instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Основы государственной культурной политики

Проект документа
12 Мая 2014
Текст документа

I. Введение

Россия — государство, создавшее великую культуру. На протяжении всей российской истории именно культура сосредотачивала и передавала новым поколениям духовный опыт нации, обеспечивала единство многонационального народа России, во многом определяла влияние России в мире.

Сегодня, в условиях обострения глобальной идейно-информационной конкуренции и не в полной мере преодоленных последствий национальных катастроф XX века это свойство российской культуры становится определяющим для будущего страны.

Вне культуры невозможно обеспечить более высокое качество общества, его способность к гражданскому единству, к определению и достижению общих целей развития. В равной степени невозможно утверждение общенациональной идеологии развития без формирования нравственной, ответственной, самостоятельно мыслящей, творческой личности.

Государственная культурная политика исходит из понимания важнейшей общественной миссии культуры как инструмента передачи новым поколениям свода нравственных, моральных, этических ценностей, составляющих основу национальной самобытности. Знание своей культуры и участие в культурной деятельности закладывает в человеке базовые нравственные ориентиры: уважение к истории и традициям, духовным основам наших народов и позволяет раскрыть таланты, дарования и способности каждого человека.

Государственная культурная политика основывается на признании огромного воспитательного и просветительского потенциала культуры и необходимости его максимального использования в процессе формирования личности.

Природа русской культуры, обеспечивающей единство многонационального народа России на основе сохранения культурной и национальной самобытности всех народов страны, делает необходимым отражение в государственной культурной политике культурного своеобразия каждого региона страны, каждого народа или этноса. Государственная культурная политика призвана стимулировать насыщенность культурной жизни в каждом регионе России, способствовать развитию межрегионального культурного взаимодействия. Это является важнейшим фактором роста качества жизни, залогом динамичного развития субъектов Российской Федерации, основой единства не только культурного пространства, но и государственного единства России.

Государственная культурная политика предполагает повышение общественного статуса культуры, влияние культуры на все сферы государственной политики и жизни общества, рассматривается не как единожды принятый и закрепленный в программах и мероприятиях комплекс мер, а как непрерывный динамичный процесс. Она постоянно корректируется в зависимости от изменений внутренней и внешней ситуации, учитывает вновь появляющиеся проблемы, изменяет набор действий при невозможности достичь требуемого результата первоначально выбранными средствами.

В основу государственной культурной политики положены зафиксированные в Конституции Российской Федерации гражданские свободы и права, обязанности и ответственность граждан и государства.

II. Цель, содержание и принципы государственной культурной политики

Целью Российского государства и общества на современном историческом этапе является сильная, единая, независимая во всех отношениях Россия, приверженная собственной модели общественного развития и при этом открытая для сотрудничества и взаимодействия со всеми народами, государствами, культурами.

Для достижения этой цели необходима реализация четко сформулированной и настойчиво, последовательно реализуемой государственной культурной политики. Это связано с тем, что многонациональность, многоэтничность нашей страны обусловила исторически сложившуюся роль культуры как главного инструмента передачи и воспроизводства традиционных нравственных ценностей российского общества и источник гражданской идентичности.

Цель государственной культурной политики — духовное, культурное, национальное самоопределение России, объединение российского общества и формирование нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности на основе использования всего потенциала отечественной культуры.

Содержанием современной государственной культурной политики России является создание и развитие системы воспитания и просвещения граждан на основе традиционных для России нравственных ценностей, гражданской ответственности и патриотизма посредством освоения исторического и культурного наследия России, мировой культуры, развития творческих способностей личности, способностей к эстетическому восприятию мира, приобщения к различным видам культурной деятельности.

В контексте государственной культурной политики понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований, обеспечивающих полноценную жизнь общества.

Это, прежде всего, честность, правдивость, законопослушание, любовь к Родине, бескорыстие, неприятие насилия, воровства, клеветы и зависти, семейные ценности, целомудрие, добросердечие и милосердие, верность слову, почитание старших, уважение честного труда.

Понимание задачи восстановления механизмов передачи и воспроизводства ценностных основ жизни личности и общества как государственного приоритета позволит сохранить наше гражданское и культурное (ментальное) единство, обеспечить независимость, силу и динамичное развитие Российского государства. Это позволит преодолеть недоверие граждан к власти, с одной стороны, и социальное иждивенчество, с другой стороны. Реализация так сформулированной государственной культурной политики, несомненно, будет способствовать существенному повышению готовности и способности людей к созданию и развитию институтов гражданского общества, к активному участию в местном самоуправлении и в целом к росту гражданской ответственности.

Состояние современного российского общества делает необходимым выделение в качестве приоритетных воспитательной и просветительской функций культуры. Это позволит существенно усилить воздействие культуры на процессы формирования личности, гуманизации образования, успешной социализации молодежи, создания качественной, благоприятной для развития личности информационной среды.

Государственная культурная политика должна строиться на следующих принципах:

— влияние культуры на все аспекты политики государства и сферы жизни общества;

— понимание культуры России как неотъемлемой части мировой культуры;

— приоритет права общества на сохранение материального и нематериального культурного наследия России перед имущественными интересами физических и юридических лиц;

— сочетание универсальности цели государственной культурной политики и уникальности субъектов и объектов культурной деятельности;

— территориальное и социальное равенство граждан при реализации права на доступ к культурным ценностям и участие в культурной деятельности;

— преобладание качественных показателей при оценке эффективности достижения целей государственной культурной политики.

III. Стратегические задачи государственной культурной политики

Реализация государственной культурной политики предполагает решение комплекса стратегических задач, часть из которых в сегодняшней практике государственного управления с культурой не связана или связана косвенно, но при этом все они имеют исключительное значение для общественного и культурного развития страны и в равной степени относятся к государственному и негосударственному сектору культурной деятельности.

1. Сохранение наследия русской культуры и культур всех народов России как универсальной ценности, определяющей самобытность и жизнеспособность российского народа.

В контексте формирования и реализации государственной культурной политики понятие «культурное наследие народов Российской Федерации» должно трактоваться в максимально широком значении. Оно включает в себя все виды материального наследия — здания и сооружения, имеющие историческую, архитектурную ценность, представляющие собой уникальные образцы инженерных, технических решений, градостроительные объекты, памятники промышленной архитектуры, исторические и культурные ландшафты, археологические объекты и сами памятники археологии, монументы, скульптурные памятники, мемориальные сооружения и т.д. К этой части культурного наследия, несомненно, относятся и произведения изобразительного, прикладного и народного искусства, все бесконечное многообразие предметов материального мира, которые позволяют сохранять максимально полное представление о различных сторонах и особенностях жизни людей в прошедшие эпохи, документы, книги, фотографии и т.д., то есть все то, что составляет Музейный, Архивный и Национальный книжный фонды.

Под культурным наследием понимается и его нематериальная часть: языки, традиции, обычаи, говоры, фольклор, традиционные уклады жизни и представления об устройстве мира народов, народностей, этнических групп.

Неотъемлемой частью культурного наследия народов России является великая русская литература, музыкальное, театральное, кинематографическое наследие, созданная в России уникальная система подготовки творческих кадров.

Таким образом понимаемое культурное наследие России является средоточием всего духовного, нравственного, исторического, культурного опыта, накопленного российской цивилизацией. И, в силу этого, является основой и источником развития, сохранения единства и самобытности страны.

Утверждение об универсальной ценности культурного наследия России не только воспроизводит сложившиеся после Второй мировой войны международно-правовые подходы к ответственности человечества в отношении созданных им в прошлом культурных ценностей, но и отражает понимание того, что иного источника и основы для дальнейшего развития у России быть не может.

Важнейшей задачей государственной культурной политики является утверждение в общественном сознании восприятия накопленного прошлыми поколениями исторического и культурного опыта как необходимого условия для индивидуального и общего развития.

Говоря о сохранении культурного наследия, следует понимать, что в этом контексте сохранить — не значит только уберечь от разрушения и утраты все то, что было создано, собрано, систематизировано и в той или иной степени осмыслено в прошлом. Применительно к культурному наследию «сохранение» означает и постоянное пополнение, поскольку история творится каждым прожитым нами днем; и непрерывный процесс изучения, поскольку наши технологии познания и представления об истории мира и человечества постоянно совершенствуются; и столь же непрерывный процесс осмысления наследия, так как каждый новый исторический этап ставит перед нами новые вопросы. Под сохранением культурного наследия понимается и разнообразный по своим формам процесс освоения человеком и обществом накопленного ранее исторического и культурного опыта.

В число задач государственной культурной политики также входят:

систематизация, расширение и развитие существующего опыта использования объектов культурного наследия, предметов Музейного и Архивного фондов, научного и информационного потенциала российских музеев и музеев-заповедников в образовательном процессе;

изменение подходов к региональному развитию и территориальному планированию с целью существенного повышения роли объектов культурного наследия, исторической среды городов и поселений, деятельности музеев-заповедников по восстановлению традиционных для конкретного региона форм хозяйственной деятельности, землепользования, обычаев и промыслов. Это позволит повысить эффективность мер, принимаемых для сохранения российских малых городов, создать условия для развития культурно-познавательного туризма;

поддержка и развитие инициатив граждан по участию на добровольной основе в этнографических, краеведческих и археологических экспедициях, в работе по выявлению, изучению и сохранению объектов культурного наследия.

2. Развитие и защита русского языка — государственного языка Российской Федерации и языка межнационального общения, — как основы гражданского и культурного единства Российской Федерации.

Русский язык — основа и залог нашего культурного и государственного единства. Многонациональный характер России, формировавшейся путем объединения народов с разными культурами, религиями, языками, определил роль русского языка как основы существования российской цивилизации.

Русский литературный язык обладает практически неисчерпаемыми возможностями для выражения сложнейших понятий и образов, тонких оттенков чувств и эмоций. Русский язык в высшей степени способен к адаптации слов и понятий, рожденных иными языками и культурами, без разрушения своей собственной природы и законов своего развития.

В не меньшей степени русский язык способен отражать и присущие каждому историческому этапу развития нашего общества особенности и проблемы.

Государственная культурная политика ставит перед собой задачу защиты русского языка, понимаемую, во-первых, как создание необходимых условий для повышения качества владения родным языком гражданами, в том числе и представителями власти, журналистами, политиками, педагогами, всеми, чья профессиональная деятельность требует публичного общения. Защита русского языка — это и существенное повышение качества обучения независимо от национальности и места проживания человека. В России не должно быть граждан, получивших среднее образование и при этом не владеющих даже разговорным русским. Для иностранных граждан должны быть созданы условия для обучения русскому языку в объемах, необходимых для их трудовой деятельности в России и для защиты их прав. Защите русского языка должна служить и отлаженная научно и профессионально обеспеченная система изменения и утверждения современных норм русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации.

Государственная культурная политика должна обеспечивать развитие русского языка как языка межнационального общения, создавая все необходимые условия для сохранения и развития всех языков народов Российской Федерации, для двуязычия граждан, проживающих в национальных республиках и регионах нашей страны, для использования национальных языков в печатных и электронных средствах массовой информации. Должна осуществляться полноценная поддержка переводов на русский язык произведений литературы, созданной на языках народов России, их издание и распространение на всей территории страны.

К задачам государственной культурной политики непосредственно относится организация и поддержка работ в области научного изучения русского языка, его грамматической структуры и функционирования, исследования древних памятников, создания академических словарей русского языка и электронных лингвистических корпусов.

Развитие русского языка предполагает и целенаправленные усилия по его продвижению в мире, по поддержке и расширению русскоязычных сообществ в иностранных государствах, по увеличению интереса к русскому языку и русской культуре во всех странах мира в первую очередь в странах, входящих в СНГ и составляющих так называемое «постсоветское» пространство.

Развитие русского языка включает в себя расширение присутствия русского языка в Интернете, в том числе борьбу против его вытеснения государственными языками иных стран. Это необходимо для того, чтобы в картине мира современных жителей планеты в максимально возможной степени присутствовала российская оценка текущих событий. Успехи в этой области зависят от насыщенности Интернета ресурсами на русском языке, полезными и привлекательными для образованных жителей зарубежных стран, в первую очередь, такими ресурсами, которые отсутствуют в информационном пространстве этих стран на их государственных языках. Необходимо существенно увеличить количество качественных ресурсов в сети Интернет, позволяющих гражданам разных стран изучать русский язык, получать информацию о русской культуре и русском языке.

3. Поддержка отечественной литературы, возрождение интереса к чтению, создание условий для развития книгоиздания, обеспечение доступа граждан к произведениям русской классической и современной литературы, произведениям литературы на языках народов России.

В духовной и культурной жизни России русская литература занимает особое место. Именно великая русская литература формирует нравственные идеалы, передает новым поколениям богатый духовный опыт народа. Эти традиции и высочайший уровень литературного мастерства удалось сохранить даже в условиях жесткой идеологической цензуры советского времени. Утрата сегодня значения отечественной литературы означала бы отказ от духовного, культурного, нравственного самоопределения России.

Поддержка современного литературного творчества, книгоиздания, издания литературных журналов является одной из важнейших задач культурной политики государства.

Необходима постоянная поддержка научной работы по подготовке академических изданий классической русской литературы и разработке истории отечественной литературы.

С этими задачами неразрывно связана и необходимость возрождения интереса к чтению. Без вдумчивого чтения сложной литературы нельзя овладеть богатствами родного языка, нельзя научиться выражать и понимать сложные смыслы современной реальности. Еще более опасна продолжающая нарастать функциональная безграмотность граждан, когда человек не только не в состоянии передать смысл прочитанного, но затрудняется устно или письменно выразить собственные мысли. Эта тенденция опасна не только общим снижением культурного уровня российского общества, но и ограничением возможности полноценного участия в жизни общества и государства значительного числа граждан.

Государственная культурная политика должна решать задачу расширения доступности для граждан произведений классической и современной отечественной и мировой литературы, литературы для детей, произведений, созданных на языках народов России. Для этого, помимо создания условий для развития малорентабельных сегодня направлений книгоиздания и возрождения системы распространения книжной продукции разных издательств по всей стране, необходимо развивать деятельность библиотек. Современные библиотеки, оставаясь центрами культурного просвещения, должны быть обеспечены хорошо оплачиваемыми, хорошо образованными специалистами, организовывать серьезные культурно-просветительские акции с участием учёных, политиков, педагогов, писателей, библиофилов, оказывать информационные услуги в правовой, экологической, потребительской и других сферах. Библиотеки должны быть клубом для общения, в совершенстве использовать современные информационно-коммуникационные технологии, создавать собственный краеведческий контент, отражающий местную историю.

4. Поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды.

В контексте государственной культурной политики под информационной средой понимается вся совокупность средств массовой информации, радио- и телевещание, сеть Интернет, распространяемые с их помощью текстовые и визуальные материалы, информация, а также созданные и создаваемые цифровые архивы, библиотеки, оцифрованные музейные фонды.

Благоприятной для становления личности информационная среда может быть тогда, когда вся информация и материалы излагаются правильным литературным языком, когда информация готовится профессиональными журналистами, когда в радио- и телеэфире представлены произведения классического и современного искусства, когда через сеть Интернет открыт доступ к национальным цифровым информационным и культурным ресурсам.

Важно оцифровывать книжные, архивные, музейные фонды, создавать национальную электронную библиотеку и национальные электронные архивы (по музыке, живописи и т.д.) и тем самым формировать единое общее национальное электронное пространство знаний.

Необходимо найти эффективные формы и средства повышения качества материалов в Интернете. В бумажную эпоху число людей — самых умных, образованных, компетентных, которые писали статьи и книги, — было ограничено. Их тексты подвергались профессиональной оценке, выверялись на предмет актуальности, качества содержания, языка, полезности, необходимости, и эксперты определяли, каким тиражом выпускать тот или иной труд и где его распространять. Всегда было известно, кто несёт ответственность за конкретный текст, даже если автор писал под псевдонимом.

Сегодня в киберпространстве все, кто имеет доступ к компьютеру и Интернету, что-то создают и распространяют вне зависимости от образования, кругозора, жизненного опыта, знания предмета, психического здоровья и их истинных намерений. В результате информационное пространство загрязнено, и воздействие на нас этих загрязнений пока ещё плохо осознаётся, но их уже можно сравнивать с загрязнением воздуха, которым мы дышим, и воды, которую мы пьем. В этих условиях медийно-информационная грамотность населения становится одним из важнейших факторов общественного развития. Медийная и информационная грамотность состоит из знаний, способностей и совокупностей навыков, необходимых для понимания того, какая требуется информация и когда; где и каким образом получить эту информацию; как объективно ее оценивать и организовывать; и как этично использовать. Она предполагает обучение, критическое мышление и поведенческие навыки в пределах и вне профессиональных и образовательных границ и включает в себя все типы информационных ресурсов: устных, печатных и цифровых.

Необходим также поиск решения проблемы сохранения электронной информации, особенно ресурсов Интернета. Аудиовизуальные документы, электронные ресурсы, электронные книги, сайты, социальные медиа и т.д. полностью меняют концептуальный подход к сохранению информации. К настоящему времени огромное количество ценнейших электронных информационных ресурсов уже потеряно. Огромные массивы информации русскоязычного сегмента Интернета, сформированные на таких ресурсах, как Instagram, YouTube, Facebook, Twitter, Google, передаются на хранение в хранилища США, в том числе в Библиотеку конгресса, в то время как в России они никак не сохраняются.

К числу задач государственной культурной политики относится и работа по созданию государственной программы сохранения электронной информации.

5. Широкое привлечение детей и молодежи к участию в познавательных, творческих, культурных, краеведческих, благотворительных организациях, объединениях, коллективах.

Действия государства в сфере государственной культурной политики адресованы в первую очередь молодому поколению российских граждан. Будущее России зависит от успешного решения задач воспитания, развития творческих способностей каждого человека и создания благоприятных условий для их реализации. Формирование ответственной личности, в полной мере владеющей навыками жизни в обществе, искренне разделяющей ценности любви к Отечеству и служения ему, не может осуществляться без получения человеком практического опыта жизни в обществе, взаимодействия с другими людьми, навыков общения, ведения дискуссии, терпимости к проявлениям иных взглядов и позиций, без воспитания чувства ответственности за себя, за своих близких, за окружающих людей. Не менее важно и формирование у детей и молодежи активной гражданской позиции, вовлечение их в процесс созидания будущего.

Задачей государственной культурной политики должна стать всесторонняя поддержка создания и деятельности детских и молодежных организаций, объединений, движений, ориентированных на творческую, благотворительную, познавательную деятельность. Задачей органов власти и государственных культурных институтов является практическое обеспечение участия детей и молодежи в принятии решений, способных повлиять на их жизнь, максимально полного раскрытия их способностей и талантов, а также создание условий для подготовки руководителей детских и молодежных организаций. С детьми в таких организациях должны работать люди, обладающие помимо энтузиазма практическими педагогическими навыками, знаниями особенностей возрастной психологии, владеющие методиками корректировки девиантного поведения детей и подростков. Для инициаторов создания таких организаций и их участников должна быть сформирована разветвленная инфраструктура услуг, государственных и негосударственных, позволяющих осуществлять эту деятельность в формах, соответствующих потребностям и возможностям различных категорий детей и молодежи.

На первый план в этой сфере выходит получение детьми и подростками навыков общественно значимой работы в коллективе в сочетании с получением новых знаний и умений.

Особое значение имеет деятельность детских и молодежных организаций в сфере изучения и сохранения местной истории, краеведения, когда знания о прошлом родного города, села, края претворяются в активную и востребованную обществом деятельность. Это позволяет формировать представления об этнических, культурных, религиозных особенностях жизни родного края, понимание ценности опыта предыдущих поколений земляков и представлений о будущем, связанном с жизнью и работой в месте, где человек родился.

К работе с детскими и молодежными организациями должны быть привлечены Русское географическое общество, Российское историческое общество, Российское военно-историческое общество, создаваемое Российское литературное общество и аналогичные структуры.

6. Развитие русской и национальных культур народов России, создание условий для профессиональной творческой деятельности, для творческой самодеятельности граждан, сохранение, создание и развитие необходимой для этого инфраструктуры.

Способность общества к развитию непосредственно зависит от уровня развития культуры, профессионального искусства, участия граждан в различных формах культурной деятельности.

Гордиться прошлыми достижениями в искусстве необходимо, но недостаточно. Высокий уровень современного профессионального искусства в России достижим только при постоянной государственной и общественной поддержке. Особенно такая поддержка важна для создателей современных произведений литературы, музыки, изобразительного искусства, драматургии. Ценность даже гениального произведения в момент его создания неочевидна, но погубленный безразличием талант — это не только личная драма, но и серьезный удар по национальной культуре в целом. Существовавшие в советское время формы поддержки профессионального творчества в современных условиях воспроизведены быть не могут, поэтому задачей государственной культурной политики должно быть создание такой системы выявления и поддержки талантливых художников, которая бы позволяла постоянно наращивать творческий потенциал нации.

Россия по праву гордится своими музыкальными и драматическими театрами, оркестрами, балетом. Среди самых признанных и уважаемых наших сограждан - музыканты, оперные певцы, дирижеры, режиссеры, артисты балета. Но общий уровень развития исполнительских искусств снижается, потребность профессиональных коллективов в квалифицированных кадрах не удовлетворяется, качество подготовки ухудшается. В последнее время со всей остротой встал вопрос о необходимости привлечения для работы в филармонических коллективах иностранных музыкантов. Одной из задач государственной культурной политики является решение проблем развития исполнительских искусств, что потребует принятия комплекса мер и значительного времени.

Развитию отечественного кинематографа государством уделяется много внимания, на эти цели затрачиваются немалые средства. Основное направление государственной поддержки — это зрительский кинематограф, что позволяет увеличивать объем отечественной кинопродукции на экранах страны. Но поддержки требует и развитие кинематографа как искусства. Создание существенно более благоприятных условий для развития киноискусства, для творческого эксперимента, а также поддержка фильмов для детей и юношества, документального, научно-популярного, учебного и анимационного кино должно входить в число задач государственной культурной политики.

Задачей государственной культурной политики является сохранение этнических культурных традиций и поддержка основанного на них народного творчества, которые в России составляют богатейшее этнокультурное разнообразие и во многом питают профессиональную культуру, а также составляют важную часть этнонациональной идентичности граждан.

Развитие русской и национальных культур народов России требует создания правовых, социальных, материальных условий как для профессиональной творческой деятельности, так и для творческой самодеятельности граждан. Представления о том, что задачу культурного развития страны можно решить, обеспечив деятельность нескольких десятков крупнейших театров, оркестров, творческих коллективов, не просто ошибочно, оно опасно. Общеизвестно — для того, чтобы в национальный оркестр пришло сто высокопрофессиональных музыкантов, в детские музыкальные школы надо принять 10 тысяч музыкально одаренных детей. Не менее важным условием культурного развития общества является и культурный уровень слушателя, зрителя, посетителя музеев и картинных галерей. Высокий уровень культурных запросов граждан является необходимым условием для успешного развития профессиональных искусств.

Программы обучения в средней школе должны включать, как обязательный, а не дополнительный компонент, получение детьми базовых навыков восприятия и создания произведений искусства: изобразительного, музыкального, вокального, драматического. Владение языками искусств, способность понять то, что говорит нам великая музыка, живопись, театр, не менее важно, чем полноценное владение родным языком и способность читать и понимать сложные литературные тексты. Знакомство и общение с великими произведениями искусств позволяет развить сферу образного мышления, эмоциональную восприимчивость, помогает привить вкус, эстетические критерии и ценностные ориентиры и тем самым обеспечить гармоничное развитие личности.

В процессе формирования и реализации государственной культурной политики должны быть выработаны необходимые и достаточные формы государственного регулирования сферы массовой культуры как преобладающего фактора культурного воздействия на граждан и взаимодействия профессиональной и массовой культуры.

Задачи максимально широкого приобщения граждан к творческой деятельности, развития культурного просвещения уже поставлены, но для полноценного их решения требуется объединение усилий всех уровней власти и управления, снятие существующих барьеров в совместном использовании ресурсов. Необходимо создание системы положительной селекции кадров в так называемой «культурно-досуговой» сфере, когда каждый увлеченный своей работой, талантливый профессионал получал бы поддержку и полноценные условия для своей работы.

По-прежнему актуальна и задача создания, поддержания и модернизации материальной инфраструктуры и профессионального, и самодеятельного творчества. Здесь особенно важно учитывать конкретные потребности и сложившиеся традиции в каждом регионе, городе, селе.

7. Поддержка существующих и вновь создаваемых институтов и общественных инициатив, связанных с различными видами культурной деятельности.

Исторически сформировались разнообразные институты, обеспечивающие различные виды культурной деятельности. История основных культурных институтов ведется с античной эпохи — это театры, музеи, библиотеки, архивы. Необходимые для публичного исполнения музыкальных произведений или представления современного изобразительного искусства институты возникли в эпоху Просвещения, привычный для нас тип домов культуры и клубов возник уже в первой половине 20 века, когда решалась задача массового просвещения граждан.

Эти институты составляют основу организационной структуры культурной деятельности в России, именно они являются основой и обязательным условием соединения культурных ценностей с обществом. Их поддержка, обеспечение деятельности, развитие относится к числу важных задач государственной культурной политики.

Главное в решении этой задачи — это изменение представлений органов власти и граждан о том, что культурная деятельность является сферой услуг, и ее организация и оценка принципиально не отличается от организации и оценки деятельности, например, бань, прачечных, собесов или почты.

Если применять термин «услуги», то классические учреждения культуры оказывают обществу услуги, сравнимые с услугами армии, защищающей жизнь граждан и безопасность страны, или самого правительства, оказывающего обществу услуги по управлению функционированием государства.

Задачей государственной культурной политики является создание таких условий деятельности для этих институтов, когда органы управления, в том числе в финансовой и экономической сферах, при принятии соответствующих решений исходят из того, что музей, библиотека, архив, театр, филармония, концертный зал, дом культуры выполняют важнейшую государственную и общественную функцию исторического и культурного просвещения и воспитания общества.

Утверждение такого подхода позволит перейти к управлению и обеспечению деятельности этих институтов преимущественно на основе качественной оценки их общественной эффективности, а затраты на их содержание и развитие рассматривать как прямые инвестиции в будущее страны.

Другим типом институтов, составляющих организационную структуру российской культуры, являются союзы деятелей различных искусств и общественные объединения граждан, заинтересованных в участии в какой-либо культурной деятельности. При реализации государственной культурной политики необходимо сформировать эффективно действующий и прозрачный механизм выстраивания отношений государства и этих институтов, позволяющий власти не только осуществлять обратную связь с профессиональными творческими сообществами и общественными объединениями, но и преобразовывать эти отношения в полноценное общественно-государственное партнерство в решении задач государственной культурной политики.

Наряду с традиционными институтами культурной деятельности сегодня постоянно возникают совершенно новые формы как самой культурной деятельности, так и ее организации. Культура по своей природе развивается путем создания новых художественных форм, нового содержания. В момент создания их общественная оценка, как правило, противоречива, но сам факт художественного новаторства, поиска и эксперимента должен быть доступен вниманию общества. Одной из сложных, но важных задач государственной культурной политики является своевременная и продуманная поддержка появляющихся культурных общественных инициатив, новых типов культурных институтов. Здесь особое значение приобретает взаимодействие органов государственного управления с культурными сообществами, привлечение их к выработке и реализации конкретных решений.

8. Практическое обеспечение равных прав граждан на доступ к культурным ценностям, на свободное творчество, занятие культурной деятельностью, на пользование учреждениями и благами культуры.

Одной из самых сложных для практического решения задач государственной культурной политики в России является преодоление территориального и социального неравенства граждан при реализации права на доступ к культурным ценностям и участие в культурной деятельности. Огромная территория России, неравномерность социально-экономического развития регионов, неразвитая инфраструктура культуры в масштабах страны определяет и масштаб проблем на пути полного обеспечения конституционных прав граждан в сфере культуры. Появившиеся в последние годы представления о том, что эту проблему можно в полной мере решить, организовав «удаленный доступ» к культурным ценностям посредством сети Интернет, являются не более чем заблуждением. Научиться видеть и понимать живопись можно только в музее или выставочном зале перед реальным полотном. Никакая самая качественная звуковоспроизводящая аппаратура не позволит ощутить то, что чувствует сидящий в концертном зале или в оперном театре, слыша «живой» звук оркестра, инструмента, голоса. Технические средства и технологии создают условия для широкого распространения информации, помогают в образовании, воспитании, просвещении, но не в состоянии заменить непосредственный контакт человека с произведением искусства.

Задача создания на пространстве нашей страны существенно большего числа качественных театральных, концертных, музейно-выставочных залов, организация активной гастрольной и выставочной деятельности, обеспеченной всеми необходимыми условиями и гарантиями, остается более чем актуальной. Сближение уровней культурного развития различных регионов страны и создание равных для всех граждан возможностей доступа к культурным ценностям, участию в культурной деятельности и пользованию учреждениями культуры должно в полной мере учитывать региональные, национальные, этнокультурные особенности различных регионов России.

Также необходимо выработать и реализовать такие формы поддержки, которые позволят жителям малых и средних городов, сельских поселений посещать эти спектакли, концерты и выставки, получить возможность доступа к лучшим образцам профессионального искусства. Благоприятная, комфортная культурная среда малых городов позволит снизить отток их населения, сделать жизнь в них привлекательной для молодых граждан.

9. Создание условий для формирования эстетически ценной архитектурной и иной предметной среды.

Около 74% населения России проживает в городах, и окружающей средой для этих 108 миллионов российских граждан являются улицы их родного города, интерьеры общественных зданий, жилищ, учебных заведений. Архитектурная и предметная среда, в которой формируется и живет человек, оказывает влияние не только на его психологическое состояние или работоспособность, о чем большинство граждан знают или слышали, но и на самый характер мировосприятия. Это свойство архитектуры и монументального искусства с античных времен использовалось для того, чтобы выразить отношение к богам, обозначить мощь и силу государства, отделить сакральные, общественные и частные зоны города друг от друга. До последней четверти 20 века понимание важности архитектуры и градостроительства для формирования личности человека присутствовало и в России, где развитие архитектуры как вида искусства было, пусть и не главной, но заботой государства. Российская архитектурная школа уже в 19 веке занимала свое место в числе ведущих в Европе, а шедевры советской архитектуры 1920-х годов навсегда вошли в золотой фонд мирового искусства. С переходом на рыночную экономику государственно значимый статус архитектуры в нашей стране был признан фактором избыточного государственного регулирования строительного рынка, и сегодня российская архитектурная школа близка к исчезновению.

Государственная культурная политика призвана вернуть понимание того, что формирование эстетически развитой, творческой личности в антиэстетической архитектурной среде, в окружении агрессивной и лишенной даже минимальной эстетической ценности рекламы, в безликих или безвкусных интерьерах общественных пространств невозможно.

Необходимо вернуться к государственной поддержке архитектурного творчества, восстановить статус архитектуры как социально значимого вида искусства, сделать государство главным заказчиком современной российской архитектуры.

10. Поддержка научных исследований в сфере искусства и культуры.

Культурное развитие общества, достижение цели государственной культурной политики, как и сама ее реализация, невозможны без высокоразвитой науки об искусстве и культуре. Эстетика, история и теория искусств, изучение социальных и психологических аспектов развития культуры, литературоведение, языкознание, научное исследование нематериального культурного наследия – все эти направления философских и научных исследований обогащают наши представления об обществе, цивилизации, позволяют понять закономерности культурного развития. Без науки о культуре невозможна выработка объективных критериев оценки явлений культуры, прогнозирование перспектив ее развития.

Соответственно и реализация, анализ и оценка достигнутых результатов, корректировка государственной культурной политики без науки о культуре также невозможны.

Развитие наук об искусстве и культуре должно быть одной из важнейших задач государственной культурной политики еще и потому, что это позволяет противостоять распространению псевдокультурных продуктов, формировать эстетические вкусы граждан.

Только развитие наук об искусстве и культуре сделает возможным формирование отечественного экспертного сообщества в этой сфере.

11. Развитие образования в сфере искусства и культуры.

250 лет истории отечественного образования в сфере искусств позволило сформировать в России уникальную систему подготовки творческих кадров. Эта система была построена на непрерывности профессионального образования с возраста 5–6 лет до завершения всех стадий высшего образования. Доступность и массовость обучения в детских музыкальных и художественных школах, хореографических кружках и студиях позволяла выявлять особо одарённых детей и обеспечивать их дальнейшее профессиональное образование независимо от социального положения и места жительства.

Для получения тех творческих профессий, обучение которым начинается в старшем возрасте (вокал, режиссура, композиторское, дирижерское искусство и т.п.), была возможность бесплатно получить второе высшее образование.

Высокий социальный статус представителей творческих профессий, неизменное внимание к ним государства обуславливали востребованность этих видов деятельности.

Разрушение этой системы неизбежно привело к сокращению воспроизводства профессиональных творческих кадров и, как следствие, к снижению общего уровня российского профессионального искусства.

Распространение на систему подготовки творческих кадров норм и правил общего образования лишает возможности реализовать себя в профессиональном творчестве и искусстве большинство российских детей и молодых людей, не проживающих в культурных столицах страны и не имеющих достаточных средств для оплаты индивидуальной профессиональной подготовки.

Задачей государственной культурной политики должно стать восстановление доказавшей свою эффективность системы ранней подготовки профессиональных творческих кадров. В тех случаях, когда эта задача вступает в противоречие с требованиями системы общего образования, корректировать необходимо именно правила организации общего образования применительно к этой сфере образовательной деятельности. Для обучения особо одаренных детей должны создаваться все необходимые условия, включая организацию интернатов для иногородних учащихся, обеспечения качественными музыкальными инструментами на всем протяжении обучения и первых лет профессиональной карьеры, материалами для художественного творчества и т.д. Для начинающих свой творческий путь режиссеров, писателей, композиторов должна быть создана возможность реализации их дебютных проектов. Необходимо также решить вопрос о возможности получения творческой профессии как второго высшего профессионального образования если не бесплатно, то за счет выделения образовательных кредитов. Необходимо найти решение для увеличения объемов телевизионного эфира, отданного государственными телеканалами представлению лучших образцов современного отечественного профессионального искусства.

Государственная культурная политика должна решить и задачу подготовки высокопрофессиональных кадров для всех видов культурной деятельности.

Образование в сфере культуры и искусства, помимо системы подготовки сугубо профессиональных кадров, включает в себя развернутую систему детских школ искусств, в которых могут обучаться не только будущие профессионалы, но и все желающие. Государственная культурная политика призвана создать условия для сохранения высокого качества художественного образования и для тех детей, которые не планируют становиться профессионалами. Способность свободно ориентироваться в классической и современной живописи, музыке и других видах искусства должна стать для молодого поколения нормой, образом жизни.

IV. Законодательное обеспечение государственной культурной политики

Реализация государственной культурной политики потребует внесения изменений в законодательство Российской Федерации.

Усиление влияния культуры на все аспекты политики государства предполагает уточнение действующих и введение новых норм в различные разделы законодательства Российской Федерации на основании анализа действующего законодательства с точки зрения воздействия на процессы воспитания, формирования личности, творческую деятельность, сохранение культурного наследия, формирование благоприятной информационной среды и т.д.

Существует необходимость усиления раздела законодательства, непосредственно относящегося к сфере культуры.

Ввиду стратегической важности для государства сферы культуры и культурной политики законодательство в этой сфере должно содержать конкретные правовые механизмы, прежде всего — социального и финансово-экономического характера, должно быть свободно от декларативности.

К существенным направлениям развития законодательства о культуре следует отнести:

повышение эффективности правовых механизмов реализации положений Конституции Российской Федерации, гарантирующих и защищающих культурные права и свободы гражданина;

законодательное закрепление права на художественное образование и эстетическое воспитание в самом широком смысле, которое должно быть раскрыто и обеспечено эффективными механизмами его реализации;

законодательное закрепление форм государственной поддержки творческой деятельности, творческих работников и их объединений;

системное совершенствование норм, регламентирующих полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области культуры;

создание правовых основ для развития новых видов деятельности в сфере культуры;

закрепление на уровне федерального закона конкретных социальных гарантий в сфере культуры, уровневых показателей её финансирования, механизмов льгот, поощрений, стимулирования в сфере культуры и т.д.

V. Заключение

Достижение поставленных в Основах государственной культурной политики целей и успешное решение сформулированных задач невозможно в рамках существующей системы государственного управления. Необходима достаточно глубокая реформа этой системы, в процессе которой она должна быть сущностно перенастроена на иные приоритеты, в основу оценки ее эффективности должны быть положены иные — ориентированные на приоритеты культурной политики показатели. Должен появиться и субъект вырабатывающий, координирующий, корректирующий государственную культурную политику, обладающий достаточными правами для преодоления барьеров межведомственного и межрегионального уровня, необходимыми кадровыми и финансовыми ресурсами.

В начале реформ необходимо провести анализ существующей системы государственного управления с позиций, заданных Основами государственной культурной политики, после чего должны быть разработаны образ будущей, послереформенной системы государственного управления и программа проведения необходимых изменений.

В процессе реформ должна быть осуществлена корректировка функций ряда министерств и ведомств, их полномочий и зон ответственности, должны быть усовершенствованы межбюджетные отношения, скорректированы существующие и приняты новые нормативные правовые акты, регулирующие отношения в сфере культуры и культурной политики. Также должна быть проведена реформа понятийной, организационно-правовой, институциональной и методической стороны регулирования отношений в этих сферах.


Комментарии, мнения, предложения (26)

Международный проект «Глобосфера», 03.10.2014 16:18:00

Предложение по проекту Основ культурной политики России 

Необходимость сегодняшнего дня

Проект Основ государственной культурной политики (ОГКП), подготовленный рабочей группой во главе с Руководителем Администрации Президента Сергеем Ивановым исчерпывающе освещает как спектр основных направлений работы, так и неотложные меры, которые представляют собой насущную необходимость. Авторы проекта резюмируют в заключении описания проекта:

Раздел V. Заключение: «Необходима достаточно глубокая реформа этой системы, в процессе которой она должна быть сущностно перенастроена на иные приоритеты, в основу оценки ее эффективности должны быть положены иные — ориентированные на приоритеты культурной политики показатели».

Предлагаемый нами проект основан на идее объединения и взаимного поручительства, взаимной ответственности в качестве базы для построения общества будущего, в котором население России можно сравнить с единым организмом, соединяющим миллионы «клеток»-индивидов. Эта концепция может быть рассмотрена в качестве первого шага на пути построения модели будущего, интегрального, общества.

Авторы Проекта точно указывают в Разделе II. Цель, содержание и принципы государственной культурной политики, пункте 4 на то, «поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды» — прямая дорога к успешному развитию и сохранению культуры, как огромной силы, формирующей сознание членов общества. Они также отмечают, что «информационное пространство загрязнено, и воздействие на нас этих загрязнений пока еще плохо осознаётся, но их уже можно сравнивать с загрязнением воздуха, которым мы дышим, и воды, которую мы пьем».

Идея конкуренции как главной движущей силы эволюции, оправдывающая эгоцентризм в любых его проявлениях, должна уйти на второй план, а на первый выдвигаются идеалы сопряженности, взаимосвязи, взаимопомощи. С помощью нашей программы, в рамках культурных и образовательных мероприятий, человеку в обществе начинает приоткрываться интегральная структура мироздания, и, соответственно, меняется восприятие природы, поскольку человек способен увидеть в окружающем его мире только то, к чему внутренне готов, что пропускают фильтры его сознания.

Глобальный кризис, охвативший современное человечество, вне всяких сомнений, относится к разряду социально-экологических: глобальный и системный кризис общества сочетается со столь же глобальным и системным кризисом окружающей среды. Кризис убедительно показывает, что усиление интеграции парадоксальным образом сопровождается ростом разъединенности, разнонаправленности интересов. Предельный эгоизм и плоский прагматизм определяют поведение не только национальных государств и транснациональных корпораций, но и деятельность тех или иных социальных групп и индивидов, распространяясь даже на их отношение к глобальным рискам, которые ставят под угрозу их же собственное существование.

Реалии современного мира с его динамикой и агрессивным развитием ставят культуру и ее роль в особое положение. Для реализации по-настоящему действенных и смелых начинаний мы должны учитывать, что будучи наследием прошлого культура устремлена исключительно в будущее. Основами творческой мотивации для людей всегда служили стремление к добру, справедливости, любви к Отечеству и желание передать эти ценности окружающим, остаться позитивным дидактическим посланием для будущих поколений. Только совместные усилия в области культуры и образования могут переломить негативные тенденции сегодняшнего дня.

Недаром проект уделяет значительное внимание в Разделе III. Стратегические задачи государственной культурной политики, пункте 5 вопросам «широкого привлечения детей и молодежи к участию в познавательных, творческих, культурных, краеведческих, благотворительных организациях, объединениях, коллективах».

Авторы Проекта непосредственно указывают на главный субъект процесса, который должен стать стержнем будущих изменений культурной политики государства.

Раздел III. Стратегические задачи государственной культурной политики, пункт 5:

«Действия государства в сфере государственной культурной политики адресованы в первую очередь молодому поколению российских граждан. Будущее России зависит от успешного решения задач воспитания, развития творческих способностей каждого человека и создания благоприятных условий для их реализации. Формирование ответственной личности, в полной мере владеющей навыками жизни в обществе, искренне разделяющей ценности любви к Отечеству и служения ему, не может осуществляться без получения человеком практического опыта жизни в обществе, взаимодействия с другими людьми, навыков общения, ведения дискуссии, терпимости к проявлениям иных взглядов и позиций, без воспитания чувства ответственности за себя, за своих близких, за окружающих людей. Не менее важно и формирование у детей и молодежи активной гражданской позиции, вовлечение их в процесс созидания будущего».

Наша программа предлагает методическую основу для реализации идей проекта. Характер предлагаемой методики таков, что она полностью направлена на развитие личности с помощью интерактивной воспитательно-образовательной среды. Эта среда наделяет участников интегральностью, позволяющей включиться в процесс восприятия культурных ценностей на совершенно новом уровне эффективности.

Реализация идеи.

Для достижения и поддержания интегральности выдвигается новый принцип взаимного поручительства, или взаимной ответственности. Каждый отвечает за всех, то есть несет ответственность за состояние общества в целом. В этой ситуации нет правых и виноватых, хороших и плохих — каждый является в той или иной степени соучастником и инициатором и хорошего, и плохого.

Каждый индивид как бы вмещает в себя все общество, является своего рода социальным микрокосмом и, одновременно, элементом этого общества, особым, неповторимым и необходимым для жизни всей социальной системы. Он включает в себя множество других, оставаясь при этом собой; мыслит и действует от своего лица, воплощая свое индивидуальное «я», и вместе с тем — от лица системы.

Раздел III. Стратегические задачи государственной культурной политики, пункт 5:

«На первый план в этой сфере выходит получение детьми и подростками навыков общественно значимой работы в коллективе в сочетании с получением новых знаний и умений» — совершенно справедливо указывается в Проекте.

Принцип взаимного поручительства противостоит не только эгоцентрическому индивидуализму, который ориентирован на утверждение себя за счет других и в конфронтации с ними, но и коллективизму (по крайней мере, коллективизму в тех его формах, которые известны в истории), ориентированному на растворение «я» в коллективной воле или на подчинение ей.

Говоря о возможности овладения интегральностью через обучение, мы исходим из того, что человек способен, преодолевая себя, опережать также культуру и общество, к которым принадлежит, выходить за их границы в поисках нового. Мы предлагаем программу интегрального воспитания, где на первом месте стоит задача создания микросреды, в которой могли бы взращиваться интегральные отношения и интегральное сознание.

Для этого необходимо прежде всего изменить человека, дать ему новое образование, новое воспитание, новые культурные ценности.

В сфере образования надо объяснить, кто мы, как шло наше развитие в предшествующие десятки тысяч лет, как мы должны развиваться теперь, каким образом осуществятся перемены и какие именно, как они постепенно охватят всех и каждого в масштабах планеты.

В сфере воспитания нужно сконцентрировать усилия на том, чтобы сила альтруизма, а не сила эгоизма, превалировала в нас и вела нас вперед; думать о том, как реализовать эти трансформации в человеке и обществе. Необходим правильный подход к воспитанию детей и взрослых, женщин и мужчин, учитывая различия в менталитете, религии, культурных традициях и так далее.

Проект прямо указывает в Разделе III. Стратегические задачи государственной культурной политики, пункте 5, что «С детьми в таких организациях должны работать люди, обладающие помимо энтузиазма практическими педагогическими навыками, знаниями особенностей возрастной психологии... Для инициаторов создания таких организаций и их участников должна быть сформирована разветвленная инфраструктура услуг, государственных и негосударственных, позволяющих осуществлять эту деятельность в формах, соответствующих потребностям и возможностям различных категорий детей и молодежи». Из нашего опыта следует, что сама методика взаимодействия с помощью интегральности рождает значительный энтузиазм участников, что открывает широкие возможности развития и расширения системы. Люди, овладевающие на собственном опыте правильным использованием методики, становятся морально заинтересованы сделать вклад в дальнейшее развитие подобных программ, используя профессиональные навыки, каждый в своей сфере или отрасли. Среди наших специалистов есть профессионалы во всех областях педагогики и психологии, которые в состоянии совместно решать теоретические и практические вопросы интегрального взаимодействия любой сложности.

Раздел III. Стратегические задачи государственной культурной политики, пункт 11. Развитие образования в сфере искусства и культуры:

«Образование в сфере культуры и искусства, помимо системы подготовки сугубо профессиональных кадров, включает в себя развернутую систему детских школ искусств, в которых могут обучаться не только будущие профессионалы, но и все желающие. Государственная культурная политика призвана создать условия для сохранения высокого качества художественного образования и для тех детей, которые не планируют становиться профессионалами. Способность свободно ориентироваться в классической и современной живописи, музыке и других видах искусства должна стать для молодого поколения нормой, образом жизни». Эта действительно важная задача, поставленная Проектом, лежит, в основном, не в области материального обеспечения деятельности, а в способности привлечь внимание, мысль, восприятие воспитуемого.

Именно в этом, в первую очередь, «государственная культурная политика должна решить и задачу подготовки высокопрофессиональных кадров для всех видов культурной деятельности». Наша программа предполагает включение в кадровую подготовку системы культурных учреждений идею интегральности и обучения будущих профессионалов навыкам ее использования и обучения ей.

Возможно, сегодня это представляется нам не совсем реальным, но лишь потому, что все мы еще подчинены старому, эгоистическому восприятию реальности, ограниченному личными желаниями человека. Однако уже есть эмпирические доказательства того, что когда человек объединяется с ближними, он действительно обретает новое восприятие реальности.

Среда может формироваться благодаря разветвленной системе семинаров. Их участники будут составлять небольшие группы (10–15 человек), оптимальные для установления непосредственных, «лицом к лицу», контактов и наиболее интенсивных ощущений другого и других.

Это — первый шаг к овладению интегральностью.

Группы, формирующиеся на семинарах, с нашей точки зрения, ни в коей мере не должны пребывать в ощущении замкнутого пространства, отгороженного от внешнего мира, которое часто возникает в небольших сообществах. Наоборот, они должны быть максимально открыты внешнему миру. С этой целью их состав необходимо постоянно обновлять за счет их расширения и слияния или «перетасовки» участников. Это даст возможность ликвидировать или, по крайней мере, максимально уменьшить эффект привыкания, ориентировать на умение создавать интегральную среду в совершенно разных жизненных ситуациях и во взаимоотношениях с разными людьми. Ощущение большой общности может возникнуть лишь благодаря объединению с некой критической массой людей, стремящихся к интегральности.

Семинары мы рассматриваем как своего рода игровую площадку, которая позволяет свободно творить и корректировать, шлифовать интегральное поведение. Именно игра в интегральность является наиболее эффективным средством, которое позволит обществу выйти на новый аттрактор. Это связано, с одной стороны, с особой природой интегрального состояния: его необходимо пережить, прочувствовать на себе, провести через себя.

Общие, рационализированные представления о таком состоянии, разумеется, тоже важны, однако они не помогут активизировать «интегральный орган» восприятия мира, интегральное мироощущение, ибо этот «орган», как уже говорилось в предыдущей главе, у современного человека еще недостаточно развит или не развит вообще. Навыки его осознанного и целенаправленного использования пока отсутствуют.

Другая причина связана с природой самой игры как одного из фундаментальных базовых способов познания мира и овладения им. Игра является элементом социокультурной реальности, которая, в свою очередь, формируется на основе игровых механизмов взаимодействия между людьми.

Игра протекает в особом пространстве, относительно изолированном от привычной социокультурной среды, и это возвышает над ней человека, дает ему определенную свободу действий, расширяет возможности для импровизаций.

Очень важно и то, что новые модели поведения, которые рождаются и осваиваются в процессе игры, переживаются индивидом «изнутри» в концентрированном виде, и чаще всего переживаются гораздо более интенсивно, чем в обыденной жизни. «Игрок» включается в моделируемую им же самим реальность, которая одновременно является и настоящей, и ненастоящей, вовлекается в нее, захватывается ею, начинает подчиняться ее особым правилам, не только продуманным заранее, но и возникающим спонтанно, в ходе самой игры.

Помимо этого, проецируя себя на игровое пространство, человек через структуру игры может вступать во взаимодействие с самим собой и другими. Разумеется, не стоит переоценивать значимость игровых площадок обучения интегральности и их влияния, даже если их число будет неуклонно расти. Это лишь начальная стадия выхода общества на новый аттрактор. Вместе с тем, не стоит забывать и другое: благодаря тренингам появляется возможность создать, так называемую, критическую массу, способную вызвать значительные трансформации в обществе. С точки зрения современных исследователей, для таких изменений достаточно, чтобы примерно 20% людей от общего числа овладела новыми паттернами поведения.

Состояние взаимовключенности достигается главным образом через диалог, в процессе коллективного обсуждения широкого круга вопросов, начиная с проектов будущего и заканчивая семейными отношениями.

Главной целью обсуждений является прежде всего создание между участниками обстановки равенства, сотрудничества, близости и единства.

В результате, на уровне индивидуальной динамики наблюдаются изменения как в отдельных аспектах личности человека (эмоциональном и мотивационном, мыслительном и поведенческом), так и в направленности личности в целом.

В целом личностные изменения направлены на развитие волевой сферы, а также ценностно-смыслового аспекта жизни: постепенно проявляется выраженное стремление к созданию «правильных» взаимоотношений со всеми. Человек чувствует, что состояние интегральности дает ему возможность для самореализации, то есть гармоничного взаимодействия с самим собой и с обществом.Такой интегральный образ мира становится своего рода адаптором, соединяющим индивидуальное восприятие с восприятием группы и мира в целом.

Процесс изменения личности осуществляется в два этапа: образование и воспитание, то есть внутреннее преображение. Наш успех зависит лишь от того, будем ли мы сплочены друг с другом, организуемся ли между собой в большой коллектив всего человечества или в группы, которые его составляют, выстроим ли добрые взаимоотношения и начнем ли двигаться вперед, раскрывая тот прекрасный этап, в который нам предстоит перейти.

Это чудесная возможность для России и других государств, благодаря которой мы сможем увидеть, как красочна наша жизнь, к каким замечательным переменам мы приступаем. И только от нас зависит, в каком темпе мы их пройдем, насколько легки и приятны будут этапы пути к нашему рождению в новом мире, который должен дополнить и усовершенствовать то, что есть у нас здесь и сейчас. Мы уверены, что именно российской национальной особенностью всегда была привилегия первооткрывателя в областях духовного развития личности, вмещающей в себя все наследие культурного богатства нашей цивилизации. Именно Россия с ее обширными территориями и многослойной культурой сможет реализовать проект интеграции народов ее населяющих и народов мира. Нам многое дано, мы уверенно смотрим в будущее и ответственны перед грядущими поколениями. Мы обязаны реализовать возможность, предоставленную нам историей развития человечества — раскрыть мир радости и привести все народы к братству и сотрудничеству между собой во имя единой объединяющей силы любви.




М.Ю.Лермонтов, 03.10.2014 09:29:00
Первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию, руководитель Комиссии по культуре Общественной палаты города Москвы

Рекомендации составлены по результатам общественных обсуждений в Федеральных округах и городах Федерального значения: 25.03 — Московский общественный форум, 03.07 — Москва, 07.07 — Санкт-Петербург, 17.07 — Нижний Новгород ПФО, 21.07 — Ханты-Мансийск УФО, 26.07 — Великий Новгород СЗФО, 03.08 — Омск СФО, 08.08 — Пятигорск СКФО, 15.08 — Вёшенская ЮФО, а также в регионах 19.08 — Волгоградская область, 04.09 — Федоскино Московская область.

Рекомендации рассмотрены 11.09.2014 г. на круглом столе в Общественной палате Российской Федерации и передаются в Рабочую группу Администрации Президента Российской Федерации и Минкультуры Российской Федерации.

Текст подготовил М.Ю.Лермонтов — организатор общественных обсуждений, первый заместитель председателя Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию, руководитель Комиссии по культуре Общественной палаты города Москвы, доктор культурологии.

1. Проект Основ государственной культурной политики (далее — ОГКП) — это путь к победе России как государства-цивилизации

Основы государственной культурной политики (далее — ОГКП) давно ожидаемый в обществе и жизненно необходимый документ стратегического значения, определяющий основные принципы системы государственного управления развитием гуманитарных аспектов жизнеустройства государства и общества.

В ходе широкого обсуждения проекта ОГПК с представителями общественных палат и департаментов культуры субъектов Российской Федерации были сделаны многочисленные ценные замечания и предложения, направленные на повышение эффективности разрабатываемой политики государства в области культуры, основная часть которых приводится ниже.

2. Основа проекта ОГКП — политические заявления Президента Российской Федерации В.В.Путина

Важнейшие из них для определения целей и задач ОГКП сделаны в его предвыборных выступлениях: в Валдайской речи, на Совете по культуре и искусству, в Посланиях Федеральному Собранию 2012 и 2013:

«Мы говорим о необходимости осмысленной государственной культурной политики, о том, что нужны четкие принципы и четкие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала»;

«Культура, по сути, это свод нравственных, моральных, этических ценностей, составляющих основу национальной самобытности, один из ключевых символов российской государственности и исторической преемственности»;

«В конце XX века был нанесен разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, мы столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности»;

«Какая у России стратегия развития и ее ценностная основа, что может она привнести в этот мир, как глобальные процессы будут влиять на нашу национальную идентичность, каким мы хотим видеть мир XXI века»; «...говоря о будущем российской культуры, невозможно не остановиться на сфере образования. На прошлом заседании Совета уже говорили, что гуманитарная составляющая процесса обучения должна быть более значимой»;

«Сфера культуры стереотипно воспринимается не более чем подотрасль социального блока. Переломить ставшее привычным отношение к культуре как к развлечению трудно, может быть, очень трудно, но, безусловно, необходимо. И культурная политика должна способствовать этому, выводить культуру на ту высоту, которой она достойна»;

«...мы говорим о необходимости осмысленной государственной культурной политики, о том, что нужны четкие принципы и четкие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала».

3. Критические замечания к тексту проекта ОГКП

Предложенный для обсуждения текст проекта ОГКП, к сожалению, не в полной мере отвечает поставленной президентом задаче и содержит больше вопросов и неопределенностей, чем решений поставленных задач, отсутствует единый стиль и нарушена логика изложения, «неряшливо» применяется понятийный аппарат:

3.1. Весь текст составлен не в утвердительном, а в недопустимом для политики сослагательном наклонении, как бы предлагая исполнителю самостоятельно искать пути решения поставленных проблем:

• «Государственная культурная политика должна (политика это документ, который однозначно устанавливает принципы) строиться на следующих принципах».

• «культурное наследие народов Российской Федерации должно трактоваться (кем и как должно трактоваться?) в максимально широком значении».

• «Государственная культурная политика должна решать задачу расширения доступности» (как она должна решать?).

• «Необходимо найти (кому необходимо, да и где же их искать как не в ОГКП?) эффективные формы и средства повышения качества материалов в Интернете».

• «Но поддержки требует (опять кто-то требует — давайте же его назовем) и развитие кинематографа как искусства».

• «В процессе формирования и реализации государственной культурной политики должны быть выработаны (кем, если не ОГКП?)».

• «Государственная культурная политика призвана вернуть понимание

(как она это сделает?)».

3.2. Текст содержит явно противоречивые утверждения и нелепые выводы:

• «Россия — государство, создавшее великую культуру» (не государство создает культуру).

• Целью Российского государства и общества провозглашается созидание «сильной, единой, независимой во всех отношениях России, приверженной собственной модели общественного развития». Этой модели как раз нет, она всегда провозглашается государственной идеологией.

• «Цель государственной культурной политики... — духовное, культурное, национальное самоопределение России...» — оказывается, не культурная политика призвана реализовывать ценностные и целевые ориентиры общества, которые всегда и определяются идеологией, а наоборот.

• «В контексте государственной культурной политики понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований» (нормы и требования — это не ценности, а в качестве таковых провозглашается перечень, приложимый к любой из существующих цивилизаций и стран, и он никак не определяет хоть какую-то специфику России — авторы потеряли самобытность, без которой нет цивилизации).

• «Содержанием современной государственной культурной политики России является создание и развитие системы воспитания и просвещения граждан» (существенно ограничивающий содержание тезис — а где же сохранение наследия, защита суверенности, развитие и т.д.).

3.3. Заключение никак не следует из изложенных в тексте положений:

• «Необходима весьма глубокая реформа (в тексте о необходимости какой либо реформы ничего нет) всей этой системы (где же в тексте описание всей этой системы?)».

• «В процессе реформы она должна быть сущностно (что это такое?) перенастроена на иные приоритеты (где же они в тексте?), в основу оценки ее эффективности должны быть положены иные, ориентированные на приоритеты культурной политики, показатели (а где же они эти приоритеты и показатели в тексте?)».

• «Прежде всего, должен быть определен (назначен, создан) субъект, от лица которого и при организующей роли которого предполагается осуществить соответствующие реформы (из текста не вытекает необходимость создания такого субъекта, и нет предложения — какой же он должен быть)».

• «Первоочередной задачей этого субъекта будет проведение анализа существующей системы государственного управления с позиций, заданных Основами государственной культурной политики (где же она эта позиция в тексте?)».

3.4. Используемая в тексте терминология и понятийный аппарат не синхронизированы с действующими и разрабатываемыми нормативно-правовыми документами, не определена их иерархия:

• В тексте проекта ОГКП — «Цель государственной культурной политики — духовное, культурное, национальное самоопределение России...

• В законопроекте «О культуре» — «Целями законодательства о культуре являются установление государственных гарантий, механизмов реализации прав и свобод человека в сфере культуры, сохранения культурного наследия, создание условий реализации талантов, защита прав и интересов участников отношений в сфере культуры».

• Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года определяет в качестве цели государственной политики в сфере культуры — «развитие и реализацию культурного и духовного потенциала каждой личности и общества в целом».

• В государственной программе «Развитие культуры и туризма» «Главной целью Государственной программы является реализация стратегической роли культуры как духовно-нравственного основания развития личности и государства, единства российского общества».

• Стратегия Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечает, что в России возрождаются исконно российские идеалы, духовность, достойное отношение к исторической памяти, укрепляется общественное согласие на основе общих ценностей — свободы и независимости Российского государства, гуманизма, межнационального мира и единства культур многонационального народа Российской Федерации, уважения семейных традиций, патриотизма.

4. Определение используемых понятий и терминов

• Культура — это система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой жизнедеятельности, обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех ее основных проявлениях.

• Культурный код — программный социокод цивилизации, обеспечивающий ее самобытность, самоидентичность, самотождественность, суверенность и безопасность.

• Культура как глобальная гуманитарная сфера помимо собственно сферы культуры объединяет такие сегменты жизнедеятельности как образование, воспитание, просветительство, СМИ, интернет, издательская деятельность.

• Государственная культурная политика — это реализация целей концептуальной власти (объединение власти идей и власти конкретных людей) в гуманитарной сфере для решения задач Преображения России.

• Главные угрозы жизнеспособности России как государства — цивилизации в гуманитарной сфере — это искажение самобытной духовно-нравственной природы человека и информационная агрессия по насаждениючужебесия.

• Цель культурной политики — реализация стратегической роли культуры как основы для духовно-нравственного развития личности, единства российского общества, жизнеспособности цивилизации и безопасности государства.

• Основные задачи культурной политики — это реализация культурного суверенитета и национальных приоритетов в едином культурном и информационном пространстве страны, межкультурный диалог народов и стран.

• Содержание культурной политики — это сбережение самобытности, защита суверенитета и управление развитием культуры как единым гуманитарным пространством:

• Сбережение самобытности — это современная деятельность сферы культуры, образования, воспитания, просвещения по охране наследия, воспроизводству идентичности и реализации прав на свободу творчества;

• Защита суверенитета — это преодоление вызовов и угроз, общественно-государственное противодействие «аморальному интернационалу», доминирование национальных приоритетов в информационной среде;

• Управление развитием — это создание основ концептуальности и механизмов стратегического планирования, разработка единой системы программ жизнедеятельности человека, общества и государства и их реализация.

• Высшие ценности России как самобытного государства-цивилизации это: человек — духовно-нравственная личность и ответственный гражданин; семья — хранитель традиций и продолжатель рода; народ — суверен и единственный источник власти в соборности и миролюбии; государство — верховная власть как «хозяин всея земли», гарант благоденствия нации и жизнеустройства по правде и по праву.

• Управление развитием объединенной гуманитарной сферы — это использование новых гуманитарных технологий, развитие механизмов общественного контроля в рамках 212-ФЗ как полномочного института регулирования деятельности СМИ и системных отношений человека, общества и государства в гуманитарной сфере.

5. Принципиальные предложения в проект ОПГМ

5.1. Происходящие глобальные разрушительные изменения в мире и необходимость жестких мер защиты своего суверенитета, цивилизационной самобытности и жизнеустройства по правде и справедливости требует скорейшего создания координирующего и исполнительного органа государственной власти — Государственная Гуманитарная Коллегия при Президенте Российской Федерации, а также фонда поддержки реализации ОГКП при ней.

5.2. В ОГКП должны быть заложены приоритеты суверенитета культуры — незыблемый фундамент суверенитета России как государства-цивилизации, при этом необходим акцент, что культура не услуга, и не должно быть разделения на культуру федеральную, региональную и муниципальную.

Культура — это забота и ответственность общегосударственная, а единое культурное и информационное пространство — гарантия исполнения конституционных прав граждан.

5.3. ОГКП должны стать государственным заданием на создание условий для формирования культурного человека и ответственного гражданина, развития человеческого капитала, самоидентификации и самореализации личности, гуманизации общества, сохранения национальной самобытности, сохранения культурных ценностей, укрепления целостности и суверенитета Российской Федерации.

5.4. ОГКП должны установить, что обеспечение условий для формирования полноценной личности до получения «аттестата зрелости», воспитанной в традиционных ценностях и смыслах, получившей классическое среднее образование и прошедшей приобщение к великой русской культуре и культуре своего народа, — это приоритетная государственная задача сбережения народа и осуществляется она исключительно за счет государства.

5.5. ОГКП должны сделать серьезный акцент на мерах по защите от процессов враждебной электронной (экранной) инкультурации молодежи и всего общества, создания условия для формирования национального информационного пространства с собственными позитивными макроконтентными системами и техно-социальными матрицами, с национальными авторитетами на экранах вместо набивших оскомину политических интерпретаторов.

5.6. ОГКП должны утвердить нравственный, привлекательный и понятный для молодежи образ будущего России, определяющий уверенность в завтрашнем дне и благополучность в новом веке и новом мире, гарантирующий творческое развитие и обретение духовной свободы, проявляющий заботу со стороны государства и общества, а главное, противостоящий агрессии «аморального интернационала».

5.7. Необходимо в текст ОГКП ввести раздел «Финансовое обеспечение» при этом финансирование сферы культуры должно отвечать масштабности поставленных ОГКП задач и необходимости привлечения профессионалов самого высокого уровня, для чего необходимо вновь законодательно внести в нормативный показатель доли расходов на культуру из бюджетов всех уровней — не менее 5%.

6. Предложения в проект ОГКП

6.1. Общность культурных и духовно-нравственных ценностей, симфония культур народов России — тот необходимый единый стержень, который может объединить и сплотить всех россиян, независимо от их этнической, религиозной и социальной принадлежности.

6.2. Общественное согласие в единстве этических принципов жизнеустройства — это задача первостепенной государственной важности: духовное выше материального, общее выше личного, справедливость выше закона, служба выше владения, власть выше собственности.

6.3. Необходимо утвердить в ОКГП предложение Министерства культуры Российской Федерации о включении в текст ОГКП тезиса о самобытной российской цивилизации как определяющего стратегию единой государственной культурной политики в Российской Федерации.

6.4. Необходим тезис о понимании культурной политики как важнейшего инструмента социально-демографического благополучия в обществе и недопустимости разрушения традиционной системы ценностей и психики человека «экспериментаторством» деятелей так называемого «современного искусства».

6.5. Роль традиционных духовных факторов имеет геополитическое значение в цивилизационном контроле над гуманитарным пространством.

Утверждение иных ориентиров в сознании даже относительно небольшой части социума является проблемой национальной безопасности.

6.6. Россия многонациональное государство, но единой ее делают русский язык и русская национальная культура при этом православие и другие отечественные религии внесли решающий вклад в ее становление.

6.7. Необходимо отметить роль русской культуры как культуры основной и государствообразующей части российского общества, ее объединяющей и консолидирующей функции, а также добавить положения о необходимых мерах по гармонизации великой русской культуры и культур народов России.

6.8. В основу бюджетного финансирования культуры нужно заложить принцип равенства территорий — сегодня, чем дальше люди проживают от столиц, других крупных городов, тем меньше у них возможностей.

6.9. ОГКП должен определить необходимость расширения применения государственно-частного и общественно-государственного партнерства как механизма привлечения внебюджетных средств в сферу культуры, особенно в восстановление разрушающихся объектов недвижимого культурного наследия.

6.10. Необходимо развивать использование естественных национальных культурных брендов — Чайковский, Толстой, Достоевский и многих других для формирования массовой привлекательности культурных событий в России и фактически создавая международные инструменты продвижения отечественной культуры как «мягкой силы».

7. Замечания к тексту проекта ОГКП

7.1. ОГКП должен быть документом общенародного дела государственной важности и прямого действия с конкретным определением механизмов реализации важнейших приоритетов — «дорожная карта» управления развитием культуры.

7.2. Реализация ОГКП должна начинаться с инкультурации чиновничества в смыслы, ценности и традиции своего народа и принятия обязательного для исполнения ими морально-нравственного кодекса власти.

7.3. ОГКП должны четко определить свое место в системе государственного законодательного регулирования и исполнительной власти, необходимо провести синхронизацию всех нормативно-правовых актов, связанных с государственной культурной деятельностью.

7.4. Необходимо определить конкретных участников процесса реализации государственной культурной политики, четко обозначить и разграничить ответственность, полномочия и взаимодействие федеральных органов, органов субъектов федерации и муниципальных образований.

7.5. Современная культурная политика в России не может иметь отраслевой уклон и сводиться лишь к управлению театрами, музеями, библиотеками, к финансированию различных фестивалей и конкурсов, поэтому необходимо, чтобы она охватывала практически все стороны жизни.

7.6. ОГКП необходимо акцентировать внимание на том, что культура — это средство регулирования межличностных и общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности и в политике, и в производстве, и в дипломатии, и в предпринимательской деятельности.

7.7. Высшие достижения отечественной культуры должны активно транслироваться в мировую культуру, не только через обмен выступлениями, выставками и фестивалями, но и средствами массовой информации по заказу государства.

7.8. Именно культура выступает основанием гражданской идентичности.

Необходим диалог общества и власти в сфере культурной политики в регионах и формировании общероссийской идентичности.

7.9. Необходимо воспитывать гордость за принадлежность к великой русской культуре, развивать дружбу народов России с русским народом, не должно создавать предпосылки для самоунижения — нужно преодолеть боль утраты единой идентичности и национального согласия.

7.10. Какие народ определяет для себя приоритеты, каким он видит себя среди сообщества других народов, религий, культур, все это — очень серьезные вопросы, которые необходимо не только изучать, но и правильно направлять и определение как это надо делать — задача ОГКП.

7.11. Необходимо непрерывно напоминать, что низкий уровень образования и культуры — благодатная среда для созревания всевозможных опасных экстремистских идеологий, толкающих молодежь в реализацию чьих-то авантюрных политических проектов.

7.12. Культура — составная часть идеологии и об этом хорошо знают те, кто вместо высокой духовности предлагают так называемую массовую культуру, иными словами, разврат и растление, тем самым уводится созидательная энергия молодежи в пустоту, в реализацию потребностей желудка и похоти, противодействие этим тенденциям — задача ОГУКП.

7.13. «Кадры решают все» — управление культурой должно быть в руках профессионалов, но ничего не сказано о среднем и высшем профессиональном образовании в сфере культуры, необходимо дополнить текст разделом «Подготовка кадров для сферы культуры как важная составляющая, обеспечивающая стабильную работу отрасли».

7.14. Совершенно не определено отношение к проблеме культурного взаимодействия с разделенными частями русского народа, не обозначена проблема диалога различных культур и преемственности разных поколений, существующая разница их ценностных систем.

7.15. Функция культуры в управлении не определена и не достаточно нормирована, результаты реализации ОГКП должны стать определяющими показателями в оценке эффективности деятельности губернаторов, глав муниципальных образований.

7.16. Должны быть четко обозначены формы и методы государственной поддержки культуры, а также установлены критерии принятия решений по финансированию тех или иных проектов.

7.17. В тексте никак не фигурируют экономико-правовые аспекты предлагаемой культурной политики, к сожалению, отсутствуют даже ориентировочные параметры бюджетных затрат, необходимых для достижения указанных «прагматичных и научных» целей.

7.18. Важнейший вопрос ОГКП — экономическое регулирование объединенной сферы культуры через обязательства государства, бюджетные нормативы, инициирование внебюджетного притока средств.

7.19. Следует разделить понятия собственно культурной деятельности и коммерческой деятельности в сфере культуры, целью которой является извлечение прибыли, ввести понятие о гарантиях прав для некоторых категорий граждан на бесплатное посещение учреждений культуры и источниках финансового возмещения этих затрат.

7.20. Необходимо выработать механизмы для распределения бюджетных средств не только государственным учреждениям в сфере культуры, но и общественным организациям, и даже частным, которые также действуют в сфере культуры.

7.21. Нужна законодательно подкрепленная поддержка государства, создающая заинтересованность предпринимательского корпуса России в меценатской и благотворительной деятельности в сфере культуры.

7.22. В тексте ОГКП не хватает положений определяющих место творческих союзов, носителей народных традиций и нематериального культурного наследия, народных промыслов, любительских коллективов, сельской культуры, а также условий доступности этих культурных достижений для всего народа России.

7.23. Отрасль охраны культурного наследия должна включать документальное (архивы), нематериальное наследие и священные места России, что особенно актуально для малочисленных народов.

7.24. Необходимо поднять вопрос о скорейшем принятии Федеральных законов «О культуре», «О меценатстве», «О сохранении нематериального культурного наследия», «О СМИ».

7.25. Необходима переориентация деятельности клубных учреждений, учреждений досуга, «домов пионеров» на формирование региональной и российской гражданской идентичности, на работу с носителями традиционных ценностей, восстановление исторической памяти.

7.26. Создание виртуальных музеев, филармонией не может заменить непосредственного общения с подлинными образцами искусства, но призвано осуществлять просветительскую функцию, подготавливая аудиторию к знакомству с культурным явлением или событием.

7.27. Будет правильным отменить использование термина «толерантность» для целей проведения государственной культурной политики и запретить использование этого термина в программах дошкольных и начальных образовательных учреждениях.

7.28. Перспективным направлением в изучении российского общества должен стать анализ социокультурной преемственности, соединяющий общество и культуру в единую системную целостность.

7.29. Необходимо поставить вопрос о пересмотре решения по Болонскому процессу и вернуться к устоявшейся в советское время 5-летней системе образования.

7.30. Нужно усилить блок историко-культурных дисциплин в государственном образовательном стандарте. Нужно восстановить систему повышения квалификации кадров учреждений культуры, позволяющую специалистам проходить обучение не менее 1 раза в три года.

7.31. Необходимо установить приоритет в системе государственного образования культурно-познавательного туризма как средства непосредственного взаимодействия с культурным наследием.

7.32. Необходимо отметить наличие постоянного культурного синтеза достижений Востока и Запада, что позволяет выявить евразийский характер эволюции отечественной культуры.

7.33. Необходимо обозначить запрет на перепрофилирование учреждений культуры, передачу объектов культуры, зданий и сооружений в другие сферы деятельности, за исключением культурной.

7.34. Необходимо донести общее мнение участников, что 131-ФЭ — это умирание муниципальной культуры, а 44-ФЗ — это умирание всей сферы культуры.

7.35. Необходимо синхронизировать ОГКП с терминологией и целями действующих и разрабатываемых нормативно-правовых документов, таких как: Стратегия государственной национальной политики, Стратегия информационной безопасности России, Государственные программы «Развитие культуры и туризма», «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации», «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» и других.


Рекомендации парламентских слушаний Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (Комитет по культуре) «О проекте Основ государственной культурной политики и Ежегодном государственном докладе о состоянии культуры в Российской Федерации», 30.09.2014 13:49:00


18 сентября 2014 года

Участники парламентских слушаний — депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, представители Администрации Президента Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, представители творческих союзов и учреждений культуры, деятели культуры, эксперты, — всесторонне обсудив проект Основ государственной культурной политики (далее — проект) и Ежегодный государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации (далее — Доклад), отмечают следующее. 

Участники парламентских слушаний одобряют разработку проекта Основ государственной культурной политики — исключительно важного и своевременного документа. В Год культуры этот документ обозначает важные для сохранения, поддержки и развития российской культуры задачи и приоритеты.

