтесь», чтобы в первую очередь своих людей задействовать, а потом уже брать со стороны. Если хватать не будет, поедем в техникумы, чтобы посмотреть ребят», — говорит Малаков.

Оператор сканера должен стажироваться месяц, прежде чем ему можно будет доверить самостоятельную работу. Помимо кадрового вопроса есть и другой нюанс. Уже сейчас очевидно, что закупленного оборудования недостаточно, чтобы оцифровать огромные архивы Госфильмофонда. Чтобы ускорить работу, отремонтировали технику, которая уже не использовалась.

«Допустим, ультразвуковая очистка — мы закупили три новых аппарата под пленку 35 мм, а под пленку 70 и даже 16 мм мы старую машину отреставрировали, обучили человека, и сейчас он на этом аппарате работает. Так же по реставрации — два новых рабочих места закупили с программным обеспечением, компьютерами, а два старых отремонтировали, привели в порядок, обучили людей. На будущее, конечно, станем менять, потому что там скорость ниже, но для того, чтобы запустить этот процесс, поставить на конвейер, мы пошли на такие меры», — объясняет глава Госфильмофонда.

Белые халаты

Даже если пленка не требует реставрации, ее специальным образом готовят к оцифровке.

«Ее должны размягчить, пленка должна акклиматизироваться, поскольку она хранится при температуре, близкой к нулю, и ее нельзя так резко в +20 помещать, она должна отлежаться какое-то время, естественным образом нагреться, чтобы не образовался конденсат в коробке с пленкой. Помимо этого, ее еще проверяют, разматывают, смотрят дефекты, подклеивают, если надо, склейки — они могут разойтись от хранения. Если неподготовленный материал встает в сканер, может разойтись склейка, может порваться пленка, что нанесет еще больший ущерб картине», — рассказывает Игорь Багдасаров.

Со стороны работники Госфильмофонда выглядят как врачи. Белые халаты — дань традиции, а вот перчатки — необходимый атрибут, потому что пленку нельзя трогать руками, каждый отпечаток оставляет след. Кажется, что всю остальную работу новые сканеры берут на себя. Они работают с разрешением 4К (в цифровом кинематографе и компьютерной графике так обознается разрешающая способность, приблизительно соответствующая 4 тыс. пикселей по горизонтали) и сканируют с рекордной скоростью 30 кадров в секунду, что позволяет оцифровать фильм практически за то же время, что он длится, — 1,5–2 часа. Однако впечатление обманчиво, и здесь человеческий фактор значит не меньше, чем совершенство техники.

«Мы должны не просто отсканировать, а сохранить все детали изображения. Для этого ребята смотрят: если меняется экспозиция кадра, допустим, он становится темным или светлым, оператор должен остановиться и перекалибровать сканер либо потом переделать этот план. В одной картине может быть 700 планов. Самое главное — не потерять детали. Если качественно делать работу, она довольно трудоемкая», — поясняет Игорь Багдасаров.

Квалификация оператора оценивается по его способности видеть малейшие цветовые и световые колебания. После оцифровки материал тщательно проверяют, прежде чем пленка попадет обратно в хранилище.

Тротил и холод

Сканеры могут оцифровывать любую пленку, включая горючую, на нитрооснове, но делать это нужно в отдельном помещении. Нитропленка хранится в закрытых хранилищах на первом этаже в маленьких кабинках по 1030 роликов в каждой. В потолке установлен специальный люк, который открывается при взрыве. Для этого же на территории Госфильмофонда есть своя пожарная часть.

«Если нитропленку перевести в тротил, то здесь 180 тонн тротила лежит, на минуточку. Это наши специалисты подсчитали. Была первая мысль, когда делали фильмохранилище, где-то в Москве его разместить, но потом передумали, и поэтому мы так далеко находимся, это все-таки особые условия, определенная влажность, температура, у нас стоят кондиционеры, это очень серьезно», — подчеркивает Николай Малаков.

В основном оцифровочном помещении температура оптимальная и для людей, и для машин. Пленке необходимо от 40 до 60% относительной влажности. Работают вентиляция, осушитель воздуха, чтобы не было слишком влажно. Пленка находится здесь только пару часов, пока идет оцифровка и проверка, а вот в помещении для долговременного хранения находиться без верхней одежды затруднительно, температура не поднимается выше двух градусов тепла.

Здесь хранятся позитивы отечественного фонда, то есть исходные материалы. Все фильмы, которые выходили на экраны в стране, попадали сюда. Кажется, что рядам с пленками нет конца, а это лишь одно из 19 таких хранилищ.

«В Госфильмофонде хранится 1,45 млн таких коробок-роликов. Это 35-миллиметровая пленка намоткой до 300 м. Около 70 тыс. наименований в этом хранилище», — рассказывает начальник отдела хранения Госфильмофонда Татьяна Кухтина.

Она поясняет, что низкая температура и влажность 20–30% необходимы для длительного хранения пленки. Сотрудники регулярно проводят ревизию фондов: если на пленках выявляется плесень, материалы передают в реставрацию. Но даже при самом бережном хранении аналоговые носители рано или поздно теряют свои свойства. Главный вопрос, который волнует специалистов, — насколько долговечной окажется оцифровка. Прогресс не стоит на месте, и если вчера диски казались надежной альтернативой пленке, то уже завтра хранение на цифровых носителях или в облаке тоже может устареть.

«То, что сканировали 20 лет назад, когда только появились сканирующие устройства, нужно переделывать. Начинаешь с самого ценного, хочешь его оцифровать, а потом оказывается, что были такие возможности техники, что ты плохо оцифровал. Уже появились сканирующие устройства с большим разрешением, но очень медленные», — поясняет Игорь Багдасаров.

Тем не менее специалист уверен, что разрешение 4К, которым обладают сканеры Госфильмофонда, оптимальное, потому что больше человеческий глаз не воспринимает. Он также успокаивает тех, кто переживает, что цифровое качество хуже пленки.

«Если мы видим картину «чистую», скорее всего ее оцифровали, отреставрировали, поэтому люди говорят: «Это цифровое качество». На самом деле качество ничуть не уступает пленочному», — заверяет Багдасаров.

Работа над фильмами «Два бойца» и «Радуга» будет закончена к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Показ отреставрированных картин состоится на XXIII фестивале архивного кино «Белые Столбы». Сотрудники Госфильмофонда надеются, что на достижениях нацпроекта эта важная работа не остановится. Чтобы оцифровать все видеоматериалы, хранящиеся здесь, понадобится не менее 15 лет, но с развитием технологий и эта амбициозная цель становится все ближе.

Автор: Анна Михайлова

вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 02.12.2016 Дата последнего изменения страницы: 11.02.2020
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба