instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

О «Стратегии развития деятельности музеев В Российской Федерации на период до 2030 года»

О «Стратегии развития деятельности музеев В Российской Федерации на период до 2030 года»

Союз музеев России представил в Минкультуры РФ итоговую редакцию «Стратегии развития деятельности музеев в Российской Федерации на период до 2030 года».

Для объективной оценки программного документа, призванного определить общую концепцию развития музейной отрасли России, Департамент музеев запросил мнение музейного сообщества. Для этого было инициировано письмо в музеи различного уровня подчинения, а также другие культурные институции. К настоящему времени поступило 44 отзыва, которые будут переданы Союзу музеев, а некоторые из них - опубликованы на сайте Департамента музеев России.

Публикуем первый отзыв, поступивший от Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева.

Отзыв
на подготовленный Союзом музеев России проект «Стратегии развития деятельности музеев в Российской Федерациина период до 2030 года» (далее – «Проект»)

1. Рекомендуется скорректировать название документа. По нормам русского языка, «деятельность» нельзя «развивать», её можно вести или осуществлять. Развивать можно музейное дело или музеи, а не их деятельность. Не вполне понятно, что хотели сказать разработчики такой лексической конструкции.

2. В разделе I Проекта («Общие положения») указывается: «…деятельность музеев в Российской Федерации рассматривается в качестве одного из решающих факторов достижения такой национальной цели, как укрепление российской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов Российской Федерации (подпункт «а» пункта 12 Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. №204)».

Вместе с тем разделом IV Основ государственной культурной политики, утверждённых Указом Президента Российской Федерации от 24.12.2014 №808 (далее – ОГКП), установлено:

«Основные цели государственной культурной политики - формирование гармонично развитой личности и укрепление единства российского общества посредством приоритетного культурного и гуманитарного развития.

Целями государственной культурной политики также являются:

укрепление гражданской идентичности;

создание условий для воспитания граждан;

сохранение исторического и культурного наследия и его использование для воспитания и образования;

передача от поколения к поколению традиционных для российской цивилизации ценностей и норм, традиций, обычаев и образцов поведения;

создание условий для реализации каждым человеком его творческого потенциала;

обеспечение доступа граждан к знаниям, информации, культурным ценностям и благам.»

Кроме того, статьёй 76 раздела «Культура» Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 №683 (далее – СНБ), установлено:

«Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в области культуры являются:

сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитание детей и молодёжи в духе гражданственности;

сохранение и развитие общероссийской идентичности народов Российской Федерации, единого культурного пространства страны;

повышение роли России в мировом гуманитарном и культурном пространстве.»

Положения Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2018 №204 не отменяют положения Указов Президента Российской Федерации от 24.12.2014 №808 и от 31.12.2015 №683.

С учётом положений упомянутых Указов Президента Российской Федерации, раздел I Проекта («Общие положения») следует дополнить указанием на роль музеев в достижении таких целей, как:

- сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества;

- формирование гармонично развитой личности и укрепление единства российского общества посредством приоритетного культурного и гуманитарного развития;

- сохранение исторического и культурного наследия и его использование для воспитания и образования;

- обеспечение доступа граждан к знаниям, информации, культурным ценностям и благам.

Обозначенные цели можно изложить (переформулировать) с учётом специфики музейного дела. При этом необходимо руководствоваться задачей сохранения и приумножения именно традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества.

3. Аналогичная корректировка потребуется в 1-м абзаце раздела II Проекта («Цели и принципы Стратегии»).

4. В разделе II Проекта («Цели и принципы Стратегии») содержится весьма удачная характеристика природы музея как «института сохранения исторической памяти народа, сохраняющего и транслирующего народообразующую систему ценностей».

Вместе с тем в данном разделе содержится ряд избыточных положений. Их можно оставить, придав вид ссылок на соответствующие нормативно-правовые документы, как изложено ниже.

Подпункт «а»: «культурная политика является самостоятельным направлением внутренней политики государства, субъекты культурной деятельности, включая учреждения культуры, обладают выраженной спецификой, которая должна учитываться в правовом регулировании», - избыточен, так как:

- культурная политика как отдельная сфера правового регулирования уже упоминается в статьях 71, 72, 114 Конституции Российской Федерации;

- необходимость учёта специфики субъектов культурной деятельности уже отражена в статье 1 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, утверждённых законом Российской Федерации от 09.10.1992 №3612-1 (далее - ОЗРФК).

Подпункт «б» о «безусловности исполнения государственными органами исполнительной власти и местного самоуправления обязанностей по своевременному и полнообъёмному обеспечению нормативных, финансовых, материальных условий деятельности государственных и муниципальных музеев» - избыточен, так как:

- соответствующие полномочия федеральных органов государственной власти в области культуры, органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области культуры и органов местного самоуправления в области культуры определены статьями 37, 39 и 40 ОЗРФК;

- необходимость исполнения органами государственной власти и местного самоуправления возложенных на них полномочий очевидна и основывается на самой природе права.

Подпункт «д» о «целостности и неделимости собраний музеев в Российской Федерации» - избыточен, так как:

- статьёй 7 федерального закона от 26.05.1996 №54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (далее – закон №54-ФЗ) уже установлено: «Музейная коллекция является неделимой.»

5. Подпункт «в» раздела II Проекта («Цели и принципы Стратегии») о «приоритетности качественных критериев при оценке деятельности музеев в Российской Федерации» - представляется крайне важным, но недостаточным. Действительно, задачи культурной политики, установленные СНБ и ОГКП, носят прежде всего качественный характер. Однако не следует игнорировать и количественную составляющую.

Так, например, в числе целей государственной культурной политики, перечисленных в разделе IV ОГКП, входит «обеспечение доступа граждан к знаниям, информации, культурным ценностям и благам».

Статьёй 12 ОЗРФК гарантировано право граждан на приобщение к культурным ценностям, в том числе на доступ к музейным фондам.

Согласно статье 27 закона №54-ФЗ, музеи создаются в том числе с целью публикации музейных предметов и музейных коллекций, то есть представления их обществу путём публичного показа и иными способами.

Таким образом, оценить деятельность музеев по обеспечению доступа граждан невозможно, не используя количественные показатели.

Признавая приоритет качественных критериев для достижения целей государственной культурной политики применительно к музейному делу, целесообразно указать в тексте документа на необходимость обеспечения баланса между количественными и качественными критериями оценки деятельности музеев.

6. Подпункт «г» раздела II Проекта («Цели и принципы Стратегии») о «независимости музеев в осуществлении собирательской, научной, экспозиционной, выставочной, публикаторской и просветительской деятельности» - является неприемлемым в силу его противоречия действующему законодательству.

Деятельность музеев в Российской Федерации регламентирована действующим законодательством, в том числе СНБ, ОГКП, ОЗРФК, законом 54-ФЗ и иными правовыми актами.

Действующее законодательства и уставы музейных учреждений разграничивают полномочия музеев и их учредителей. Так, например, в соответствии с подпунктом 15 пункта 7 устава ФГБУК «Государственный Эрмитаж», утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2011 №984, Министерство культуры Российской Федерации осуществляет в качестве учредителя контроль за деятельностью Государственного Эрмитажа в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, государственные и муниципальные музеи в Российской Федерации не являются независимыми.

7. Абзац второй раздела IV Проекта («Задачи Стратегии»): «внесение изменений в законодательство, предусматривающих, что государственные и муниципальные музеи в Российской Федерации учреждены собственником в целях создания, распространения, сохранения, освоения и популяризации культурных ценностей и предоставления общественных культурных благ», - требует доработки по следующим причинам.

Предложенное определение цели создания музеев противоречит абзацу второму раздела II Проекта («Цели и принципы Стратегии»), где содержится характеристика природы музея как «института сохранения исторической памяти народа, сохраняющего и транслирующего народообразующую систему ценностей». То есть в разделе VI оказывается пропущен такой важный аспект, как сохранение и популяризация не всех подряд, а прежде всего именно традиционных ценностей.

Спорной новацией является тезис о создании в музее культурных ценностей в качестве одной из основных задач его учреждения. Такое расширение понятия «музей» ведёт к смешению терминов «музей», «творческая мастерская» и т. д. Данная инициатива требует обсуждения и (в случае её принятия) дополнительного разъяснения, в том числе закрепления в действующем законодательстве.

Категория «общественные культурные блага» не отражена в действующем законодательстве. Подходы, используемые сторонниками этой теории, во многом противоречат ценностно-цивилизационному подходу, закреплённому в СНБ и ОГКП. Кроме того, представление о музее как источнике «культурных благ» по сути совпадает с подходом к музею как источнику предоставления услуг, против которого авторы Проекта обоснованно возражают в следующем абзаце.

Авторами Проекта не обоснована необходимость внесения изменений в действующее законодательство в части определения понятия «музей» и целей его создания.

8. Абзац третий раздела IV Проекта («Задачи Стратегии»): «исключение деятельности музеев из общероссийских и региональных перечней государственных (муниципальных) услуг, независимой оценки качества оказания услуг, нормирования труда, единых профессиональных стандартов», - требует доработки по следующим причинам.

Безусловно, отрасль культуры не сводится к оказанию услуг. Но это проблема не одних только музеев, а всей отрасли. Соответственно, решаться эта проблема должна для отрасли в целом, а не в рамках стратегии развития музейного дела. Решение данной проблемы исключительно для музеев невозможно.

Безусловно, идея замены существующих квалификационных требований так называемыми «профессиональными стандартами» вызывает массу возражений и не обоснована объективной необходимостью. Однако и эта проблема характерна не исключительно для музейной сферы, а для всего народного хозяйства. Соответственно, необходимо решение этой проблемы в масштабе страны, а не в рамках стратегии развития музейного дела. Решение данной проблемы исключительно для музеев невозможно.

Что касается требования освободить музеев от нормирования труда – следует отметить, что в соответствии со статьёй 159 Трудового кодекса Российской Федерации, утверждённого федеральным законом от 30.12.2001 №197-ФЗ, работникам гарантируются государственное содействие системной организации нормирования труда. Исключение музейных работников из сферы действия данного положения приведёт к нарушению их прав по сравнению с другими трудящимися.

9. Абзац четвёртый раздела IV Проекта («Задачи Стратегии»): «ограничение действия законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд в отношении музеев исключительно поставками, связанными с общехозяйственной деятельностью, капитальным ремонтом и строительством объектов музеев», - неприемлем по причинам, изложенным выше. А именно: недостатки законодательства о контрактной системе являются проблемой не одних только музеев, а всей отрасли культуры в целом. Соответственно, решаться эта проблема должна для отрасли в целом, а не в рамках стратегии развития музейного дела. Решение данной проблемы исключительно для музеев невозможно.

10. Абзац пятый раздела IV Проекта («Задачи Стратегии»): «переход к дифференцированному формированию государственного и муниципального задания для музеев по различным направлениям профессиональной музейной деятельности. Объём субсидий на выполнение государственного задания по данным направлениям должен быть достаточным для выполнения музеем своих профессиональных задач, а их выделение должно быть обязательным и обеспечено государственными и муниципальными гарантиями на законодательном уровне. Замещение средств этих субсидий средствами, полученными музеем от приносящей доход деятельности, должно быть запрещено,» - требует доработки по следующим причинам.

Гарантии обеспечения финансирования музеев уже заложены в действующем законодательстве. (См. ранее упомянутые нормативно-правовые акты, а также федеральный закон от 12.01.1996 №7-ФЗ «О некоммерческих организациях», статья 9.2 «Бюджетное учреждение».) Правильно было бы требовать не дополнительных гарантий, а исполнения уже действующего законодательства.

С другой стороны, понятно, что объективные финансовые ограничения зачастую не позволяют выделить финансирование в том объёме, который кажется необходимым руководству музея «для выполнения своих профессиональных задач». Решение этой проблемы должно достигаться в каждом конкретном случае на основе сотрудничества между музеем и его учредителем.