В проекте закрепляются исключительно важные цели, задачи и принципы, современные подходы к сохранению наследия русской культуры и культур народов России, развитию и защите русского языка, поддержке литературы, обеспечению доступа граждан к литературным произведениям, поддержке и развитию благоприятной для становления личности информационной среды, привлечению детей и молодежи к участию в познавательных, творческих, культурных, краеведческих, благотворительных организациях, объединениях, коллективах, развитию русской и национальных культур народов России, созданию условий для профессиональной творческой деятельности, для творческой самодеятельности граждан, поддержке существующих и вновь создаваемых институтов и общественных инициатив, связанных с различными видами культурной деятельности, обеспечению равных прав граждан на доступ к культурным ценностям, на свободное творчество, занятие культурной деятельностью, на пользование учреждениями и благами культуры, формированию эстетически ценной архитектурной и иной предметной среды, поддержке научных исследований в сфере искусства и культуры, развитию образования в сфере искусства и культуры.

Необходимо отметить общую ориентированность проекта на поддержку и развитие сферы культуры, что является исключительно ценным для отечественной культуры.

Должное внимание в проекте уделено законодательному обеспечению государственной культурной политики, что представляется исключительно важным.

Участники парламентских слушаний считают, что проект заслуживает самой положительной оценки и всемерной поддержки как важная веха развития современной государственной политики, отражающая особое внимание государства к сфере культуры.

Участники парламентских слушаний полагают возможным предложить рабочей группе по разработке Основ государственной культурной политики рассмотреть следующие предложения к проекту:

1. Представляется, что проект должен быть в большей степени сосредоточен на проблематике культуры как таковой, как сложнейшего многоаспектного феномена, на ее роли и значении для современного общества и будущих поколений, на конкретных эффективных формах ее поддержки и развития. Соответственно, представляется целесообразным не ставить во главу угла общие политические вопросы развития российского государства, его позиционирования на международной арене и взаимоотношений с мировым сообществом, поскольку самим этим вопросам посвящены другие концептуальные документы.

2. В ходе всех проведенных обсуждений проекта их участниками единодушно высказывались сомнения по поводу первого предложения «Введения» проекта — «Россия — государство, создавшее великую культуру». Возможно, целесообразно перейти к формулировке «Россия — страна с великой культурой», «Россия — государство, обладающее великой культурой» или «Российский народ создал великую культуру».

3. Представляется целесообразным исключить упоминание «национального самоопределения» России как цели государственной культурной политики, поскольку это понятие читается не в государственном, а именно в собственно национальном, этническом аспекте, что не вполне соотносится с тезисом о многонациональности и равной ценности культур народов России.

В целом следует дополнительно обсудить, целесообразно ли упоминание «самоопределения России» как цели государственной культурной политики.

4. Представляется исключительно важным избежать в проекте негативных оценок по отношению к прошлому, к состоянию культуры на разных исторических этапах развития государства и общества, к зарубежной культуре, международному сообществу и т.д.

В целом представляется, что характер документа, его тональность должны быть более уверенными, позитивными. Следует изъять из документа излишние резкие положения, а также «раздражение» перед чужими достижениями (например, формулировку «борьба против вытеснения русского языка из Интернета государственными языками других стран», «сожаление» по поводу роли таких ресурсов, как Instagram, YouTube и т.д.). Следует перейти к позитивным формулировкам целей и задач в соответствующих областях и в целом закрепить объединяющую, «цементирующую» роль культуры.

Предлагается исключить утверждение «это позволит преодолеть недоверие граждан к власти, с одной стороны, и социальное иждивенчество, с другой стороны» как не соответствующее общему контексту проекта и не соотносящееся с целями документа.

Представляется ошибочным содержащееся в проекте суждение о невозможности воспроизведения в современных условиях тех форм поддержки профессионального творчества, которые существовали в советское время. Напротив, нельзя отрицать традиции советской системы поддержки профессионального творчества, а следует считать ее базисом современной системы выявления и поддержки талантов, следует сохранять все лучшее, что было выработано за долгие годы существования и развития действенных норм.

В целом не следует говорить о существовавших в советское время подходах в уничижительном тоне и отрицать достижения страны на прошлых исторических этапах.

5. Необходимо рассмотреть вопрос о целесообразности определения в проекте основных понятий, используемых в документе. При этом представляется затруднительным и малоэффективным пытаться дать исчерпывающее нормативное определение понятия «культура». Возможно, следует дать определение понятию «сфера культуры», что позволит определить сферу общественных отношений, в которой реализуется государственная культурная политика.

Такой подход позволит скоррелировать понимание сферы культуры в проекте с областью применения Основ законодательства Российской Федерации о культуре, охватывающей культурную деятельность во многих областях (статья 4 Основ законодательства). Это, в свою очередь, позволит в большей степени вовлечь в «орбиту» государственной культурной политики средства массовой информации, в том числе телевидение, радио и другие аудиовизуальные средства в части создания и распространения культурных ценностей. Развитие роли средств массовой информации как важной составной части сферы культуры представляется приоритетной задачей современной культурной политики.

6. В документе в целом ощутима некая «полистилистика» (например, декларативные положения, конкретно поставленные задачи перемежаются расплывчатыми фразами-объяснениями, фразами-рассуждениями). Такой способ изложения материала затрудняет чтение документа, лишает его внутренней стилевой и содержательной цельности.

7. В основном содержание документа связано с культурой как носителем традиционных ценностей, наследия прошлого. Гораздо меньше внимания уделено культуре как феномену современности, как фактору, влияющему на качество жизни общества.

В документе важно подчеркнуть, что культура — это не только сохранение традиций, но и источник современного развития человеческого капитала, общества.

Следует уделить внимание механизму обеспечения динамики (непрерывному процессу развития) государственной культурной политики.

Особо должен быть подчеркнут новационный характер культуры как инструмента развития общества.

Представляется важным усилить проект самостоятельным положением о приоритетности побуждения граждан к активной созидательной деятельности, к творчеству.

Важно помимо воспитательной и просветительской роли культуры обозначить также и функцию социализации личности.

8. Представляется целесообразным подчеркнуть в документе представление о культуре как о важном факторе национальной безопасности.

В этой связи представляется важным теснее скоррелировать положения проекта с положениями Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, касающимися сферы культуры (прежде всего с положениями подраздела «Культура» названной Стратегии).

9. В документе обязательно должен найти отражение в качестве одного из важнейших тезисов принцип невмешательства в творческий процесс.

Необходимо закрепить невозможность оценки творческой составляющей производства культурных ценностей.

Целесообразно в проекте смягчить суждение о том, что ценность произведения в момент его создания неочевидна, изложив как «не всегда очевидна».

10. Целесообразно включить в документ положение о необходимости мониторинга государственной, в том числе региональной культурной политики как стратегически важную задачу для анализа эффективности ее реализации.

11. Принципиально важно для российской культуры наличие в документе самостоятельного подраздела о состоянии и задачах сохранения, использования и популяризации материального культурного наследия.

В проекте важно особо подчеркнуть ответственность государства за состояние культурного наследия.

12. Следует отметить в проекте необходимость возрождения, сохранения и развития народных художественных промыслов и принятия мер их государственной поддержки.

13. В документе необходимо расширить положения, утверждающие важную роль образования и научных исследований в сфере культуры и искусства.

Представляется важным поставить образование и науку во главу угла при решении важнейших задач по развитию российской культуры, по формированию творческой личности, обозначить в документе фундаментальную роль научных исследований и образования в сфере культуры и искусств для современной государственной культурной политики.

Целесообразно затронуть вопросы о подготовке управленческих кадров в сфере культуры, о научных учреждениях и роли экспертного сообщества, о расширении фундаментальных, теоретических и прикладных исследований в сфере культуры и искусства, в сфере археологии, о культурно-природных ландшафтах.

Следует также затронуть тему стимулирования развития негосударственной сети образовательных организаций в сфере культуры и искусства.

14. Проект важно дополнить самостоятельным подразделом, посвященным культурной, художественно-эстетической составляющей общего образования в Российской Федерации. В нем необходимо заявить подход к русскому языку и литературе как одним из основных предметов в школьной программе, наиболее значимых для культурного развития личности.

15. В проекте целесообразно подчеркнуть стратегическое понимание важности деятельности библиотек, которое должно способствовать их достойному финансированию и поддержке на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

16. В проекте следует усилить положения о принципиальной важности социальной поддержки работников культуры, творческих работников, которая была во многом утрачена.

17. Представляется важным включение в проект самостоятельного подраздела, посвященного телевидению и другим средствам массовой информации и их роли как источника культуры, их влиянию на культурное становление и развитие личности в современном информационном пространстве.

18. Целесообразно рассмотреть вопрос о более широком раскрытии в документе темы массовой культуры в позитивном ключе — в аспекте поддержки и развития отечественной массовой культуры и решения с ее помощью задачи популяризации классической культуры. Массовая культура — понятие, выходящее за рамки ведомственного подхода к культуре, и этому феномену, безусловно, должно быть уделено внимание в документе. Представляется важным отразить понимание того, что массовая культура должна развиваться, наполняться новыми смыслами и содержанием для того, чтобы стать эффективным средством позитивного воспитательного воздействия на человека и общество, служащим цели формирования нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности.

19. Целесообразно отразить в проекте положение о том, что неотъемлемой частью культурного наследия России являются ее симфонические коллективы, давно и заслуженно ставшие предметом мировой славы и гордости отечественной культуры, и сохранение таких коллективов, как большие и малые симфонические оркестры, должно стать задачей не менее важной, чем сохранение художественных и архитектурных объектов, и заслуживает особого внимания.

20. В документе следует уделить внимание теме развития меценатства, правового регулирования меценатской деятельности.

К существенным направлениям развития законодательства о культуре, перечисленным в проекте, следует также отнести создание правовых основ для развития меценатства как особого вида благотворительности, направленного на формирование условий для сохранения культурных ценностей и развития деятельности в сфере культуры и образования, поддержания их высокого престижа на мировом уровне.

Необходимо в проекте обозначить, что формами материальной поддержки культурных институтов являются меценатство и целевой капитал.

Представляется важным также расширить тему государственно-частного партнерства, подчеркнуть его особую важность для развития сферы культуры. Следует отразить значимую роль общественно-профессиональных организаций в общественно-государственном партнерстве.

21. В проекте целесообразно учесть направления развития культуры, связанные с творческими индустриями, являющимися весьма перспективным сектором современной экономики.

22. Очень ценна заявленная в проекте необходимость изменения представлений органов власти и граждан о том, что культурная деятельность является сферой услуг. При этом целесообразно по всему тексту проекта избегать упоминаний об услугах организаций в сфере культуры.

Участники парламентских слушаний также полагают, что целесообразно уточнить отдельные положения проекта:

1. Целесообразно исключить положение о формировании традиционных нравственных ценностей на основе мировых религий, а также перечисление конкретных ценностей, среди которых названы честность, правдивость, целомудрие, добросердечие и милосердие и др. В проекте круг традиционных ценностей, по сути, ограничен нормами, сформированными в рамках религий, что нельзя признать однозначным, поскольку государство и общество берут за основу и иные ценности культуры, носящие светский характер и выработанные многовековым культурным развитием человечества.

2. Наименование подраздела 1 целесообразно изложить как «Сохранение наследия многонациональной отечественной культуры как универсальной ценности, определяющей самобытность и жизнеспособность российского народа».

В содержании указанного подраздела следует расширить положения о значимости и сохранении наследия национальных культур народов России (в документе это обозначено только в названии подраздела).

3. Положение подраздела 1 о культурном наследии как единственном источнике и основе для дальнейшего развития России следует смягчить, учитывая современное и перспективное положение культуры и задачи ее развития.

4. Наименование подраздела 2 целесообразно изложить как «Развитие и защита языков народов России как духовной основы гражданского, культурного и национального единства Российской Федерации».

В подразделе 2, где поднята чрезвычайно важная тема сохранения русского языка, также необходимо уделить больше внимания сохранению и развитию каждого из национальных языков народов, населяющих Россию.

Важно подчеркнуть, что стратегической задачей должно быть владение не разговорным, а литературным языком, обязательное для выпускников школ.

5. В подразделе 2 обращает на себя внимание то, что аргументация, связанная с продвижением русского языка в сети Интернет, предполагает узкую целевую аудиторию — «образованных жителей зарубежных стран». Для того чтобы продвигать свою культуру в широком международном поле, необходимо ориентироваться не только на узкий сегмент знающих русский язык иностранцев (хотя и они выполняют незаменимую функцию посредников и переводчиков культуры), но создавать ресурсы о русском языке и культуре на иностранных языках, включая наиболее распространенные языки. Представляется целесообразным отразить это в указанном подразделе.

6. В абзаце втором на странице 8 представляется целесообразным слово «двуязычия» заменить словом «многоязычия».

7. Наименование подраздела 3 целесообразно изложить как «Поддержка отечественной литературы, возрождение интереса к чтению, создание условий для развития книгоиздания, обеспечение доступа граждан к произведениям многонациональной отечественной классической и современной литературы».

8. В подразделе 4 в абзац «Важно оцифровывать книжные, архивные, музейные фонды, создавать национальную электронную библиотеку и национальные электронные архивы (по музыке, живописи и т.д.) и тем самым формировать единое общее национальное электронное пространство знаний» следует добавить виртуальные музеи.

Представляется важным закрепить положение об обеспечении бесплатности и максимальной доступности электронных библиотек.

В целом в подразделе 4 важно учесть распространение новых информационно-коммуникационных технологий, которые активно используются в современном обществе, прежде всего детьми и молодежью.

9. Представляется неприемлемым вывод о том, что общий уровень развития исполнительских искусств снижается. Напротив, следует говорить о том, что общий уровень развития исполнительских искусств остается неизменно высоким.

10. Наименование подраздела 6 целесообразно изложить как «Развитие многонациональной отечественной культуры, создание условий для профессиональной творческой деятельности, для творческой самодеятельности граждан, сохранение, создание и развитие соответствующей инфраструктуры».

Подраздел 6 проекта представляется важным дополнить более развернутыми положениями о роли народного творчества как исключительно важной составляющей народной культуры, о поддержке организаций народного творчества, культурно-досуговых учреждений, об обеспечении их повсеместной доступности для граждан.

Целесообразно культурно-досуговую сферу не указывать в качестве «так называемой», что снижает ее значимость. Следует расширить положения о поддержке специалистов, работающих в этой сфере.

11. В подразделе 10 необходимо отметить роль культурологии.

12. Необходимо исключить высказывания о разрушении системы подготовки творческих кадров, о невозможности реализовать себя в профессиональном творчестве и искусстве большинства российских детей и молодых людей, о необходимости восстановления доказавшей свою эффективность системы ранней подготовки профессиональных творческих кадров и тому подобные негативные высказывания ввиду того, что в последние годы в законодательстве об образовании появились хорошо проработанные нормы, обеспечивающие функционирование и развитие системы образования в области искусств.

Участники парламентских слушаний считают, что принятие Основ государственной культурной политики послужит отправной точкой для совершенствования законодательной основы культурной политики и определит вектор развития не только законодательства о культуре, но и других отраслей законодательства.

В соответствии со статьей 401 Основ законодательства Российской Федерации о культуре Правительство Российской Федерации в Год культуры подготовило и представило палатам Федерального Собрания Российской Федерации первый Ежегодный государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации.

Ежегодный государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации разработан в целях представления объективной систематизированной аналитической информации о состоянии культуры и тенденциях ее развития.

В качестве показателей состояния культуры в Докладе использованы данные мониторинга состояния культуры, формируемые субъектами официального статистического учета, а также аналитические разработки, отчетная и иная информация, представляемая федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, учреждениями культуры, научными, образовательными, общественными и другими организациями, осуществляющими деятельность в сфере культуры.

В Докладе отмечена роль культуры в жизни общества, изложены задачи государства в области государственной культурной политики, указаны основополагающие документы и нормативные правовые акты, на основе которых строится государственная политика в сфере культуры.

В документе также обозначены приоритеты для достижения качественных показателей состояния культуры в Российской Федерации, особо отмечены новые эффективные формы расширения культурной деятельности — общероссийские акции, расширение гастрольной деятельности, приобщение детей к культурному наследию страны (новые школьные маршруты), создание центров культурного развития в малых городах России, Национальная электронная библиотека, развитие сети филиалов музеев, расширение информационного поля российского культурного сообщества и др.

Значительное внимание уделено концептуальным стратегическим документам, обозначающим ориентиры развития культуры в Российской Федерации. Основным стратегическим ориентиром является государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013−2020 годы. Приняты и реализуются ряд важных документов долгосрочного характера, определяющих развитие отдельных областей культуры: Концепция долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации на период до 2020 года, Концепция развития циркового дела в Российской Федерации на период до 2020 года, План деятельности Министерства культуры Российской Федерации до 2018 года.

При разработке Доклада проведен анализ состояния материального культурного наследия, выявлены проблемы сохранения наследия, обозначены направления повышения эффективности деятельности в сфере охраны культурного наследия, выделены основные тенденции и показатели развития музеев в Российской Федерации, обозначены новые подходы к сохранению нематериального культурного наследия.

Одним из приоритетов названо развитие культурно-познавательного туризма, что заслуживает положительной оценки.

Проведен системный анализ отдельных видов культурной деятельности: состояния и развития исполнительских искусств, изобразительного и декоративно-прикладного искусства, выставочной деятельности, архивного и библиотечного дела, культурно-досуговой деятельности.

Выявлены основные тенденции национальной кинематографии.

Значительное внимание уделено состоянию и развитию образования и науки в сфере культуры.

В Докладе анализируется экономика культуры, обозначаются новые подходы к финансированию культуры, что представляет особый интерес.

Обозначены также направления и приоритеты международного культурного сотрудничества.

Участники парламентских слушаний отмечают исключительную важность разработки и представления культурной общественности в Год культуры первого Ежегодного государственного доклада о состоянии культуры в Российской Федерации — систематизированного содержательного документа, отражающего современное положение дел во всех сферах отечественной культуры и обозначающего тенденции и приоритеты развития культуры.

Представляется целесообразным рекомендовать органам государственной власти субъектов Российской Федерации предусмотреть разработку ежегодных докладов о состоянии культуры в соответствующих субъектах Российской Федерации с учетом структуры и содержания Доклада, представленного Правительством Российской Федерации.

Участники парламентских слушаний полагают, что Доклад позволит развивать государственные программы в сфере культуры, прежде всего федеральную целевую программу «Культура России (2012–2018 годы)». Содержащаяся в Докладе информация может быть эффективно использована при подготовке федерального бюджета, а также в практической деятельности государственных и муниципальных органов, организаций в сфере культуры.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, 25.09.2014 15:01:00


Патриарх Кирилл: с мерзостью под видом искусства никакого примирения быть не может 

«Нас приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры, показывают какую-то жуть, но находится группочка людей, которая вдруг начинает аплодировать», — сказал предстоятель Церкви. 

Быть избирательными к произведениям культуры и смелее выражать неприятие современного антиискусства призвал паству патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Свое мнение он высказал, выступая на международном фестивале православных СМИ «Вера и слово» в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя в Москве. 


«Есть такие формы культуры, которые рождают негативные настроения у людей и с которыми тяжело найти примирение. Нас приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры, показывают какую-то жуть, но находится группочка людей, которая вдруг начинает аплодировать», — сказал патриарх. Он отметил, что открытое неприятие таких произведений культуры стало принято считать непросвещенностью. 

Предстоятель Церкви убежден, что, «когда нас приучают к мерзости, глупости под видом искусства, никакого примирения быть не может». 

«Искусство — это в первую очередь явление прекрасного. Если в искусстве не раскрывается закон гармонии, а именно он лежит в основе мироздания, значит, это псевдо- и антиискусство, и его цель не возвышать человеческую личность, а разрушать ее», — сказал патриарх Кирилл.


Патриарх Кирилл призвал не мириться с мерзостью в современном искусстве

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал общественность смелее выражать свою неприязнь к современному искусству, если оно вызывает негативные эмоции, передает ИТАР-ТАСС. 

По его словам, людей «приучают к эпатажным формам современной культуры». 

«Показывают какую-то жуть, но находится группочка людей, которая вдруг начинает аплодировать», — заявил Кирилл, выступая на международном фестивале православных СМИ «Вера и слово». 

Открытую неприязнь к такого рода искусству «принято считать непросвещенностью», отметил глава РПЦ. 

«Когда нас приучают к мерзости, глупости под видом искусства, никакого примирения быть не может», — сказал патриарх. 

По его мнению, искусство непременно должно быть «явлением прекрасного», и если в нем «не раскрывается закон гармонии», то это уже псевдо- и антиискусство, и «его цель не возвышать человеческую личность, а разрушать ее».


Патриарх Кирилл призвал не мириться с мерзостью под видом искусства

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал проявлять избирательность в произведениях культуры и смелее выражать неприязнь к произведениям современного искусства, которые вызывают негативное настроение. Об этом сообщает ИТАР–ТАСС. 

«Есть такие формы культуры, которые рождают негативные настроения у людей и с которыми тяжело найти примирение. Нас приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры, показывают какую-то жуть, но находится группочка людей, которая вдруг начинает аплодировать», — сказал патриарх, выступая на международном фестивале православных СМИ «Вера и слово», которое проходило в Москве в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя. 

Патриарх Кирилл отметил, что открытую неприязнь к таким произведениям современного искусства теперь принято считать непросвещенностью. По его мнению, не может быть никакого примирения, когда людей «приучают к мерзости, глупости под видом искусства». 

«Искусство — это в первую очередь явление прекрасного. Если в искусстве не раскрывается закон гармонии, а именно он лежит в основе мироздания, значит, это псевдо- и антиискусство, и его цель не возвышать человеческую личность, а разрушать ее», — подчеркнул патриарх.


Патриарх Кирилл о современном искусстве 

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал смелее выражать неприязнь к произведениям современного искусства, которые вызывают негативное настроение. Часть его выступления на международном фестивале православных СМИ «Вера и слово» приводит агентство ИТАР–ТАСС. 

Есть такие формы культуры, которые рождают негативные настроения и с которыми тяжело найти примирение. Нас приучают к мерзости и глупости под видом искусства. Если в нем не раскрывается закон гармонии, а именно он лежит в основе мироздания, значит, это псевдо- и антиискусство, и его цель не возвышать человеческую личность, а разрушать ее. 

Предстоятель церкви отметил, что современное общество считает открытую неприязнь к таким произведениям искусства непросвещенностью, однако, по его мнению, с ними не может быть никакого примирения.


Патриарх Московский и всея Руси Кирилл замечает, что сегодня всех «иногда приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры». «Показывают какую-то жуть, какой-то нонсенс, идиотизм, простите», — говорит предстоятель РПЦ.


Предстоятель Русской православной церкви в среду в храме Христа Спасителя встретился с участниками VI Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово» 

В ходе общения с журналистами патриарх заметил, что нередко в отечественной истории выражаемые через искусство нехристианские идеи «синтезировались» с идеей христианской, и различные формы культуры — религиозные и нерелигиозные, нормально сосуществовали друг с другом. Однако, добавил предстоятель Русской церкви, если говорить о современности, то уже «нас иногда приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры». 

«Показывают какую-то жуть, какой-то нонсенс, идиотизм, простите», — отметил патриарх. При этом, по его словам, всегда находятся люди, которые начинают этому аплодировать, восхищаться, а тот, кто подобного «искусства» не понимает, объявляется «непросвещенным человеком». 

«Мне рассказывали такую историю, дело происходило в Чикаго на замечательном концерте симфонической музыки. А потом этот концерт закончился, и объявили, что сейчас будет такая экспериментальная музыка представлена, — и начали играть какофонию. И что вы думаете — все сидят. На лицах напряжение, сомкнутые брови, желание понять, что происходит, — а понять невозможно. Но ведь и сказать, что «король-то голый», тоже все же боятся — а вдруг я самый глупый? Тем более что это в таком зале, при такой поддержке. На весь огромный зал нашелся один человек, который встал и демонстративно вышел. А все остальные захлопали после окончания», — рассказал патриарх. 

Как отметил предстоятель РПЦ, никакого компромисса и примирения не может быть с тем, «когда нас приучают к мерзости, глупости под видом искусства». «Искусство — это в первую очередь явление прекрасного, это явление гармонии. И если в искусстве этого нет, не раскрывается закон гармонии — а именно этот закон лежит в основе всего мироздания — значит, это не искусство, а псевдоискусство, антиискусство. Значит, цель этого искусства не возвышать человеческую личность — как и цель культуры, отсюда «культ», «культивирование» — а разрушать человеческую личность», — заключил предстоятель.


Мерзость под видом искусства — от дьявола 

— Как-то в Чикаго в серьезном концертном зале играли авангард. Какофония! У людей напряжение на лицах, сомкнутые брови, но сказать, что король-то голый, боятся. На весь зал нашелся только один человек, который демонстративно вышел. Когда нас приучают к мерзости под видом искусства, тогда примирения быть не может. Нельзя отдавать душу в плен дьяволу. Искусство — это явление прекрасного, гармонии. Когда закон гармонии нарушен — это псевдоискусство, антиискусство, цель его — не возвышать человеческую личность, а разрушать. С дьяволом не может быть никаких компромиссов.


Сергей Черняховский, 22.09.2014 22:10:00
доктор политических наук, профессор, действительный член Академии политических наук

Концепция государственной политики РФ в области культуры 

Преамбула. Цели и миссия государственной политики России в сфере культуры

Основные цели современного российского государства в сфере культуры:

— обеспечение условий для свободного развития каждого гражданина страны;

— защита культурного суверенитета страны и единой историко-культурной самоидентификации граждан и общества;

— обеспечение доступа граждан к накопленному национальному культурному богатству, сохранение, умножение и защита этого богатства, гарантия их права на сохранение исторически сложившейся культурной среды и привычной им среды обитания; 

– сохранение и возвышающее развитие высших достижений отечественной и мировой культуры, преодоления угроз культурному достоянию, которые несут нормы и образцы общества потребления, массовой культуры, энтропийные тенденции цивилизации Постмодерна, создание и распространение культурных образцов и идеалов общества познания и созидания;

– сохранение классических образцов мировой культуры, защита их от постмодернистской диффузии и обеспечение их экспансии и возрождения в остальном мире.

В этом отношении миссия Россия – создать в стране условия, при которых каждый человек имел бы реальные возможности стать подобным титанам Возрождения, а вне страны – обеспечить возрождение классической мировой культуры.

Государственная политика России в области культуры основывается на требованиях Конституции РФ и вытекает из ее положений.

В соответствие со статьей 7 Конституции России, «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Поскольку достойная жизнь и свободное развитие человека невозможно вне культуры и помимо существующей культуры, государство обладает правом и обязанностью осуществлять политику в данной сфере, обеспечивающую решение данных задач.

Точно так же, как он обязано осуществлять политику в сфере культуры, обеспечивающую целостность территории страны и ее безопасность. В том числе – информационную и культурную.

44 статья Конституции определяет: «1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания <…>. 2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. 3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры». Соответственно, государственная политика в области культуры должна обеспечить доступ граждан к достижениям культуры – и обеспечить исполнение гражданами, в частности – и активно действующими в сфере культуры и искусства, их обязанности по сохранению исторического и культурного наследия.

При этом культурное достояние страны не сводится ни к совокупности материальных носителей культуры, ни даже к совокупности материальных и нематериальных произведений искусства.

Сфера культуры – это не только совокупность обладающих эстетическим значением произведений. Сфера культуры – это сфера производства базовых латентных образцов социального и политического поведения, норм, запретов и ценностей – и совокупность сложившихся и значимых для общества этических, эстетических и бытовых представлений.

В результате естественного исторического и историко-культурного процесса в России был создан особый и уникальный тип культуры.

Начав формироваться позднее ряда иных классических и национальных культур, в результате самостоятельного освоения их достижений и в ходе постоянного комплиментарного взаимодействия с другими народами и культурами культура России выработала черты мощного интегративного начала. Это начало оказалось способным принимать достижения других культур и творчески перерабатывать их, одновременно сохраняя их концентрированную сущность и создавая на их основе более высокие культурные достижения, признаваемые в качестве шедевров остальным человечеством.

Так произошло, в частности, в сфере литературы, живописи, театра, балета, киноискусства и других сфер.

Особенность культуры России не в ее инаковости по отношению к остальным культурам. Эта особенность – в ее уникальной интегративной способности их принимать, осваивать и на их основе создавать более высокие образцы, сохраняя базовые ценностные стержни своей ментальности, основанные на приоритете доброжелательности по отношению к другим народам и культурам. Среди таких стержней:

– ориентация на поиск универсального для всего человечества высшего идеала и стремление открыть его и сделать доступным для всего мира;

– уверенность в равенстве всех людей перед высшими идеалами и отрицание элитарности и социальной несправедливости;

– непримиримость к несовершенству мира и готовность к любым жертвам для его устранения.

Культура России сегодня в своем сущностном качестве – это не одна из множеств разных культур. Это – интегративный концентрат высших достижений мировой культуры, по сути – ее высший уровень, единственный из оставшихся бастионов классической европейской культуры, опираясь на который последняя имеет шанс начать свое возрождение в мире.

Соответственно, на данном этапе необходимо решить следующие задачи государственной политики (либо добиться перелома в их решении).

1. Утвердить адекватную современным условиям роль государства в решении проблем культуры как организатора производства латентных образцов.

2. Обеспечить собственно сохранение культурного наследия как существующего в виде материального, нематериально-художественного, нормативно-ценностного начал.

3. Создать условия свободного и достойного развития человека. Это подразумевает:

– обеспечение каждому возможности доступа к достижениям культуры;

– преодоление разрыва в доступе к достоянию лучших образов культуры между столицами и регионами страны, необходимость сделать доступным для основной массы населения достояния культурного наследия страны;

– защиту и сохранение русского языка и развивающей литературы;

– обеспечение благоприятной информационной и культурной среды;

– обеспечение доступности художественного образования.

4. Воссоздать эффективную репродуктивно-просветительскую культурную систему, предполагающую:

– поддержку творчества и талантов;

– стратегическую триаду просвещения с исполнением адресной роли каждым из ее звеньев (театры и кинематограф – музеи и выставки – библиотеки и клубы);

– адекватное понимание и отношение к проблеме современного искусства.

Для решения этой задачи особо необходимы также возрождение эффективной науки в сфере культуры и искусства, а также разработка новой образовательной модели в сфере творческого и гуманитарного образования.

5. Создать систему защиты культурного суверенитета страны и отражения направленной на него информационной агрессии.

6. Выработать и реализовать международную культурную политику, направленную на сохранение и возрождение классической культуры человечества.

1. Роль, задачи и приоритеты современного российского государства в области культуры

Государство является субъектом определения приоритетов культурной политики, вытекающей из его основных задач в этой сфере.

Государство защищает культурное богатство страны как от физического разрушения, так и от коммерциализации, от неблагоприятных воздействий в самой культурной среде – как внутренней, так и внешней – воздействий, связанных с обслуживанием примитивных запросов, несоответствующих отечественным традициям и порождаемых массовой культурой общества потребления, а подчас и прямой информационной агрессией внешних конкурентов.

1.1. Государство как субъект культурной политики

Страна слишком много потеряла в области культуры за последнюю четверть века. Культура во многом оказалась обреченной частично на умирание – как, скажем, наука в сфере культуры или «немодные» и не коммерциализируемые сферы искусства, – а частично на обслуживание коммерциализируемых, но не всегда высоких вкусов «высокоплатежного потребителя».

Культура формирует человека – и задача российского государства сформировать не потребителя, а творца и созидателя, человека, который высшую радость и наслаждение находит в свободном творческом созидательном труде.

Российское государство есть продукт и производное от отечественной культуры. Отсюда обязанность этого государства – защита отечественной культуры, основанной на достижениях мировой культуры и являющейся одной из основных составляющих последней.

Основная ближайшая задача, стоящая перед государством в области культуры, – переломить отношение к культуре как к «остаточной части» социальной сферы. Точно так же, как переломить отношение к культуре как к сфере, с одной стороны, «досугового развлечения», а с другой – самовыражения (либо обслуживания такого самовыражения) богемных групп.

Культура – это не «сфера производства услуг», культура – это сфера производства духовных ценностей и базовых образцов социального поведения. То есть – сфера производства самого человека как личности, социального – а не только биологического – существа. Следовательно – сфера производства социальных отношений, самого общества. И в этом отношении культура – на самом деле сфера материального производства.

Любые природные ископаемые, любые технологии, любые самые современные производства останутся скоплением мертвого вещества, если не будет культуры их применения. Культуры и образования тех людей, которые были бы способны их использовать.

Но и более того: не став богатством своей страны, они станут богатством чужой, если в стране не сложится полноценное ощущение национально-государственной и историко-политической самоидентификации. Самоидентификацию рождает культура.

Соответственно, наша сущностная задача – восстановить отношение к культуре как:

– к сфере сохранение суверенитета страны – как государственно-политического, так и культурного;

– к сфере производства и формирования латентных поведенческих образцов и через них – национально-государственной самоидентификации;

– к системе запретов. Культура – это прежде всего не сфера бесформенных эмоциональных выплесков. Культура – это сфера запретов. Цивилизованный и культурный человек знает, чего делать нельзя. Дикарь таких запретов не имеет. Тогда, когда у него запреты появляются, он начинает превращаться в цивилизованного человека.

Культура создает страну. Культура защищает страну. Культура развивает страну, переводя ее с одной фазы исторического развития на другую. Что, разумеется, не означает, что она во всем этом обходится без материальной составляющей собственно материального производства.

1.2. Государство как организатор производства базовых латентных образцов

Роль государства в культуре – это роль организатора, наделенного полномочиями обществом и решающего проблемы общества и страны: ее национальной самоидентификации, ее культурного суверенитета, свободного и достойного развития ее граждан.

Культура – это сфера производства латентных образцов социального поведения.

Управление этим производством должно быть адекватным тем задачам, которые оно решает. Если этим производством управляет государство, оно не может допускать, чтобы производилось то, что нанесет ущерб стране и человеку. В России нет цензуры, и не идет речь о запрете чего либо – кроме запрещенного законодательно.

Государственное производство не может создавать то, что не соответствует – и тем более противоречит – интересам страны либо демократически определенным направлениям политики. Тем более оно не может финансировать или помогать выпускать подобную продукцию иным производителям.

Государство решает вопросы сохранения, защиты, распространения и развития базовых ценностей и образцов отечественной культуры.

При решении этих вопросов делается ставка на новое поколение руководителей, на подготовку и использование представителей поколения, которое возьмет на себя ответственность за страну после 2014 года. Но с двумя существенными оговорками.

Во-первых, эти организаторы должны сами быть выходцами из тех сфер, которыми (или секторами которых) они будут руководить. Подход возведенного в абсолют менеджерианства, когда судьбу организации, отрасли или учреждения решает человек, умеющий руководить чем угодно, достаточно полно показал свою неэффективность в предшествующие годы.

Во-вторых, при обязательном использовании потенциала старых руководителей. Тут всё просто, как в театре: когда актер достаточно молод, чтобы быть на сцене Ромео, – он еще не может понять всё в Ромео. Когда он уже понимает всю сложность переживаний Ромео – он уже не может выйти на сцену в этой роли: фактура подводит.

В стране гарантирована свобода творчества, и каждый художник вправе создавать те образцы культуры и искусства, которые его вдохновляют. Но государство будет поддерживать те из них, которые считает соответствующими интересам страны. Задача государства – помогать тем образцам искусства, которые утверждают человеческое в человеке, развивают и культивируют в нем начала созидателя и производителя, и не оказывать никакого содействия тому, что низводит его до уровня упивающегося потреблением животного.

Государство не должно запрещать те или иные поиски в сфере культуры, но должно помогать тем, кому считает нужным помогать.

2. Сохранение культурного наследия

Исходя из понимания культуры как сферы производства базовых латентных образцов поведения (то есть в конечном счете производства, проявления и воспроизводства ценностей, норм и их воплощения в материальной и нематериальной практиках общества), государственная политика России в сфере культуры рассматривает культурное наследие страны как совокупность материальных носителей этих образцов, созданных в прошлом и в настоящем, духовных воплощений и самих принимаемых народом ценностных основ, норм и образцов поведения.

Задачей государства и общества является сохранение культурного наследия страны во всех его составляющих: материальном культурном наследии, нематериальном художественно-образном, нормативно-ценностном.

2.1. Материальное культурное наследие

Материальное культурное наследие представляет совокупность материальных объектов, несущих в себе значимое для общества ценностное и образное значение, отражающее его историю, искусство, традиции, обряды и образ жизни вне зависимости от того, с каким периодом истории страны и народа оно связано.

Материальное культурное наследие включает в себя произведения искусства, являющиеся носителями образов и ценностей, результаты производственной и бытовой деятельности, природные объекты, ставшие такими носителями в процессе исторической практики народа.

Данные объекты находятся под защитой государства вне зависимости от того, на какой территории они находятся в данный момент.

2.2. Нематериальное художественно-образное культурное наследие

Нематериальное культурное наследие страны включает в себя не имеющие непосредственно предметно-материального выражения продукты и формы искусства, обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки. А также связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, обладающие ценностным значением для народа России или обладавшие таким значением в тот или иной период его истории.

Нематериальным культурным наследием являются:

– устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия;

– исполнительские искусства;

– обычаи, обряды, празднества;

– знания и обычаи, относящиеся к природе и вселенной;

– знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами.

В состав нематериального культурного наследия страны входят произведения искусства, созданные в других странах представителями их культуры, но приобретшие эстетическую и ценностную значимость для российского общества в ходе истории и совпадающие с базовыми ценностными основаниями российского общества.

Нематериальное культурное наследие охраняется государством и обществом, в частности, от искажения в процессе воспроизводства смысла, значения и ценностного содержания, заложенных в него при создании.

2.3. Нормативно-ценностная составляющая культурного наследия

Нормативно ценностная составляющая российской культуры включает в себя:

– ее исторически выработанные базовые латентные образцы, ценностные основания и ценностные стержни, названные в преамбуле данного документа;

– утвердившиеся в ходе истории алгоритмы практической и интеллектуальной деятельности;

– деятельностный темперамент народа, основанный на эгалитаризме, просветительской мессианской устремленности, радикализме и последовательности в противостоянии всем формам разрушения, регресса и зла;

– знания, представления и навыки, относящиеся к общественному и политическому устройству.

3. Обеспечение возможностей развития человека

3.1. Обеспечение для каждого возможности доступа к достижениям культуры

Задачей государственной политики в области культуры при обеспечении условий для свободного и достойного развития каждого человека является устранение неравенства в доступе к достижениям культуры.

Это включает в себя:

– обеспечение полноценной культурной среды в период формирования ребенка, воссоздание качественного детского игрового и мультипликационного кинематографа, системы детских театров и литературы, ориентированных на сюжеты и смысловое содержание, несущее в себе ценностные основания российской культуры и связанное с позитивным восприятием отечественной истории;

– создание аналогичных детских сайтов в Интернете, интернет-игр, образовательных и художественных телеканалов;

– культурное наполнение работы общих детских учреждений, ясель, детских садов и школ, включающее в себя посещение театров, музеев, активное семейное участие в культурно-просветительском туризме;

– повышение доли культурно-гуманитарных предметов в школьной программе, развитие сети детских и подростковых учебных заведений начального образования в области культуры (музыкальных, танцевальных, художественных, исторических школ, детских и подростковых самодеятельных театров);

– создание нового типа начальных и общих школ (общеобразовательных школ Военно-исторического, Исторического и Географического обществ, детских, подростковых и юношеских отделений этих обществ), детских культурных и историко-культурных клубов и библиотек.

3.2. Преодоление разрыва в доступе к достоянию лучших образов культуры между столицами и регионами страны, необходимость сделать для основной массы населения доступными достояния культурного наследия

Культура страны в любом случае в большей степени меряется культурой провинции, нежели культурой столиц. Если высока культура провинции – высока культура страны.

Сегодня становится очевидным, что в тех регионах, где оказывается существенная поддержка культуре, ниже уровень и алкоголизма, и преступности.

Перед государством сегодня стоит задача изменить представления местных властей в этой сфере, добиться, чтобы региональные и местные органы власти отошли от покровительственно-пренебрежительного отношения к культуре на подведомственных им территориях.

Большая часть наших национальных гениев вышла как раз из провинции: Тютчев и Толстые, Есенин и Блок, Маяковский и Некрасов, Чехов и Паустовский.

Интеллигенция провинциальных городов – это базовая основа и национального духа, и национальной самоидентификации, и самой национальной культуры.

И здесь есть два уровня задач. Во-первых, добиться приближения регионов к столичным культурным потенциалам, в частности, через выставки, гастроли, фестивали. Во-вторых, поднять материальное и статусное положение местных учреждений культуры и людей, которые являются местными хранителями культуры.

Есть несколько причин, которые определяют необходимость и приоритетность этой задачи.

Во-первых, это вопрос социальной справедливости: богатства культурных столиц сегодня доступны лишь в лучшем случае десяти процентам населения страны. Хотя принадлежат они всем и право на доступ к ним имеют все граждане.

Во-вторых, там, где больше внимания и средств уделяется культуре, спокойнее и благоприятнее социальная и правовая обстановка. Еще раз необходимо подчеркнуть: культура – это сфера запретов, сфера производства поведенческих образцов, сфера формирования навыков саморегуляции и привычки к ней.

В-третьих, ненормальна ситуация, когда граждане страны приходят к мысли, что достойная жизнь существует только в столицах. Тогда с одной стороны, люди активного темперамента мигрируют из своих регионов, лишая их энергии и возможности развития. С другой – они далеко не всегда находят место для реализации своих возможностей там, куда стремятся, и образуют определенный потенциал недовольства и одновременно миграционного давления на жителей крупных городов, в которые они мигрируют. С третьей стороны, останавливается и тормозится развитие самих регионов.

В-четвертых, современный мир – это мир утверждения того, что принято называть массовой культурой: упрощенной и во многом примитивизированной культурой общества потребления.

Эта культура, с одной стороны, ниже по своим образцам и утверждаемым идеалам подлинных образцов культуры тех стран, откуда она распространяется. С другой стороны, она не соответствует образцам и нормам отечественной культуры. То есть она в целом разрушает ценностный мир современной цивилизации, в том числе разрушает и классические европейские ценности, и национальную самоидентификацию России. Она прививает образцы поведения не европейского классического типа, а социальных люмпенизированных групп, так и не поднявшихся до овладения этими образцами.

Сам по себе это объективный процесс: сравнительно быстрое знакомство огромных масс с достижениями культуры приводит к снижению ее общего уровня. Без осознанной государственной поддержки массы не успевают освоить и осмыслить ее содержание, и тогда из всего Боккаччо остаются лишь скабрезные сцены, из всего Рубенса – эротические сюжеты, из всего Вольтера – лишь сарказм.

Отграничиться от этого в современном мире невозможно. Противостоять – трудно. Тем более в том сложном положении, в котором в последнюю четверть века оказалась Россия. Но массовой культуре общества потребления можно противостоять – помогая всей государственной силой распространению и освоению населением страны, в первую очередь проживающем сегодня в провинции, всего потенциала отечественной национальной культуры – и собственно русской культуры, и культуры всех народов, населявших территорию СССР.

Российское государство вступает в свою «культурную борьбу» и, ведя ее, защищает не только нашу национальную самоидентификацию и культурный суверенитет страны – но и остатки собственно европейской культуры, носителем и хранителем которой сегодня остается Россия.

Открывая при содействии государства осмысленный доступ к достоянию национальной культуры регионам страны, мы создаем тот культурный оплот, который сможет сохранить и подлинную европейскую культуру.

3.3. Защита и сохранение русского языка и развивающей литературы

Выбирая язык, общество выбирает имена. Выбирая имена – выбирает оценки. Выбирая оценки – выбирает свое будущее. Все современные нации были образованы путем оформления экономических общностей в зонах использования того или иного языка.

Язык отражает мир и рожденный исторической практикой тип мышления. Но язык формирует и тип действия, и историческую, а также государственно-политическую самоидентификацию. Упрощение национального языка ведет к примитивизации сознания и деятельностных алгоритмов, к разрушению историко-государственной самоидентификации.

Сохранение правильного русского языка, в своем нынешнем виде сложившегося в первой половине XX века, но основывающегося на классической русской литературе XIX столетия, – государственная задача России, имеющая несколько аспектов:

– сохранение правильного русского языка позволяет сохранить доступ к богатству классической русской литературы и к переведенной на него классической мировой литературе;

– оно обеспечивает сохранение историко-политической и историко-культурной самоидентификации страны и народа;

– позволяет сохранить деятельностные созидательные алгоритмы, достигшие своего высшего развития в XIX-ХХ веках и связанные с достижением Россией вершины культурного и политического могущества;

– сохраняет связь с культурным наследием и многогранностью осмысления мира, характерного для отечественной истории.

Примитивизация языка ведет к примитивизации мышления и социальной практики, доминированию краткосрочных мотивов социальной деятельности.

Сохранение правильного русского языка требует:

– создания пронизанной им культурно-информационной среды как на бытовом уровне, так и в массовых информационных источниках и массово распространяемых художественных произведениях;

– установления повышенных требований к владению чистой русской речью преподавателей и воспитателей всех уровней;

– ориентации системы среднего образования на расширение объема преподавания русского языка при установке на невозможность ситуации, когда гражданин России, получивший среднее образование, не будет владеть устным и письменным правильным русским языком.

Одним из условий сохранения русского зыка является поддержка и популяризация развивающей отечественной и переведенной на правильный русский язык зарубежной литературы, публиковавшейся в свое время в «Библиотеке приключений», «Библиотеке приключений и научной фантастики», ориентировавших людей на познание мира, на героизм, дружбу и честность.

Популярная и популяризованная в XX веке литература стала естественной частью отечественной культуры, определившей тип человека – созидателя и первопроходца.

3.4. Обеспечение благоприятной информационной и культурной среды

Сохранение правильного русского языка является одним из основных условий обеспечения благоприятной для человека информационной и культурной среды. Однако язык может быть использован и для формирования латентных образцов, направленных на познание и созидание, восхождение человека к его роли творца и носителя значимых для страны ценностей и реализацию его творческого потенциала, и для утверждения обратного – образов самозначимости потребления, приоритета биологического над социальным и реализации своего личностного начала в разрушении.

Отсюда встает вопрос, какие культурные и поведенческие образцы, утверждающиеся в культурной среде, должны поддерживаться государством: развивающие в человеке его человеческое – либо его физиологически-инстинктивное начало.

Задача государства – поддерживать те образцы и образы, которые будут возвышать и развивать человека, усиливать страну и обеспечивать его гордость за свою историю, укреплять его гражданскую активную позицию, поддерживать его историко-государственную самоидентификацию, его ответственность за страну и ее суверенитет.

И осуществлять это во всех элементах информационной и культурной среды – от архивов, музеев, библиотек до туризма, телевидения и Интернета.

3.5. Обеспечение доступности художественного образования

Для развития человека и в общекультурном смысле, и в смысле обеспечения возможностей выявления и реализации его художественных талантов государство решает задачу поддержания доступности художественного образования. Россия является социальным государством, и в ней не может существовать зависимость в этом вопросе от имущественного положения и социального статуса человека.

Поэтому государство сталкивается с необходимостью осуществления двух мер.

Во-первых, охватить теми или иными видами художественного образования всех воспитанников детских садов и общеобразовательных школ. Задачей такого охвата является, с одной стороны, обеспечения общего художественного развития каждого, с другой – выявление наиболее талантливых и создание условий для культивации их способностей.

Во-вторых, создать для выявленных групп разноуровневую систему художественного образования и развития, включающую в себя:

– общие часы художественного образования в школе для детей с рядовыми способностями в этой сфере;

– дополнительные занятия по типу кружков для имеющих более высокие способности;

– художественные школы того или иного направления (музыкальные, танцевальные, изобразительные, театральные, исторические и т.д.) для обучения в них детей с явными талантами – детей, стремящихся их развить, но не собирающихся связывать свою профессиональную деятельность с этой сферой;

– специализированные школы по типу школ с углубленным изучением иностранного языка с особой профильной подготовкой, такие школы должны совмещать художественное образование с получением общего среднего образования.

Эти формы образования должны быть подведомственны Министерству культуры РФ, доступны для каждого имеющего соответствующие способности, бесплатны для учащихся и их родителей. Места в них должны создаваться по факту наличия поступающих с соответствующим уровнем способностей.

4. Возрождение репродуктивно-просветительской культурной системы

Сохранить культуру и заложенные в ней ценностные основания национальной самоидентификации нельзя при пассивном хранении культурного наследия в условиях агрессивной внешней экспансии разрушающих ее образцов. Для культурного наследия необходимо как постоянное воспроизводство базовых латентных образцов, ценностей и норм, так и их распространение в окружающей среде.

Они воспроизводятся и распространяются в совокупной деятельности их носителей в сфере искусства, и эффективность, убедительность этого находится в очевидной зависимости от таланта задействованных в таком процессе.

4.1. Поддержка творчества и талантов

Основной задачей государства в этой сфере является переход от поддержки искусства по критерию его элитности и модности к поддержке по критерию талантливости и социальной значимости.

Существует старый спор о том, кого нужно поддерживать – доказавших свою состоятельность или тех, которые никому не известны.

Стране нужно, чтобы в ней были великие мастера и великие художники. Но стране нужно и то, чтобы их становилось больше и чтобы просто появлялись новые.

Государственная помощь художнику – это не синекура и не признание прошлых заслуг. Государственная помощь художнику – это помощь тому, кто без нее, возможно, великим и не станет.

С определенными оговорками и уточнениями.