Требование запретить «замещение субсидий средствами от приносящей доход деятельности» абсурдно, так как противоречит базовым принципам финансово-хозяйственной деятельности, а также нарушает права учредителя, закреплённые в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Так, согласно пункту 1 статьи 123.1 Гражданского кодекса, учредитель является собственником имущества созданного им учреждения. С другой стороны, специфика учреждения состоит также и в том, что в ряде случаев учредитель несёт ответственность по обязательствам учреждения (п. 3 статьи 123.1).

Не вызывает возражений данное требование применительно к частным музеям, созданным в таких организационно-правовых формах, где учредитель обладает меньшими правами по сравнению с правами учредителя учреждения.

Следует отметить: судя по этому и другим абзацам Проекта – его авторы склонны выдвигать понятные общественности, но заведомо невыполнимые требования. Такой подход называется популизмом.

11. Абзац шестой раздела IV Проекта («Задачи Стратегии»): «разработка совместно с Союзом музеев России и привлечёнными научными организациями критериев системы качественной оценки деятельности музеев, переход к ней, начиная с 2020 года», - требует доработки по следующей причине.

Необходимость в разработке критериев системы качественной оценки деятельности музеев отсутствует, так как такой очевидный критерий уже есть: это соответствие деятельности музеев целям и принципам, определённым в СНБ, ОГКП, ОЗРФК и законе 54-ФЗ. Уместно было бы говорить о разработке методов оценки соответствия деятельности музеев этому критерию.

Безусловно, возможно установление и иных, дополнительных критериев, отражающих специфику музейного дела – но только как вспомогательных по отношению к обозначенному основному критерию. Одним из таких критериев может быть, например, показатель доли посетителей, которых музей принимает бесплатно.

12. Требования, выдвигаемые в подразделе, посвящённом сохранению и развитию сети музеев раздела IV Проекта («Задачи Стратегии») – носят преимущественно популистский характер.

В абзаце втором указанного подраздела предлагается ввести запрет на «реорганизацию музеев путём присоединения к организациям, музеями не являющимися». Однако не во всех случаях такая реорганизация влечёт за собой ущерб для музейной деятельности. Более того, десятки тысяч музеев входят в состав организаций, музеями не являющимися – например, школьные музеи. Представляется, что здесь уместнее был бы не запрет, а принятие индивидуальных решений в каждом конкретном случае.

В абзаце третьем указанного подраздела предлагается обеспечить «обязательное участие организованного музейного сообщества в принятии на всех уровнях власти и управления решений, связанных с деятельностью музеев». Однако принятие решений, связанных с деятельностью музеев, на федеральном уровне и так всегда происходит после обязательных консультаций с музейным сообществом.

Четвёртый абзац указанного подраздела («обеспечение гарантий стабильности руководства музеев, предусматривающих заключение трудовых договоров с руководителями музеев на срок не менее 5 лет»), очевидным образом нарушает права учредителя. Абсурдность данного требования понятна учредителю любой организации: нередко руководителя приходится назначать на относительно короткий срок с целью проверки его профессиональных качеств.

В пятом абзаце указанного подраздела содержится требование «преимущественного финансового участия регионов» в проектах создания в регионах системы музейных кластеров и спутников крупнейших музеев страны, что является необоснованным ограничением. В регионах возможны разные ситуации, в которых оптимальным будет разное соотношение финансирования со стороны федеральных органов исполнительной власти, региональных и муниципальных властей, а также самих музейных учреждений.

13. В разделе IV Проекта («Задачи Стратегии»), в подразделе, посвящённом пополнению музейных собраний, выдвигается требование: «разработка и реализация с 2020 года общероссийской программы пополнения Музейного фонда Российской Федерации посредством приобретения произведений и артефактов для обеспечения полноты музейных собраний, приобретение произведений современных художников и изделий традиционного народного искусства и ремёсел, финансирование на постоянной основе археологических, этнографических, краеведческих и иных исследовательских экспедиций музеев». Это требование является неприемлемым по следующим причинам.

Соотношение объёма музейных фондов и экспозиционных площадей в настоящее время таково, что лишь малая часть музейных коллекций может быть представлена посетителям. По разным оценкам эта часть составляет от 3 до 10% фондов.