Во-первых, поддержка нового и еще не утвердившегося не означает пренебрежения и невнимания к заслуженным мастерам. Особенно если сегодня они оказались в тяжелой ситуации. То положение, когда великие мастера советской эпохи доживали жизнь в нищете и в домах престарелых в 90-е годы, навсегда останется страницей позора в истории отечественной политики.

Во-вторых, поддержка нового и еще не признанного не означает поддержки непонятного и модного. Критерии элитности и моды вообще спорны как критерии в оценке художественной ценности. Мода потому так и называется, что часто меняется.

Элитность хороша тогда, когда создает будущие образцы для развития общего уровня культуры и искусства. Высокие образцы. Но слишком часто элитным объявляется то, что малоинтересно кому-либо, за исключением малочисленных групп, объявляющих себя элитой на том основании, что они провозглашают себя понимающими непонятное всем остальным.

Задача государства – поддержать талантливость и социальность, которые родственны друг другу. Талантливость так или иначе обычно ощущается большинством. Социальность близка, как минимум, тем социальным группам, которые она представляет.

4.2. Стратегическая триада просвещения и роли ее звеньев

Для достижения поставленных целей сохранения культурного достояния и воссоздания полноценной культурной среды, интенсивного воспроизводства и распространения базовых латентных образцов государство должно обладать мощным скоординированно действующим просветительским инструментом. При естественной важности для культуры всех ее видов и форм воплощения, в совокупности обеспечивающих выполнение ее функций, особую роль приобретает наиболее насыщенная потенциалом активного просвещения триада: театры и кинематограф – музеи и выставки – библиотеки и клубы. Каждая составляющая этой триады выполняет особую роль.

Их выделение не означает игнорирования современных форм распространения информации и культурных образцов – телевидения и Интернета. Речь идет о том, что последние, являясь новыми техническими формами, по исполняемым ролям воспроизводят роли названных выше элементов триады, в значительной степени распространяя их же продукты.

Все три указанных звена в своем скоординированном действии способны выполнять единую просветительскую роль и связаны эффектом общего присутствия при освоении культуры. Они обладают способностью создания «храмового эффекта» сочувствования и сопереживания собравшихся вместе людей.

Первое звено выполняет функцию хранения и передачи образцов и норм тем, которые глубоко в них заинтересованы: библиотека – литературные образцы и нормы, допускающие углубленное рационально-образное осмысление, клуб – общие увлечения, правила поведения и обмен сопереживанием.

Второе звено обеспечивает присутственное осмысление в непосредственном восприятии изобразительных образов: музей – предполагающее преимущественно углубленное осмысление, выставка – в больше степени ознакомительное, хотя и не только.

Третье звено соединяет зрелищно-образное и рационально-образное восприятия и осмысления: кинематограф – при относительно менее активной роли зрителя как наблюдателя, театр – при его большей ориентации на сознательный поиск сложных лично передаваемых психологических нюансов зрителя как соучастника.

В комбинированном действии, погружая человека в сознательно избираемое состояние осмысления, они вместе способны противостоять стремительно проходящей сквозь человека информации и образам телевидения и Интернета в том случае, если действуют совместно.

Для обеспечения этого комбинированного действия государство должно решить следующие задачи:

– создать доступный, популярный и качественный кинематограф, восстановив ту его роль в обществе, которую мы имели до национальной катастрофы конца 80-х годов и раздела СССР, – обеспечивавшего популяризацию образов и сюжетов других звеньев этой триады;

– сохранить и поддержать репертуарный театр, в отличие от театра антрепризы предполагающий сохранение и развитие различных школ театрального мастерства и углубленное осмысление и сопереживание зрителя;

– обеспечить сохранение музейных фондов и активное представление накопленных в них произведений жителям разных регионов через интенсивную практику выездных выставок;

– возродить роль библиотек как сакрализованных мест общения с книгой и углубленного осмысления произведений, придав им характер объединяющих в живом общении людей клубов тех, которые способны к рационально-образному осмыслению и сопереживанию;

– возродить классическую роль клубов по интересам как мест непосредственного общения и живых коммуникационных площадок, восстанавливающих способность человека к самоорганизации и социальному действию.

Учитывая, что в условиях информационного общества повышенная скорость изменений потоков информации неизбежно вызывает шок, угрожающий государству и культуре как институциональным системам, нужно иметь в виду, что обратной реакцией общества неизбежно будет становиться запрос на упорядоченность и постоянство, противостоящие хаотизации. И более успешной окажутся те политические и культурные системы, которые смогут конструктивно удовлетворить этот запрос.

Особую роль при этом играет и изменение отношения к таким сферам, подчас выводимым за рамки ведения культуры, как архивы и туризм.

В первом случае стоит вопрос об изменении отношения к ним: перестать воспринимать их как хранилища делопроизводственной документации и начать видеть в них собрания памятников культуры.

Скорректировать взгляд следует и во втором случае: туризм должен рассматриваться не как сфера оказания развлекательных бизнес-услуг, а как способ культурно-исторического просвещения, направленного на углубление историко-культурной и государственно-политической самоидентификации.

4.3. Проблема современного искусства

Без современного искусства в каждую эпоху не появится великого наследия для эпохи будущей.

Однако современное искусство – это всё искусство современников. Новые формы чаще всего оказываются оправданными тогда, когда мастер умеет талантливо творить в старых – но имеет нечто, для чего старых оказывается недостаточно. И часто новыми формами объявляют свои произведения те, которые просто не умеет пользоваться старыми.

Есть современные образцы искусства, которые понимают (или, как минимум, воспринимают) большинство людей. Есть современные образцы, которые признаются лишь немногими, называющими себя представителями творческой элиты.

Время покажет, какие именно виды и жанры современности окажутся полем реализации большего числа гениев.

Но чтобы они появлялись – нужно поддерживать современное искусство. Все его виды и жанры, без провозглашения монополии тех или иных групп на исключительное представление современности. С учетом, конечно, того, что реалистические и классические направления уже продемонстрировали свои достоинства и достижения. Альтернативным же это еще предстоит сделать.

Искусство – это не процесс самоутверждения в изысках необычного. Искусство – это создание образов, значимых для больших групп людей. И оно становится искусством там и тогда, где и когда созданные им образцы начинают восприниматься обществом.

4.3. Возрождение эффективной науки в сфере культуры и искусства

Для осуществления политики в сфере культуры государство должно возродить разрушенную в 90-е годы науку в этой сфере. Необходимо знать и понимать законы функционирования культуры в современных условиях, изучать, как действует сфера культуры, каковы закономерности развития самой культуры, что принимают и что не принимают люди в искусстве, изучать и знать историю искусства и культурной жизни общества. Хотя бы для того, чтобы содействовать позитивным тенденциям – и быть готовыми к негативным.

На сегодня в области культуры и образования стоит целый ряд вопросов, для решения которых государству нужна помощь ученых. Вопросов от академических до организационно-прикладных.

Среди академических:

– каковы закономерности развития культуры и интеллектуальной сферы общества так называемой эпохи Постмодерна и как преодолеть имеющие в ней место тенденции определенной ценностной деградации;

– неизбежна ли ситуация, когда расширение доступа миллионных масс к достижениям культуры ведет к снижению общего уровня культуры, или возможны иные варианты развития;

– сохраняются ли в обществе потребления классические представления об эстетических категориях;

– возможно ли – и если возможно, то как – преодолеть свойственные современной массовой культуре определенные упрощение и примитивизацию культурных норм.

Эти вопросы могут показаться абстрактными – но это вопросы сохранения историко-культурной идентичности.

Есть своего рода организационно-прикладные вопросы.

Есть и еще более актуальные вопросы. Например, каковы механизмы сохранения историко-культурной идентификации и высоких образцов культуры в условиях информационной агрессии современной массовой культуры общества потребления, как сохранить в качестве культурного образца общества образ человека-созидателя, а не гения потребления.

Для решения этих вопросов необходимо:

– обеспечить престижность и высокооплачиваемый характер работы в научных учреждениях этой сферы;

– изменить статус государственных исследовательских центров: с учреждений, где научные сотрудники за ничтожную оплату имитируют изучение вопросов частного характера, на интеллектуальные фабрики и лаборатории, в рамках государственного заказа решающие стратегические вопросы развития страны;

– изменить отношение к науке в сфере культуры и искусства. Исследования в области культуры сегодня приобретают то же значение, какое исследования атомного ядра имели пятьдесят лет назад. И те, которые решают эти проблемы, должны решать их, имея тот же статус и обладая теми же ответственностью и профессионализмом.

При этом возможны два формата определения тем и направлений работ.

Во-первых, НИИ и вузы разрабатывают и предлагают Министерству культуры свои обоснованные планы долгосрочных исследований, они совместно обсуждаются, доказывается перспективность и значимость данных программ – и министерство выделяет им долгосрочное финансирование.

Во-вторых, министерство формулирует интересующие его темы и проблемы – и заказывает их исполнение тем, которые готовы их разрабатывать.

Возможны и комбинации. Невозможно и бесперспективно одно: получение из года в год символических сумм на исследование символических тем, нужность которых остается недоказанной.

4.4. Создание новой образовательной модели в сфере творческого и гуманитарного образования

Ключевым звеном воспроизводства и распространения базовых норм и ценностей общества является система подготовки специалистов, которая не может унифицировано копировать образцы образования в сфере точных и естественных наук.

Всё более очевидным становится необходимость иметь две образовательные модели: одну – для относительно унифицированных сфер естественно-научных и технических специальностей, другую – для творческих и гуманитарных сфер. Подобно старому делению, существовавшему в России, на классические гимназии и реальные училища.

В этой сфере в наибольшей степени востребованы такие моменты, как личная нестандартность педагога и студента, доминирование роли мастера и его личности над унифицированной технологией. Велика значимость интуитивного и творческого начал.

В качестве особо значимых черт этой модели можно выделить следующие.

Во-первых, особый подход к набору студентов.

– менее чем где-либо в творческом и гуманитарном образовании тестовая система может характеризовать способности студента, здесь на первый план должны выходить различные формы творческих испытаний;

– менее чем где-либо критерием оценки готовности к поступлению в вуз могут быть выпускные экзамены в школе, доминирующую роль должна играть оценка поступающего принимающим вузом;

– менее чем где-либо может быть использована система любых объективированных и обезличенных критериев, решающим должно быть мнение набирающего курс мастера – будь это, соответственно, театральное искусство, либо культурология, либо философия культуры.

Во-вторых, в области организации и планирования учебного процесса творческие и гуманитарные вузы должны иметь возможность самостоятельно формировать государственные стандарты по своим направлениям подготовки.

В-третьих, основные постулаты модели следующие:

– преподаватель является не ретранслятором ранее накопленной информации, а производителем новой – на основании имеющихся накоплений – и координатором ее обработки методами классической гуманитарной и общественной науки; лекция является не воспроизведением прежней информации, а научным докладом о состоянии рассматриваемой проблемы на сегодняшний день;

– студент не является ни субъектом механического запоминания, ни субъектом постмодернистского вольного имитирования творческого процесса – он должен хорошо знать необходимый объем сведений, владеть методами научного анализа и осмысления, уметь создавать новую научную информацию на основе имеющейся.

Задача этой модели – развитие творческих способностей ученика, накопление и распространение академического знания и мастерства, противодействие информационной агрессии, защита историко-политической самоидентификации, противодействие искажениям истории и использованию культуры в ущерб интересам развития и суверенитета России.

5. Создание системы защиты культурного суверенитета страны и отражения направленной на него информационной агрессии

Культура, история, историческая память – это всегда пространство информационной и смысловой конкуренции национально-государственных, социально-экономических и социально-политических систем. Пространство борьбы за сохранение историко-идентификационного, политико-экономического и культурного суверенитета.

В этом отношении задача государственной политики в сфере культуры и искусства – сохранение и защита культурного суверенитета страны.

Культурный суверенитет страны включает в себя:

– право страны и ее народа руководствоваться теми образцами, ценностями и нормами поведения, которые выработаны в ходе их истории, признаются и принимаются народом;

– принятие или непринятие народом тех или иных образцов, норм и ценностей выше признания или непризнания их внешними для данной страны субъектами;

– право страны и ее народа противодействовать распространению информационной продукции, угрожающей историко-культурной самоидентификации общества и чреватой разрушением значимых для него образцов поведения, ценностей, этических, эстетических и бытовых норм;

– право народа и граждан, право и обязанность государства не допускать использования сферы культуры для нанесения ущерба национальному государственно-политическому суверенитету и территориальной целостности страны.

5.1. Основные угрозы

В современных условиях культурный суверенитет страны сталкивается как с объективными, так и с субъективными угрозами.

К числу объективных угроз относятся:

– распространение поведенческих образцов общества потребления, утверждающих в качестве главного смысла существования человека его растущее потребление;

– массовая культура, утверждающая сведение высоких культурных образцов к их примитивизированному восприятию;

– квазицивилизация Постмодерна, отрицающая единство законов мира, объективность истины, этических и эстетических категорий и утверждающая моральный и ценностный релятивизм.

В совокупности они угрожают ценностным основаниям культуры России, отечественной ментальности, равно как и основным ценностям классической мировой и европейской цивилизации.

К числу субъективных угроз относится информационная агрессия геополитических конкурентов России, направленная как на разрушение отечественной историко-культурной и государственно-политической самоидентификации, так и на использование культуры для дискредитации и разрушения уже и политического суверенитета России.

Эти угрозы должны быть устранены, а информационная агрессия отражена.

5.2. Создание системы противодействия угрозам культурному суверенитету

Основой противодействия угрозам культурному суверенитету страны является создание массовой культуры высоких образцов – культуры, основанной на целенаправленной государственной поддержке и устранении разрыва между высокими достижениями культуры и повседневной жизнью масс путем поднятия последних до уровня таких достижений.

Одной из центральных задач в этом направлении является устранение указанного разрыва в его следующих срезах:

– по региональному признаку;

– по типу поселения, по социальному признаку;

– по профессиональной принадлежности учебного заведения.

Создание системы защиты культурного суверенитета страны включает в себя следующие основные шаги:

– признание факта этой агрессии и ее угрозы культурному суверенитету страны;

– создание системы отслеживания и анализа распространения волн этой агрессии и ее основных направлений;

– устранение разрыва между повседневным уровнем бытовой культуры и имеющимся в стране культурным потенциалом, соединение повседневной жизни человека с ресурсами национальной культуры;

– осуществление своего рода второй культурной революции – культурного ликбеза в стране: информационная агрессия апеллирует к примитивному восприятию, повторяемости ярких, но упрощенных культурных образцов – и оказывается бессильна там, где ей противостоят укоренившаяся в традиции национальная культура и высокие образцы искусства, обращающиеся к сущностным началам в человеке;

– деунификация системы образования в гуманитарной и творческой сферах, подготовка кадров высшей квалификации в области культуры и искусства – кадров, обладающих творческим горением и хорошим вкусом, способных сделать доступными и воспринимаемыми высокие образцы искусства;

– обеспечение повседневной доступности ресурсов культуры для каждого человека.

И главное – всю сферу культуры и всю культурную жизнь общества необходимо пронизать пониманием, может быть, главного тезиса: человек тем отличается от животного, что имеет в себе смыслы и ценности – большие, чем его собственно физиологическое существование.

5.3. Позитивная история

Для обеспечения полноценной защиты культурного суверенитета страны государственная политика в области культуры должна способствовать утверждению принципа позитивной истории в отношении к прошлому.

Данный принцип предполагает, что у граждан России есть все основания рассматривать свою историю не как основание для сожалений и раскаяний, а как предмет гордости.

Историческая истина едина и объективна. История является наукой, обладающей апробированными методами научного исследования, а не пространством вольного интерпретирования с позиции постулата множественности истин.

Исходя из признания единства истории страны и равнозначимости всех ее этапов, нужно отказаться от пренебрежительного отношения к советскому этапу развития отечественной культуры. Если созданная в течение веков российская интегративная модель культуры стала высшей формой и высшим достижением мировой культуры, то советская культура – стала и ее высшим этапом, высшей формой и высшим достижением.

Россия существует более тысячи лет и является одной из ведущих стран мира, определяющих ход мировой истории. Это означает, что общий баланс отечественной истории – позитивен. История должна изучаться и преподаваться с точки зрения побед и достижений – оплаченных подчас трагедиями и потерями.

России не нужно возвращаться к «достижениям европейской цивилизации» – потому что она сегодня хранит их куда в большей степени, чем другие страны континента, являясь последним бастионом подлинно европейской культуры и подлинно европейских ценностей.

России не нужно возвращаться «в лоно мировой цивилизации» – потому что она является одним из определяющих факторов ее развития и сегодня эта цивилизация существует в своем относительно успешном и комфортном виде благодаря тому, что есть Россия.

5.4. Политика «культурной реконкисты»

Защищая свою культуру и свой культурный суверенитет, Россия защищает не «национальную ограниченность» от «достижений цивилизации», а достижения цивилизации – от социально-исторического регресса и нового варварства массовой культуры, энтропии Постмодерна с его отказом от признания единства истины и универсализма классических ценностей, от доминирования значимости потребления над значимостью творческого созидания.

Поэтому миссия России – осуществление культурной реконкисты:

– сохранение высших достижений отечественной и мировой культуры;

– утверждение причастности к ним, в том числе и на бытовом уровне широких масс населения постсоветской территории;

– распространение ее в остальном мире, восстановление в нем доминирования классической культуры в ее высших проявлениях.

6. Международная культурная политика: сохранение и возрождение классической культуры человечества

Выполняя миссию сохранения и возрождения классической культуры человечества, современное российское государство:

– создает развитую систему своего культурного представительства в разных регионах и разных странах мира;

– осуществляет просветительскую деятельность по пропаганде высших достижений культуры и образцов классической культуры во всем мире;

– поддерживает течения и носителей классической культуры вне зависимости от их национальной принадлежности и места пребывания.

6.1. Система культурного представительства

Система культурного представительства России создается в разветвленном формате и состоит из:

– соответствующих структур при посольствах России во всех странах, с которыми она имеет дипломатические отношения;

– культурных представительств, желательно во всех странах;

– обществ российской культуры и российских культурных центров с установкой на их создание в каждом крупном городе и каждом регионе той или иной страны мира;

– обществ защиты классической и национальной культуры, которые Россия помогает создавать и поддерживает во всех странах мира;

– системы поощряемой личной миссионерской деятельности наподобие деятельности христианских миссионеров в прошлые столетия.

6.2. Пропаганда образцов классической культуры во внешней среде

В мире не должно остаться ни одной страны, ни одного региона, города и человека, которые не будут охвачены влиянием классической мировой культуры, сохраненной Россией.

Через систему своих представительств, организацию гастролей, выставок, участвуя в международных конкурсах и фестивалях, Россия будет распространять в других странах произведения классической культуры. Причем произведения как имеющие собственно российское национальное происхождение, так и созданные в России по мотивах и сюжетам культуры других стран. Это будет осуществляться с ориентацией на то, чтобы такие произведения в большей степени отражали заложенные в них авторами ценности и смыслы – в отличие от интерпретаций в современных постановках и экранизациях, создаваемых на родинах их авторов. Особенно если эти страны сегодня поражены энтропией своих национальных культур.

6.3. Поддержка течений и носителей классической культуры в других странах

Россия осуществляет поддержку классического искусства и ориентированных на него организаций и авторов во всем мире.

Стоит задача ежегодного выделения из национального бюджета средств на поддержку классической культуры в мире, осуществления мониторинга состояния классической культуры во всем мире, использования Россией всех своих возможностей для реализации мер по ее защите, сохранению и развитию.

Россия также выступает с инициативой создания Культинтерна – Международного общества сохранения и поддержки классической культуры, объединяющего все организации мира и всех граждан, признающих ценность и приоритет сохранения и возрождения классической культуры, противостояния экспансии общества потребления и квазицивилизации Постмодерна.

Россия также выступает с инициативой создания союза стран, ориентированных на защиту и развитие классической культуры и своего культурного суверенитета.



Позиция Благотворительного фонда Святителя Василия Великого относительно проекта Основ государственной культурной политики, 22.09.2014 16:20:00


Создание Основ государственной культурной политики - узловое событие, если размышлять о настоящем и будущем российского общества и государства в широкой исторической перспективе.

Впервые за последние годы в Документе определено и четко заявлено, что именно культура лежит в основании народной жизни, играет центральную роль в деле преемственности поколений и утверждении базовых нравственных и духовных ценностей. Без ясной государственной стратегии в области культуры невозможно промыслить будущее и, соответственно, проводить плодотворную работу по преобразованию и укреплению России. В Проекте совершенно справедливо отмечается, что осуществление последовательной и целостной программы развития российской культуры и российского общества потребует преобразований во многих сферах государственной жизни, в том числе уточнения и изменения правовых норм, проведения прозрачной и последовательной политики в области образования, научной и творческой деятельности. Именно поэтому очень важно, чтобы в этом документе были закреплены фундаментальные основания жизни страны, как они складывались на протяжении столетий, то есть введено понятие русской цивилизации, определены ее основания, а также обозначены те принципы и нормы, без которых культура (и часть ее – государство) теряют опору и смысл.

В этих обстоятельствах Благотворительный фонд Святителя Василия Великого предлагает обратить внимание на несколько существенных положений, которые по тем или иным причинам оказались вне поля зрения авторов Основ или исчезли из него в процессе работы над окончательным текстом. Без их учета, - с нашей точки зрения, - может пострадать целостность и практическая ценность всего документа.

1. Дать определение понятию культура.

Проведение целенаправленной политики, выработка стратегии развития, определение его основных задач и направлений немыслимо без ясного понимания, что есть культура, каково ее место в жизни общества. Между тем в окончательном варианте проекта исчезло определение, предложенное Министерство Культуры:

«Культура – это исторически сложившаяся система ценностей и норм поведения, закреплённая в материальном и нематериальном культурном и историческом наследии».

Не обсуждая достоинства именно этой формулировки, следует заметить, что очень важно понимать, что именно мы имеем в виду под культурой, как мы представляем ее территорию и границы, а также ее роль в системе общественных и государственных отношений.

2. Определить православие как смысловой центр и стержень русской культуры.

Культура возникает там и тогда, когда устанавливает religio (лат. - связь), то есть проекция частного и краткого отдельного существования на универсальные цели бытия, когда жизнь смертного человека обретает надежду, значение и смысл. Русская культура возникла, развивалась, обладает красотой и силой в свете православного христианства, его заповедей, ценностей, святоотеческой традиции. Именно через вселенский характер православия наши предки приобщились к общей истории человечества и осознали в ней свое место.

Все формы русской культуры так или иначе связаны с православным христианством. Храм и монастырь оказали формообразующее влияние на русский пейзаж, разметили пространство и придали ему смысл и порядок. Известен старый градостроительный принцип Московской Руси: из каждого окна должна была быть видна церковь. Двунадесятые праздники ритмизируют русский быт и обиход. Эту ритмичность до конца не смогли подорвать даже послереволюционные гонения на Церковь и политика партийного атеизма. Православные понятия, образы, традиции, логика и эстетика глубоко вошли в русский язык, лежат в самых глубоких пластах народного сознания. Православие оказало формообразующее влияние на русскую мысль, без него не существует и невозможна русская философия. И тем более русская музыка, изобразительное искусство, литература находятся в непрерывном диалоге с Преданием и Писанием Православной Церкви, даже там, где отталкиваются от него. При этом православная культура ни в коем случае не противостоит другим укорененным в России культурным и религиозным традициям, но находится с ними в полнокровном общении, питает и развивает российский синтез. Истории известны удивительные примеры такого взаимовлияния и взаимообогащения культур, как на уровне бытового уклада, так и в области мысли, искусства, литературы.

3. Ввести понятие русская цивилизация.

Культура не существует вне истории. Она являет собой плод народной жизни во всей ее полноте и своеобразии. Не существует человеческого бытия вообще. В каждом случае оно отливается в определенные формы, которые создают уклад жизни и служат основанием для его творческого преобразования и переосмысления. Уход от корней чреват для народа и государства полной потерей исторического самосознания и, вместе с ним, своего места в мире.

Русская цивилизация создана духовным, душевным, материальным трудом и творчеством русского народа. Российская государственность – плоть от плоти лада русской жизни, они неотделимы друг от друга. Культура же есть существенная часть, а с определенной точки зрения и стержень цивилизации. В варианте Проекта от 31.03.2014, говорилось о самобытном существовании России, об уникальном государстве-цивилизации, о собственном пути исторического развития, о необходимости «раскрываться миру, но не растворяться в нём».

К сожалению, из итогового текста проекта все эти тезисы пропали. Напротив, появилась формулировка:

«понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований, обеспечивающих полноценную жизнь общества».

Между тем само понятие «общие нормы и требования» - своего рода вербальный штамп, вроде «общечеловеческих ценностей» и т.п. Каждая цивилизация и культура в результате исторического развития, переосмысления базовых духовных и нравственных понятий, создает собственные ценности и формы, которыми живет и дышит. Речь не идет здесь о постоянных рассуждениях «Европа мы или не Европа», не о наших взаимоотношениях с «Азией», исламской или буддийской цивилизациями, так или иначе включенными в «российский синтез». Речь идет только о ясном понимании непреложного факта, что плодотворно взаимодействовать с другими культурами возможно только тогда, когда полноценно и глубоко переживается и осмысливается собственное духовное и культурное наследие. В противном случае все сводится к поверхностным заимствованиям, у которых нет ни глубины, ни перспективы, ни созидательной энергии.

4. Дать представление о русской цивилизации как смысловом центре культуры народов России.

Понятие русской цивилизации особенно важно для развития культуры, как объединяющего фактора в жизни многонационального российского народа. Культура может объединять разные этносы и социальные слои лишь благодаря тому, что в ней заложена система норм и принципов, отражающая общее понимание добра и зла, нормального и недопустимого, прекрасного и уродливого. Какими бы ни были этнические и региональные особенности – эта система ценностей разделяется всеми народами России.

Поэтому любые упоминания о «культурной самобытности народов страны», о «культурном своеобразии каждого региона, каждого народа или этноса» должны сопровождаться оговоркой: данная самобытность существует исключительно в рамках общей для всех россиян системы ценностей. Россия издавна складывалась как многонациональное государство. При этом именно культура, как стержень цивилизации, была призвана играть объединяющую роль. Общее понимание бытия, в этой культуре заложенное, должно быть решительно поставлено во главу угла, а «региональные и местные особенности» - дополнять и украшать картину.

5. Подчеркнуть роль культуры как фундамента социально- демографического благополучия общества.

Состояние культуры, современное образование, наука и искусство напрямую связаны с социально-демографическим благополучием общества. Отсутствие целостного мировоззрения, кризис общепринятых представлений о человеческой участи и судьбе народа, а также проникновение, агрессия чуждых для всего строя российской жизни норм и представлений приводит к существенному ухудшению социально-демографических показателей. Растет преступность, алкоголизм, наркомания, увеличивается число самоубийств. В условиях обессмысливания повседневного существования подчас люди перестают заботиться о своем здоровье и тем самым сокращают свою жизнь.

Роль культуры в деле возвращения смысла и ценности в жизнь каждого человека и всей нации трудно переоценить. И это должно быть обязательно прописано в Документе. Чем больше мы тратим денег на культуру, на борьбу с антикультурой, разрушительными стереотипами массового сознания, тем меньше их придется вкладывать в тюрьмы и больницы.

6. Поддерживать и укреплять ориентацию на семейные ценности.

Культура существует не только в государственных учреждениях, на театрах, специально подготовленных площадках и пр. Прежде всего национальная культура, воплощенная в уклад жизни, сохраняется, развивается и преображается в лоне семьи. Именно через семью каждый из нас входит в большое пространство цивилизации, в семье мы получаем базовые представления о смысле истории и назначении человека, о нравственных ценностях и моральных нормах, о наших возможностях и нашей ответственности. Именно поэтому государственная культурная политика в России обязана быть семейно-ориентированной. Культура и искусство призваны представлять, вести, изучать, воспевать и укреплять семью, обеспечивая таким образом связь и взаимопонимание поколений, единство прошлого, настоящего и будущего страны. Положение о принципиальном семейно-ориентированном направлении государственной политики в области культуры обязательно должно быть включено в Документ. Государству следует поддерживать те культурные учреждения, творческие инициативы и художественные произведения, которые служат укреплению семьи, повышению уровня ее самосознания и самооценки, углубляют чувство ответственности старших перед младшими и младших перед старшими, а также способствуют защите семьи от разрушительного влияния антикультуры, в том числе заимствованных правовых норм и институций, массовых медийных вторжений и т.п.

7. Обеспечить научное и методическое обоснование созидательной роли культуры в условиях информационного общества.

Мы живем в информационном обществе, и многие, в том числе заимствованные формы, которые тщатся представить себя культурой и искусством, по существу становятся антикультурой, разрушают целостный образ человека и служат обессмысливанию жизни.

Необходимо разрабатывать научные методики, которые позволяли бы отличать культуру от антикультуры, искусство от его имитации и пародирования, и, как минимум, ни в коем случае не поддерживать деструктивные тенденции. Здесь чрезвычайно важно, чтобы подходы и принципы отношения к разного рода эстетическим концепциям и художественным феноменам основывались не на точке зрения отдельных чиновников, а на последовательном методическом и мировоззренческом анализе, с учетом исторического опыта и общественного мнения.

Понятие о русской цивилизации и ясное представление о её основании – православной вере, убежденная установка на семейно-ориентированный характер культурного строительства, и также социально-демографическое сбережение России, необходимость противостояния деструктивным тенденциям в массовой культуре и элитарном искусстве должны стать стержнем культурной политики государства. Проект Основ государственной культурной политики не только обладает множеством достоинств, но уже сейчас продуктивно работает на будущее страны. Широкий общественный резонанс, который он получил и у своих сторонников, и у противников, свидетельствует, что необходимость последовательной государственной культурной политики назрела очень давно. Именно поэтому мировоззренческая полнота этого документа, его связь с историческим опытом и естественной для России иерархией ценностей имеет судьбоносное значение. 



Рекомендации к проекту Основ государственной культурной политики, составленные по результатам общественных обсуждений в Федеральных округах и городах Федерального значения. Рекомендации приняты 11.09 на круглом столе в Общественной палате РФ, 16.09.2014 13:11:00


Рекомендации составлены по результатам общественных обсуждений в Федеральных округах и городах Федерального значения: 25.03 – Московский общественный форум, 03.07 – Москва, 07.07 – Санкт-Петер бург, 17.07 – Нижний Новгород ПФО, 21.07 - Ханты-Мансийск УФО, 26.07 - Великий Новгород СЗФО, 03.08 – Омск СФО, 08.08 - Пятигорск СКФО, 15.08 – Вёшенская ЮФО, а также в регионах 18.08 – Волгоградская область, 04.09 – Федоскино Московская область 

Рекомендации приняты 11.09 на круглом столе в Общественной палате РФ для передачи в Рабочую группу Администрации Президента РФ и Минкультуры РФ

Текст подготовил М.Ю. Лермонтов – организатор общественных обсуждений, первый заместитель председателя Комиссии по культуре, искусству, творческому и культурно-историческому наследию Общественной палаты РФ, руководитель Комиссии по культуре Общественной палаты города Москвы, доктор культурологии

РЕКОМЕНДАЦИИ 
к проекту Основ государственной культурной политики

1. Проект ОГКП – это путь к победе России как государства-цивилизации

Основы государственной культурной политики (ОГКП) давно ожидаемый в обществе и жизненно необходимый документ стратегического значения, определяющий основные принципы системы государственного управления развитием гуманитарных аспектов жизнеустройства государства и общества.

В ходе широкого обсуждения проекта ОГПК с представителями общественных палат и департаментов культуры субъектов РФ были сделаны многочисленные ценные замечания и предложения, направленные на повышение эффективности разрабатываемой политики государства в области культуры, основная часть которых приводится ниже.

2. Основа проекта ОГКП - политические заявления Президента РФ В.В.Путина

Важнейшие из них для определения целей и задач ОГКП сделаны в его предвыборных выступлениях, в Валдайской речи, на Совете по культуре и искусству, в Посланиях Федеральному Собранию 2012 и 2013:

«Мы говорим о необходимости осмысленной государственной культурной политики, о том, что нужны чёткие принципы и чёткие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала»;

«Культура, по сути, это свод нравственных, моральных, этических ценностей, составляющих основу национальной самобытности, один из ключевых символов российской государственности и исторической преемственности»;

«В конце 20 века был нанесён разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, мы столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности»;

«Какая у России стратегия развития и её ценностная основа, что может она привнести в этот мир, как глобальные процессы будут влиять на нашу национальную идентичность, каким мы хотим видеть мир ХХI века»;

«…говоря о будущем российской культуры, невозможно не остановиться на сфере образования. На прошлом заседании Совета уже говорили, что гуманитарная составляющая процесса обучения должна быть более значимой»;

«Сфера культуры стереотипно воспринимается не более чем подотрасль социального блока. Переломить ставшее привычным отношение к культуре как к развлечению трудно, может быть, очень трудно, но, безусловно, необходимо. И культурная политика должна способствовать этому, выводить культуру на ту высоту, которой она достойна»;

«…мы говорим о необходимости осмысленной государственной культурной политики, о том, что нужны чёткие принципы и чёткие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала».

3. Критические замечания к тексту проекта ОГКП

Предложенный для обсуждения текст проекта ОГКП, к сожалению, не в полной мере отвечает поставленной президентом задаче и содержит больше вопросов и неопределенностей, чем решений поставленных задач, отсутствует единый стиль и нарушена логика изложения, «неряшливо» применяется понятийный аппарат:

3.1. Весь текст составлен не в утвердительном, а в недопустимом для политики сослагательном наклонении, как бы предлагая исполнителю самостоятельно искать пути решения поставленных проблем:

· «Государственная культурная политика должна (политика это документ, который однозначно устанавливает принципы) строиться на следующих принципах»,

· «культурное наследие народов Российской Федерации должно трактоваться (кем и как должно трактоваться?) в максимально широком значении»,

· «Государственная культурная политика должна решать задачу расширения доступности» (как она должна решать?),

· «Необходимо найти (кому необходимо, да и где же их искать как не в ОГКП?) эффективные формы и средства повышения качества материалов в Интернете»,

· «Но поддержки требует (опять кто-то требует – давайте же его назовем) и развитие кинематографа как искусства»,

· «В процессе формирования и реализации государственной культурной политики должны быть выработаны (кем, если не ОГКП?)»,

· «Государственная культурная политика призвана вернуть понимание (как она это сделает?)».

3.2. Текст содержит явно противоречивые утверждения и нелепые выводы:

· «Россия — государство, создавшее великую культуру» (не государство создаёт культуру),

· Целью Российского государства и общества провозглашается созида­ние «сильной, единой, независимой во всех отношениях России, привержен­ной собственной модели общественного развития». Этой модели как раз нет, она всегда провозглашается государственной идеологией.

· «Цель государственной культурной политики… - духовное, куль­турное, национальное самоопределение России...» - оказывается, не культурная политика призвана реализовывать ценностные и целевые ориентиры общества, которые всегда и определяются идеологией, а наоборот.

· «В контексте государственной культурной политики понимание традиционных для нашей страны нравственных ценностей основано на выработанных человечеством и общих для всех мировых религий норм и требований» (нормы и требования – это не ценности, а в качестве таковых провозглашается перечень, приложимый к любой из су­ществующих цивилизаций и стран, и он никак не определяет хоть какую-то спе­цифику России – авторы потеряли самобытность, без которой нет цивилизации).

· «Содержанием современной государственной культурной политики России является создание и развитие системы воспитания и просвещения граждан» (существенно ограничивающий содержание тезис – а где же сохранение наследия, защита суверенности, развитие и т.д.).

3.3. Заключение никак не следует из изложенных в тексте положений:

· «Необходима весьма глубокая реформа (в тексте о необходимости какой либо реформы ничего нет) всей этой системы (где же в тексте описание всей этой системы?)».

· «В процессе реформы она должна быть сущностно (что это такое?) перенастроена на иные приоритеты (где же они в тексте?), в основу оценки ее эффективности должны быть положены иные, ориентированные на приоритеты культурной политики, показатели (а где же они эти приоритеты и показатели в тексте?)».

· «Прежде всего, должен быть определен (назначен, создан) субъект, от лица которого и при организующей роли которого предполагается осуществить соответствующие реформы (из текста не вытекает необходимость создания такого субъекта, и нет предложения - какой же он должен быть)».

· «Первоочередной задачей этого субъекта будет проведение анализа существующей системы государственного управления с позиций, заданных Основами государственной культурной политики (где же она эта позиция в тексте?)».

3.4. Используемая в тексте терминология и понятийный аппарат не синхронизированы с действующими и разрабатываемыми нормативно-правовыми документами, не определена их иерархия:

· В тексте проекта ОГКП – «Цель государственной культурной политики — духовное, культурное, национальное самоопределение России…;

· В законопроекте «О Культуре» – «Целями законодательства о культуре являются установление государственных гарантий, механизмов реализации прав и свобод человека в сфере культуры, сохранения культурного наследия, создание условий реализации талантов, защита прав и интересов участников отношений в сфере культуры».

· Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года определяет в качестве цели государственной политики в сфере культуры – «развитие и реализацию культурного и духовного потенциала каждой личности и общества в целом».

· В государственной программе «Развитие культуры и туризма «Главной целью Государственной программы является реализация стратегической роли культуры как духовно-нравственного основания развития личности и государства, единства российского общества».

· Стратегия Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечает, что в России возрождаются исконно российские идеалы, духовность, достойное отношение к исторической памяти, укрепляется общественное согласие на основе общих ценностей - свободы и независимости Российского государства, гуманизма, межнационального мира и единства культур многонационального народа Российской Федерации, уважения семейных традиций, патриотизма.

4. Определение используемых понятий и терминов

· Культура это система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой жизнедеятельности, обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех ее основных проявлениях.

· Культурный код - программный социокод цивилизации, обеспечивающий её самобытность, самоидентичность, самотождественность, суверенность и безопасность.

· Культура как глобальная гуманитарная сфера помимо собственно сферы культуры объединяет такие сегменты жизнедеятельности как образование, воспитание, просветительство, СМИ, интернет, издательская деятельность.

· Государственная культурная политика - это реализация целей концептуальной власти (объединение власти идей и власти конкретных людей) в гуманитарной сфере для решения задач Преображения России.

· Главные угрозы жизнеспособности России как государства-цивилизации в гуманитарной сфере – это искажение самобытной духовно-нравственной природы человека и информационная агрессия по насаждению чужебесия.

· Цель культурной политики – реализация стратегической роли культуры как основы для духовно-нравственного развития личности, единства российского общества, жизнеспособности цивилизации и безопасности государства.

· Основные задачи культурной политики - это реализация культурного суверенитета и национальных приоритетов в едином культурном и информационном пространстве страны, межкультурный диалог народов и стран.

· Содержание культурной политики - это сбережение самобытности, защита суверенитета и управление развитием культуры как единым гуманитарным пространством:

· Сбережение самобытности - это современная деятельность сферы культуры, образования, воспитания, просвещения по охране наследия, воспроизводству идентичности и реализации прав на свободу творчества;

· Защита суверенитета - это преодоление вызовов и угроз, общественно-государственное противодействие "аморальному интернационалу", доминирование национальных приоритетов в информационной среде;

· Управление развитием - это создание основ концептуальности и механизмов стратегического планирования, разработка единой системы программ жизнедеятельности человека, общества и государства и их реализация.

· Высшие ценности России как самобытного государства-цивилизации это: человек - духовно-нравственная личность и ответственный гражданин; семья - хранитель традиций и продолжатель рода; народ - суверен и единственный источник власти в соборности и миролюбии; государство – верховная власть как «хозяин всея земли», гарант благоденствия нации и жизнеустройства по правде и по праву.

· Управление развитием объединенной гуманитарной сферы - это использование новых гуманитарных технологий, развитие механизмов общественного контроля в рамках 212-ФЗ как полномочного института регулирования деятельности СМИ и системных отношений человека, общества и государства в гуманитарной сфере.

5. Принципиальные предложения в проект ОПГМ

5.1. Происходящие глобальные разрушительные изменения в мире и необходимость жестких мер защиты своего суверенитета, цивилизационной самобытности и жизнеустройства по правде и справедливости требует скорейшего создания координирующего и исполнительного органа государственной власти – Государственная Гуманитарная Коллегия при Президенте РФ, а также фонда поддержки реализации ОГКП при ней.

5.2. В ОГКП должны быть заложены приоритеты суверенитета культуры - незыблемый фундамент суверенитета России как государства-цивилизации, при этом необходим акцент, что культура не услуга, и не должно быть разделения на культуру федеральную, региональную и муниципальную. Культура это забота и ответственность общегосударственная, а единое культурное и информационное пространство - гарантия исполнения конституционных прав граждан.

5.3. ОГКП должны стать государственным заданием на создание условий для формирования культурного человека и ответственного гражданина, развития человеческого капитала, самоидентификации и самореализации личности, гуманизации общества, сохранения национальной самобытности, сохранения культурных ценностей, укрепления целостности и суверенитета Российской Федерации.

5.4. ОГКП должны установить, что обеспечение условий для формирования полноценной личности до получения «аттестата зрелости», воспитанной в традиционных ценностях и смыслах, получившей классическое среднее образование и прошедшей приобщение к великой русской культуре и культуре своего народа, - это приоритетная государственная задача сбережения народа и осуществляется она исключительно за счет государства.

5.5. ОГКП должны сделать серьёзный акцент на мерах по защите от процессов враждебной электронной (экранной) инкультурации молодежи и всего общества, создания условия для формирования национального информационного пространства с собственными позитивными макроконтентными системами и техно-социальными матрицами, с национальными авторитетами на экранах вместо набивших оскомину политических интерпретаторов.

5.6. ОГКП должны утвердить нравственный, привлекательный и понятный, для молодёжи образ будущего России, определяющий уверенность в завтрашнем дне и благополучность в новом веке и новом мире, гарантирующий творческое развитие и обретение духовной свободы, проявляющий заботу со стороны государства и общества, а главное, противостоящий агрессии «аморального интернационала».

5.7. Необходимо в текст ОГКП ввести раздел «Финансовое обеспечение» при этом финансирование сферы культуры должно отвечать масштабности поставленных ОГКП задач и необходимости привлечения профессионалов самого высокого уровня, для чего необходимо вновь законодательно внести в нормативный показатель доли расходов на культуру из бюджетов всех уровней - не менее 5%.

6. Предложения в проект ОГКП

6.1. Общность культурных и духовно-нравственных ценностей, симфония культур народов России – тот необходимый единый стержень, который может объединить и сплотить всех россиян, независимо от их этнической, религиозной и социальной принадлежности.

6.2. Общественное согласие в единстве этических принципов жизнеустройства - это задача первостепенной государственной важности: духовное выше материального, общее выше личного, справедливость выше закона, служба выше владения, власть выше собственности.

6.3. Необходимо утвердить в ОКГП предложение Министерства культуры Российской Федерации о включении в текст ОГКП тезиса о самобытной российской цивилизации как определяющего стратегию единой государственной культурной политики в Российской Федерации.

6.4. Необходим тезис о понимании культурной политики как важнейшего инструмента социально-демографического благополучия в обществе и недопустимости разрушения традиционной системы ценностей и психики человека «экспериментаторством» деятелей так называемого «современного искусства».

6.5. Роль традиционных духовных факторов имеет геополитическое значение в цивилизационном контроле над гуманитарным пространством. Утверждение иных ориентиров в сознании даже относительно небольшой части социума является проблемой национальной безопасности.

6.6. Россия многонациональное государство, но единой ее делают русский язык и русская национальная культура при этом православие и другие отечественные религии внесли решающий вклад в её становление.

6.7. Необходимо отметить роль русской культуры как культуры основной и государствообразующей части российского общества, ее объединяющей и консолидирующей функции, а также добавить положения о необходимых мерах по гармонизации великой русской культуры и культур народов России.

6.8. В основу бюджетного финансирования культуры нужно заложить принцип равенства территорий - сегодня, чем дальше люди проживают от столиц, других крупных городов, тем меньше у них возможностей.

6.9. ОГКП должен определить необходимость расширения применения государственно-частного и общественно-государственного партнерства как механизма привлечения внебюджетных средств в сферу культуры, особенно в восстановление разрушающихся объектов недвижимого культурного наследия.

6.10. Необходимо развивать использование естественных национальных культурных брэндов – Чайковский, Толстой, Достоевский и многих других для формирования массовой привлекательности культурных событий в России и фактически создавая международные инструменты продвижения отечественной культуры как «мягкой силы».

7. Замечания к тексту проекта ОГКП

7.1. ОГКП должен быть документом общенародного дела государственной важности и прямого действия с конкретным определением механизмов реализации важнейших приоритетов – «дорожная карта» управления развитием культуры.

7.2. Реализация ОГКП должна начинаться с инкультурации чиновничества в смыслы, ценности и традиции своего народа и принятия обязательного для исполнения ими морально-нравственного кодекса власти.

7.3. ОГКП должны четко определить своё место в системе государственного законодательного регулирования и исполнительной власти, необходимо провести синхронизацию всех нормативно-правовых актов, связанных с государственной культурной деятельностью.

7.4. Необходимо определить конкретных участников процесса реализации государственной культурной политики, четко обозначить и разграничить ответственность, полномочия и взаимодействие федеральных органов, органов субъектов федерации и муниципальных образований.

7.5. Современная культурная политика в России не может иметь отраслевой уклон и сводиться лишь к управлению театрами, музеями, библиотеками, к финансированию различных фестивалей и конкурсов, поэтому необходимо, чтобы она охватывала практически все стороны жизни.

7.6. ОГКП необходимо акцентировать внимание на том, что культура это средство регулирования межличностных и общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности и в политике, и в производстве, и в дипломатии, и в предпринимательской деятельности.

7.7. Высшие достижения отечественной культуры должны активно транслироваться в мировую культуру, не только через обмен выступлениями, выставками и фестивалями, но и средствами массовой информации по заказу государства.

7.8. Именно культура выступает основанием гражданской идентичности. Необходим диалог общества и власти в сфере культурной политики в регионах и формировании общероссийской идентичности.

7.9. Необходимо воспитывать гордость за принадлежность к великой русской культуре, развивать дружбу народов России с русским народом, не должно создавать предпосылки для самоунижения – нужно преодолеть боль утраты единой идентичности и национального согласия.

7.10. Какие народ определяет для себя приоритеты, каким он видит себя среди сообщества других народов, религий, культур, все это – очень серьезные вопросы, которые необходимо не только изучать, но и правильно направлять и определение как это надо делать – задача ОГКП.

7.11. Необходимо непрерывно напоминать, что низкий уровень образования и культуры – благодатная среда для созревания всевозможных опасных экстремистских идеологий, толкающих молодежь в реализацию чьих-то авантюрных политических проектов.

7.12. Культура – составная часть идеологии и об этом хорошо знают те, кто вместо высокой духовности предлагают так называемую массовую культуру, иными словами, разврат и растление, тем самым уводится созидательная энергия молодежи в пустоту, в реализацию потребностей желудка и похоти, противодействие этим тенденциям – задача ОГУКП.

7.13. «Кадры решают всё» - управление культурой должно быть в руках профессионалов, но ничего не сказано о среднем и высшем профессиональном образовании в сфере культуры, необходимо дополнить текст разделом «Подготовка кадров для сферы культуры как важная составляющая, обеспечивающая стабильную работу отрасли».

7.14. Совершенно не определено отношение к проблеме культурного взаимодействия с разделёнными частями русского народа, не обозначена проблема диалога различных культур и преемственности разных поколений, существующая разница их ценностных систем.

7.15. Функция культуры в управлении не определена и не достаточно нормирована, результаты реализации ОГКП должны стать определяющими показателями в оценке эффективности деятельности губернаторов, глав муниципальных образований.

7.16. Должны быть четко обозначены формы и методы государственной поддержки культуры, а также установлены критерии принятия решений по финансированию тех или иных проектов.

7.17. В тексте никак не фигурируют экономико-правовые аспекты предлагаемой культурной политики, к сожалению, отсутствуют даже ориентировочные параметры бюджетных затрат, необходимых для достижения указанных “прагматичных и научных” целей.

7.18. Важнейший вопрос ОГКП - экономическое регулирование объединенной сферы культуры через обязательства государства, бюджетные нормативы, инициирование внебюджетного притока средств.

7.19. Следует разделить понятия собственно культурной деятельности и коммерческой деятельности в сфере культуры, целью которой является извлечение прибыли, ввести понятие о гарантиях прав для некоторых категорий граждан на бесплатное посещение учреждений культуры и источниках финансового возмещения этих затрат.

7.20. Необходимо выработать механизмы для распределения бюджетных средств не только государственным учреждениям в сфере культуры, но и общественным организациям, и даже частным, которые также действуют в сфере культуры.

7.21. Нужна законодательно подкрепленная поддержка государства, создающая заинтересованность предпринимательского корпуса России в меценатской и благотворительной деятельности в сфере культуры.

7.22. В тексте ОГКП не хватает положений определяющих место творческих союзов, носителей народных традиций и нематериального культурного наследия, народных промыслов, любительских коллективов, сельской культуры, а также условий доступности этих культурных достижений для всего народа России.

7.23. Отрасль охраны культурного наследия должна включать документальное (архивы), нематериальное наследие и священные места России, что особенно актуально для малочисленных народов.

7.24. Необходимо поднять вопрос о скорейшем принятии Федеральных законов «О культуре», «О меценатстве», «О сохранении нематериального культурного наследия», «О СМИ».

7.25. Необходима переориентация деятельности клубных учреждений, учреждений досуга, «домов пионеров» на формирование региональной и российской гражданской идентичности, на работу с носителями традиционных ценностей, восстановление исторической памяти.