При данных обстоятельствах пополнение Музейного фонда не является первоочередной задачей, которая требовала бы принятия специальной общероссийской программы.

Что касается непременного приобретения произведений современных художников, то на сегодня отсутствуют объективные критерии, по которым можно было бы определить, заслуживает ли приобретения то или иное произведение так называемого «современного искусства». Фактически рынок «современного искусства» представляет собой так называемый «финансовый пузырь», где усилиями критиков и музейных кураторов накручивается стоимость артефактов, создаваемых в основном в коммерческих целях. Этот рынок не имеет отношения к искусству и культуре. Очевидны и предпосылки для коррупции, возникающие в этой связи при принятии решений о приобретении тех или иных произведений.

В данных условиях наиболее разумной стратегией для развития музейных собраний было бы:

- в первую очередь приобретать предметы, необходимые для обеспечения полноты собраний классического искусства;

- воздерживаться от приобретения предметов «современного искусства».

14. В разделе IV Проекта («Задачи Стратегии») подраздел, посвящённый изучению музейных предметов, носит в основном избыточный характер, так как включает в себя тезисы, уже закреплённые в действующем законодательстве и не встречающие препятствий для реализации.

Так, например, в абзаце втором указанного подраздела предлагается решить задачу «признания на нормативном уровне и в управленческой практике научной и исследовательской деятельности как неотъемлемой и важнейшей функции музея». Однако статьёй 26 закона 54-ФЗ установлено: «Музеи в Российской Федерации создаются в форме учреждений для осуществления культурных, образовательных и научных функций некоммерческого характера.» Таким образом, научная деятельность уже признана на нормативном уровне в качестве неотъемлемой функции музея.

В абзаце третьем указанного подраздела ставится задача «стимулирования притока молодых учёных в музейную науку за счёт полноценной оплаты их труда». Однако эта задача решается на уровне музейных учреждений благодаря тому повышению оплаты труда работников культуры, которое состоялось в 2012-2018 годах во исполнение абзаца пятого подпункта «а» пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» - до средней заработной платы в соответствующем регионе.

Назначение «дополнительных выплат за учёные степени», о котором говорится в том же абзаце, находится в компетенции руководителей музейных учреждений.

Никто не препятствует «созданию и поддержке научной музейной периодики с включением таких изданий в перечень ВАК», как это предлагается в четвёртом абзаце указанного подраздела. Разумеется, такие издания должны соответствовать требованиям, устанавливаемым Высшей аттестационной комиссией.

Никто не запрещает музеям претендовать на статус общероссийских научных центров, как это предлагается в пятом абзаце указанного подраздела.

Неясно, зачем всё это включено в Проект.

15. В разделе IV Проекта («Задачи Стратегии») подраздел, посвящённый научной реставрации, носит неконкретный, декларативный характер. Если другие тезисы представлены в достаточно развёрнутом виде, то в данном подразделе, например, не раскрывается:

- зачем нужна объединять в отдельную программу деятельность музеев России по реставрации музейных предметов, чем это поможет делу;

- какие конкретно меры должны быть предприняты для повышения престижа профессии реставратора;

- каким образом следует развивать систему обязательной профессиональной аттестации реставраторов;

- и так далее.

16. В разделе IV Проекта («Задачи Стратегии»), в подразделе, посвящённом созданию современной материально-технической и технологической базы музеев, избыточным является абзац, касающийся реализации комплекса мер по обеспечению доступности зданий и помещений музеев для «людей с особыми потребностями» (следует предположить, что имеются в виду инвалиды). Действующим законодательством это уже урегулировано. См., например, приказ Минкультуры России от 16.11.2015 №2803 «Об утверждении порядка обеспечения условий доступности для инвалидов музеев, включая возможность ознакомления с музейными предметами и музейными коллекциями, в соответствии с законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов».

Исходя из вышеизложенного, можно заключить, что принятие Проекта в его настоящем виде не обеспечит достижение целей, перечисленных в разделе V («Ожидаемые результаты»).


вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 26.12.2018 Дата последнего изменения страницы: 26.12.2018
Ответственный за наполнение страницы: Министерство культуры Российской Федерации