7.26. Создание виртуальных музеев, филармонией не может заменить непосредственного общения с подлинными образцами искусства, но призвано осуществлять просветительскую функцию, подготавливая аудиторию к знакомству с культурным явлением или событием.

7.27. Будет правильным отменить использование термина «толерантность» для целей проведения государственной культурной политики и запретить использование этого термина в программах дошкольных и начальных образовательных учреждениях.

7.28. Перспективным направлением в изучении российского общества должен стать анализ социокультурной преемственности, соединяющий общество и культуру в единую системную целостность.

7.29. Необходимо поставить вопрос о пересмотре решения по Болонскому процессу и вернуться к устоявшейся в советское время 5-летней системе образования.

7.30. Нужно усилить блок историко-культурных дисциплин в государственном образовательном стандарте. Нужно восстановить систему повышения квалификации кадров учреждений культуры, позволяющую специалистам проходить обучение не менее 1 раза в три года.

7.31. Необходимо установить приоритет в системе государственного образования культурно-познавательного туризма как средства непосредственного взаимодействия с культурным наследием.

7.32. Необходимо отметить наличие постоянного культурного синтеза достижений Востока и Запада, что позволяет выявить евразийский характер эволюции отечественной культуры.

7.33. Необходимо обозначить запрет на перепрофилирование учреждений культуры, передачу объектов культуры, зданий и сооружений в другие сферы деятельности, за исключением культурной.

7.34. Необходимо донести общее мнение участников, что 131-ФЗ – это умирание муниципальной культуры, а 44-ФЗ – это умирание всей сферы культуры.

7.35. Необходимо синхронизировать ОГКП с терминологией и целями действующих и разрабатываемых нормативно-правовых документов, таких как: Стратегия государственной национальной политики, Стратегия информационной безопасности России, Государственные программы «Развитие культуры и туризма», «Патриотическое воспитание граждан РФ», «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» и других.


Решение круглого стола Уральского федерального округа по обсуждению проекта Основ государственной культурной политики, 24.07.2014 16:04:00


Члену Общественной палаты РФ, председателю общественного форума культуры, руководителю комиссии по культуре Общественной палаты г. Москвы М.Ю. Лермонтову

Предложения к проекту Основ государственной культурной политики.

Уважаемый Михаил Юрьевич!

Направляем Вам предложения к проекту Основ государственной культурной политики по результатам обсуждения документа 21-22 июля в рамках Круглого Стола Уральского федерального округа. Город Ханты-Мансийск.

I. Приняты решения: 
по п. 1: 
Поддержать предложение Министерства культуры Российской Федерации о включении в текст проекта основ государственной культурной политики тезиса о самобытной российской цивилизации как определяющего стратегию единой государственной культурной политики в Российской Федерации. 
по п. 2,3: 
Исключить из текста проекта основ абзац № 3 на стр. 3 о понимании традиционных для нашей страны нравственных ценностей, якобы основанных на «общечеловеческих ценностях», что противоречит смыслу самобытной российской цивилизации.

Поддерживаем необходимость включения определений: «культура», «культурный код», «духовно-культурная матрица» в формулировке Министерства культуры, а также п. 3 Справки о роли культуры. Россия многонациональное государство, но единой ее делают русский язык и русская национальная культура. 
по п. 4,5: 
Тезис понимания культурной политики как важнейшего инструмента социально-демографического благополучия в обществе и недопустимости разрушения традиционной системы ценностей, психики человека «экспериментаторством» деятелей так называемого «современного искусства».

По п. 6:

Создание виртуальных музеев, филармонией не может заменить непосредственного общения с подлинными образцами искусства, но призваны осуществлять просветительскую функцию, подготавливая аудиторию к знакомству с подлинным культурным явлением или событием.

По п. 7.1:

Предлагаем исключить абзац 2 на стр. 2.

По п. 7.2:

Учесть предложения об активной позиции граждан в их творческой самореализации.

По п. 7.3:

Считаем важным переориентацию деятельности клубных учреждений, учреждений досуга на формирование региональной и российской гражданской идентичности, работу с носителями традиционных ценностей, восстановление исторической памяти, создание информационных банков данных и т.д.

II. Поддерживаем Предложения Министерства культуры к проекту Основ государственной политики, изложенные в приложении к письму от 28.02.2014 
№869-01-07-ВА и предлагаем принять структуру документа: 

Общая часть. Цель, основные задачи;

Цель – формирование менталитета. 
Задачи: 
а) сохранение наследия, его актуализация через сознание молодого поколения; доступа к наследию, через новейшие технологии.

б) в сфере обеспечения деятельности учреждений культуры – оптимизация системы подготовки кадровсоответствие содержательной части заявленным задачам.

в) в сфере государственной поддержки – отбор проектов способствующих сохранению культурного кода и его трансляции новым поколениям.

г) поддержка научных исследований – выявление содержания традиционной системы ценностей, конкретных форм ее выражения и трансляция ее от поколения к поколению.

Духовные ценности русской цивилизации – основа формирования «духовно-культурной матрицы»;

Оценка текущего состояния культуры и его соответствие принятым установкам на высшие ценности;

Основные принципы;

Принцип «историзма»
- общее мировоззрение; 
-духовно-культурная матрица народа; 
-локальные культурные среды. 
Цивилизационный принцип: 
- отказ от либерально-западного направления в науке «Россия – не Европа»; 
- отказ от политкорректности – ведет к утрате своих корней. 
Принцип преемственности
- история России - непрерывный процесс – от Российской Империи через СССР к современной РФ; 
- сохранение цивилизационного ядра русской культуры. 
Отказ от принципа мультикультурализма и толерантности
- приоритет – культурное единство народов, а не различие национальных культур; 
- поддержание национальных культурных особенностей – право субъектов РФ (на основе единого культурного кода). 
Культура - основа социального благополучия. 
Отсутствие мировоззрения, либо насаждение чуждых ценностей, ведет к психическому неблагополучию – преступности, наркомании, росту заболеваемости, смертности и др. 
Развитие человека – основная цель и наш абсолютный приоритет.

Основные стратегические направления преобразования;

Внешние и внутренние угрозы;

- Глобализация предполагает противоборство экономики, политики, культуры. Наш главный козырь – наше уникальная цивилизационная идентичность.Обогащение российской культуры во взаимодействии с культурами других народов допустимо лишь по стольку, поскольку не размывается базовое ценностное ядро нашей культуры. Отсюда необходимость борьбы за сохранение и развитие русской культуры и русского языка. 
- Современное искусство.
 Недопустимость разрушения психики человека «экспериментаторством» деятелей так называемого современного искусства.

Механизмы реализации;

Государство – активный субъект культурной политики. Устанавливает основы федеральной политики в области культурного развития. (ст.71 п. е) 
Правительство - обеспечивает проведение единой политики. (ст. 114 п 1 в) 
Минкультуры – регулятор: 
- через систему учреждений культуры; 
- нормативно правовое регулирование; 
- экономическое, информационное и др. условия реализации творческих и социо-культурных проектов. 
Основа и ядро российской культуры – русская культураРусский народ – государствообразующий. В.В. Путин «Великая русская культура – фундамент для самоопределения граждан, источник самобытности и основа понимания национальной идеи». «государство – цивилизация, скрепленная русским народом, русским языком, русской культурой, русской православной церковью и другими традиционными религиями». 
Реализация целей «Концепции сохранения нематериального культурного наследия». Приказ Министерства культуры от 17.12.2008 №267: 
- разработка системы мер по поддержке культурно-досуговых учреждений, направленных на сохранение нематериального культурного наследия народов Российской Федерации, хранителей и носителей нематериального культурного наследия народов Российской Федерации; 
- популяризация нематериального культурного наследия народов Российской Федерации через средства массовой информации; 
- совершенствование научного, методического и кадрового обеспечения деятельности учреждений культуры, чья деятельность направлена на выявление, сохранение и развитие нематериального культурного наследия народов Российской Федерации.

Механизмы наследования традиционных ценностей;

Изучение опыта территорий РФ, в том числе ХМАО - Югры по актуализации культурного наследия через сознание молодого поколения;

Качественные характеристики планируемых результатов;

Культура – как инструмент внутриполитического влияния России и достижения ее стратегических интересов;

Этапы реализации среднесрочных задач;

Требуемый ресурс.

Председатель комиссии по культуре, межнациональным отношениям и вопросам коренных малочисленных народов Севера Е.В. Лоншакова 

т. (3462) 24-89-82


Круглый стол «Основы государственной культурной политики: проблемы теории и практики» 27 июня 2014 года, 23.07.2014 10:25:00


Стенограмма круглого стола «Основы государственной культурной политики: проблемы теории и практики»

В.В.АРИСТАРХОВ: Уважаемый Абдусалам Абдулкеримович, уважаемые дамы и господа! Позвольте начать нашу встречу. Мне поручено Министром Владимиром Ростиславовичем Мединским передать самые лучшие пожелания всем, кто здесь собрался, и, главное, выразить надежду, что мы сможем в будущем более часто и более системно обращаться к помощи академической науки, чем было до сих пор. 


Так сложилось, что наше министерство, наверное, единственное, которое работает не просто с какими-то явлениями, событиями. Оно работает со смыслами, как принято сейчас говорить. Причем эти смыслы совершенно не проработаны. Они далеки от того, чтобы у них был общий консенсус. Тем более для нас важно, что мы можем встретиться с академической наукой в вашем лице: академическая, институтская, университетская и так далее.

Министр просил передать, что он очень надеется, что из нашего диалога появятся конкретные предложения в Основы культурной политики, которые сейчас обсуждаются и которые, по нашему мнению, далеки от совершенства. И мы очень надеемся на вашу помощь.

Если у кого-то есть выступления в бумажном виде, мы просили бы их передать, чтобы это все можно было потом предоставить для дальнейшей работы.

Прежде чем я насовсем передам слово ведущему, хочу выразить надежду и нашего Министра, и нашего коллектива, что эта встреча будет не последней и что мы сможем сделать эти встречи более системными.

Я передаю слово нашему модератору — академику Абдусаламу Абдулкеримовичу Гусейнову, директору Института философии Академии наук.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович. Спасибо, что Вы привлекли нас к этому обсуждению. И тоже хочу выразить надежду, что это может положить начало конструктивной систематической работе между Министерством культуры и философами — в частности, философами нашего института и другими нашими коллегами, которые объединяются в рамках Московско-Петербургского философского клуба, и что это, несомненно, пойдет на пользу нам, а возможно, и вам.

Вся наша работа будет застенографирована, и результаты обсуждения будут переданы в рабочую группу по подготовке Основ государственной культурной политики, использованы самим министерством. И Московско-Петербургский клуб, насколько я знаю, планирует дальнейшую работу над тем, что нами в ходе предстоящего обсуждения будет выработано.

Предваряя обсуждение, мне бы хотелось сказать несколько слов о предстоящем нам разговоре. Ясно, что он будет строиться вокруг документа — проекта «Основы государственной культурной политики». Сам документ, правда, затрагивает теоретические проблемы и к тому же исходит из широкого понимания культуры — он поэтому дает нам широкую возможность для осмысления общих проблем философии культуры, обсуждения перипетий культуры в России, ее духовного состояния, исторических перспектив и так далее. В этом смысле, хотя мы и находимся в малом зале Министерства культуры, тем не менее разговор нам предстоит аналогичный тем, которые мы обычно ведем в зале заседаний Ученого совета нашего института. Первое, о чем я хотел бы просить, состоит в следующем: поднимая рассмотрение проблем на должную академическую высоту, выявляя их сложность и противоречивость, заявляя свои теоретические позиции и так далее, давайте все-таки не забывать, что речь идет об определенном документе, конкретном тексте.

Второе — и об этом мы с Владимиром Владимировичем, первым заместителем Министра, совершенно четко договорились, когда обдумывали формат и цели нашей встречи: обсуждение должно быть свободным, раскованным, у нас нет каких-то заранее заданных целей и ограничений. У нас одна задача — с высоты наших профессиональных знаний и гражданского самосознания высказать свои суждения о политике государства в области культуры и о документе, проект которого вынесен на публичное обсуждение. Наши мнения могут касаться, разумеется, не только тех или иных тезисов рассматриваемого документа, но и его общей концепции, вплоть до вопроса о его статусе и целесообразности. И последнее замечание. Мне, конечно, и самому хочется сказать по существу этого документа, я оставляю за собой такую возможность. Но я думал, где и как, на каком этапе вступить в разговор. Ведущему выступать первым, мне кажется, неверно, потому что это может создать ложное впечатление, что задается какой-то канон обсуждения. По существу нашей повестки я выскажусь позже. Сейчас ограничусь замечаниями организационного характера. Я уже говорил, что нам не следует слишком далеко уходить от обсуждаемого документа. Хочу добавить: документ достаточно большой, в нем много разных частей, и хорошо бы избежать того, когда берется какое-то одно утверждение без сопоставления с тем, что об этом же говорится в других разделах, — моя мысль и мой призыв состоят в том, чтобы рассматривать проект Основ государственной культурной политики в целом. Теперь что касается порядка обсуждения. У нас есть ряд выступающих, которые в соответствии с нашей предварительной договоренностью подготовили свои развернутые суждения по теме. Этот список ни в коей мере не является законченным. Есть такое предложение. Всего мы работаем три часа. Первую половину слово получат те, о выступлениях которых было заранее оговорено, и затем остается вторая половина, это полтора часа, мы развернем общую дискуссию, в которой все могут принять участие. И просьба к нашим фиксированным выступающим не превышать пятнадцати минут, но не обязательно выбирать все пятнадцать минут.

И первой я предоставлю слово Нелли Васильевне Мотрошиловой — доктору философских наук, профессору, она руководитель научного направления историко-философских исследований в институте.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Мы обсуждаем проект Основ государственной культурной политики. Должна признаться, что подобные документы не принадлежат к кругу моего чтения. У меня нет опыта понимания того, для чего они сделаны, к кому именно они обращены, кто их готовил. Но этот документ я считаю очень плохо подготовленным, для каких бы целей он ни создавался. Да и сами цели просто не просматриваются. И он распадается на несколько частей, плохо сшитых друг с другом. Единственное, что их объединяет, — общие недостатки, о которых я и выскажу свое мнение.

Первое, во всем документе очень неряшливое, если просто не малограмотное, употребление основополагающих понятий и категорий, начиная с самой категории культурной политики. Но с этим, к сожалению, ничего не поделаешь. Ибо штамп уже распространился. Какая же она «культурная», если может быть антикультурной и относиться тем не менее к культуре. То же применимо к термину «science policy», который переводят как «научная политика». А ведь это может быть антинаучная политика — и мы свидетели того, как такое бывает. Итак, в документе небрежно, необдуманно употребляются понятия и категории, как относящиеся к культуре, так и к другим областям знаний и деятельности. Второе — документ многословен. Общие слова, бесконечные повторы. Царит к тому же удивительно плохой стиль, немало абсолютно неграмотных пассажей. Парадоксальным образом они особенно многочисленны там, где говорится о грамотности! Третье — все написано в форме долженствования: «это нужно», «это должно быть так». А кто это долженствование должен реализовывать? Такое впечатление, что документ создается для кого-то, кто будет выполнять все, что здесь прописано. Или в таком же стиле говорится о том, что вообще важно в культуре. Когда-то Ильф и Петров говорили о таком лозунге: «побольше внимания разным вопросам». Вот этот документ составлен по такому принципу. И четвертое. В большинстве случаев, когда речь идет о каких-то констатациях, царит довольно спокойный, умиротворенный стиль и тон. И это на фоне полного провала в сфере культуры. И лучше было бы для начала создавать документ другого рода — как выйти из того кризиса, который есть в культуре. И пятое, что мне бросилось в глаза, — ведомственный стиль. С одной стороны, ясно, что нельзя не соприкасаться с вопросами, относящимися к другим министерствам, например к Министерству образования, скажем, когда речь идет о русском языке. Но, понятно, в ведомственном смысле было не велено об этом говорить. Абдусалам Абдулкеримович сказал, что это единый, целостный документ. Как раз нет. Он совсем не целостный.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Я не сказал «целостный», он из разных частей.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Из разных частей, это понятно. Но ведь отсутствие единства есть одно из следствий отсутствия предварительной, строгой и четко продуманной концепции. Есть отдельные министерства. Но искусство, наука, образование тоже относятся к сферам культуры. Поэтому здесь нужно было продумать, в каком смысле их единство и целостность — и мысль о порочности ее утраты — должны найти отражение в этом документе.

И еще раз подчеркну: он очень плохо написан. Требуется безжалостный редактор, который прошелся бы по всему тексту (какого люди, писавшие этот документ, в конце концов и найдут). Более удачными мне кажутся некоторые конкретные тексты, которые попадаются к концу, — например, об архитектуре, о специальном образовании в сфере культуры. Но и они тоже подпадают под общий стиль. Теперь я проиллюстрирую сказанное. Вот первая страница: «Россия — государство, создавшее великую культуру». Простите, разве государство создает культуру? Если будут брать слово «государство» в таком расплывчатом терминологическом значении, это большая ошибка, тем более для документа государственной структуры. Затем идет фраза: «Сегодня, в условиях обострения глобальной идейно-информационной конкуренции…» Вспоминаются документы ЦК КПСС: «Сегодня, в обстановке, когда враждебные силы…» — и прочее. Дальше говорится о «высоком качестве общества». Что это такое? Что это за термин? «Способность населения к гражданскому единству, к определению достижений общих целей развития». Что такое в данном контексте цели развития? И все в документе в таком духе. Мне кажется, здесь отсутствует одна вполне конкретная практическая и теоретическая составляющая. Ведь это документ от имени Министерства культуры, который определяет не некие общие «цели развития», а цели для соответствующих организаций, управляющих культурой. В этом, видимо, и состоит главный смысл документа. И к ним должны быть обращены некоторые долженствования. Но такого адресата, по существу, нет. Например, сказано: «Цель государственной культурной политики — духовное, культурное самоопределение России». А я бы считала, что здесь надо написать: одна из главных целей именно в обсуждаемом контексте — постоянное содействие со стороны государства развитию культурной составляющей совокупной деятельности народа, особенно развивающейся под влиянием учреждений культуры, защита всей этой деятельности от конъюнктурных веяний, от скороспелых распоряжений тех или иных чиновников, тех или иных ведомств.

О более конкретных замечаниях. Например, есть раздел, связанный с развитием русского языка. Это, конечно, очень важный раздел. Обязательный. Почему не сказано о том, что катастрофа с русским языком громадная. Причем катастрофа, которая в каких-то своих очертаниях завершена. Уже создано безграмотное молодое поколение, которое само себя называет «жертва ЕГЭ». Вся страна против ЕГЭ, а здесь ни слова о том, что ЕГЭ, в частности, привел к формированию фундаментально неграмотной молодежи. А ведь этому потворствуют такие условия, при которых требования к владению русским языком вообще нигде не выдвигаются — при приеме на работу даже там, где работа есть разговорный или письменный жанр. Возьмите телевидение. Какой язык на телевидении! Ведущие телевидения, люди, которые вещают на радио, выработали какой-то свой, птичий язык. Не правильнее ли было бы здесь написать, что должны быть разработаны языковые критерии при приеме на работу, при продвижении по службе, вообще при определении деловой квалификации и карьеры человека. Тем более в специальных сферах и учреждениях культуры, образования, науки, а также в учреждениях государства, управляющих ими. Между тем сегодня другая тенденция: неграмотные люди заполонили все эти отрасли деятельности и управления ими. Я также думаю, что неуместен весь тон документа — спокойный, благодушный, будто у нас в культуре вроде все в порядке и надо лишь «повысить», «поднять уровень» и так далее. Не так надо говорить о культуре. Причем именно Министерству культуры. Потому что кому, как не ему, это все разгребать, исправлять. Придется исправлять перекосы так называемой культурной политики, которая подчас антикультурная, бескультурная, нецивилизованная. Например, имеет место вопиющая несправедливость в распределении средств между учреждениями культуры. Пример: один музей закормлен и деньгами, и вниманием, и зданиями, а в провинции в музеях нет средств, чтобы поставить современную сигнализацию…

Таким образом, в сфере культуры много бед, самых настоящих бед. Я бы считала, что Министерство культуры должно зафиксировать эти болевые точки и, может быть, свой первый документ посвятить тому, что очень нужно кризис преодолевать; как раз и требуется выработать на государственном уровне общие и конкретные цели, а также реальные средства для победы над глубоким кризисом. И еще раз в конце подчеркну: в документе обсуждаются проблемы политики государства по отношению к культуре и в ее сферах. Это реально значит, что ее должны проводить в жизнь совершенно определенные государственные организации и чиновные слои. Вот к кому может и должно быть обращено долженствование. Это первый адресат, а не некие расплывчато понятые субъекты. Второй адресат — активные граждане, структуры гражданского общества, благодаря которым граждане могут более активно участвовать в решении судеб культуры. «Долженствование» тут ясное: государственные инстанции обязаны благоприятствовать их развитию. На каких путях, каковы механизмы и линии их ответственности? Такие аспекты особенно важно подробно и тщательно высветить в подобном документе. Спасибо.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо. Межуев Вадим Михайлович — главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор, один из крупнейших наших специалистов по философии культуры.

В.М.МЕЖУЕВ: Хотелось бы прежде всего напомнить, что я выступаю здесь в качестве не просто философа, а свидетеля и прямого участника процесса зарождения культурологии в нашей стране. Именно в нашем институте в начале 60-х годов прошлого века в созданном тогда секторе культуры были сделаны первые шаги на пути разработки философских основ теории культуры и написаны первые учебные пособия на данную тему. До того ни в одном учебном пособии по философии вы не найдете особого раздела, посвященного проблемам культуры. Считалось, что культура — весьма далекая от философии тема. К сожалению, многое из того, что было наработано тогда нашими философами, сегодня изрядно подзабыто или вообще не принято во внимание. Разговор о культуре каждый раз приходится начинать как бы заново, с чистого листа.

Теперь по поводу обсуждаемого документа. Я постараюсь воздержаться от чисто оценочных суждений. В какой-то мере я солидарен с тем, что сказала Нелли Васильевна. Я просто перечислю, насколько мне позволит время, те вопросы, на которые не нашел ответа в тексте документа, но без которых, как мне кажется, нельзя составить полного представления о предмете разговора.

Нелли Васильевна поставила под сомнение термин «культурная политика». Действительно, в таком словосочетании он звучит несколько неопределенно. Любая политика должна быть культурной — экономическая, внешняя, внутренняя и проч. На Западе принято говорить о «политике в отношении культуры» или «в области культуры». Но это частность. Для меня осталось неясным другое: что называется государственной политикой в отношении культуры? Получается, что государство у нас — субъект политики, хотя в действительности государство не субъект, а всего лишь институт политики. Если мы живем в многопартийной системе, а я надеюсь, что это именно так, субъектом политики, в том числе в области культуры, является все же не государство, а те партии, которые представляют общество и на данный момент находятся у власти. Завтра к власти может прийти другая партия, и она будет проводить свою политику в области культуры. У нас есть либеральная, коммунистическая, социал-демократическая, консервативная партии со своими разными идеологиями, и у каждой из них, наверное, свое представление о том, чем должна быть политика в отношении к культуре. Для какой конкретно партии предназначен тот проект культурной политики, который мы сегодня обсуждаем? Для всех вместе? Ясно, что любая партия будет содействовать развитию культуры собственной страны, но ведь, наверное, разными средствами и даже с разными целями. Что считать государственной культурной политикой, одинаковой и обязательной для всех партий, — это первое, что я не понял.

Второе. Никакого государства вообще, как и культуры вообще, не существует. Если верить Конституции, мы живем в правовом, социальном и федеративном государстве. Причем Федерация у нас особая — она не только федерация земель, но и народов. В качестве субъектов Федерации у нас выступают разные народы, что придает ей многонациональный характер. И все эти базовые принципы нашего государства как-то должны отражаться в его культурной политике. Ни о чем таком в тексте я не прочитал. Например, в чем состоит правовая основа взаимоотношения государства и культуры в нашей стране. В неправовом государстве политика в отношении культуры — это и когда Радищева высылают в Сибирь, Чаадаева объявляют сумасшедшим, Пушкина ссылают, Лермонтова отправляют на Кавказ, расстреливают Мейерхольда, убивают Мандельштама. Что-то меняется во взаимоотношении власти и культуры в правовом государстве? А сама культура находится у нас под охраной какого-то права? Неплохо было бы сказать что-то по этому поводу. Когда-то Дмитрий Сергеевич Лихачев написал на эту тему целую декларацию, назвав ее «Права культуры». У культуры есть свои неотчуждаемые от нее права, с которыми должно считаться любое демократическое государство. И главным таким правом является право каждого человека на культуру — во всем многообразии ее достижений и свершений. Оно не менее важно, чем его право на жизнь, собственность и разные свободы. А чему он в культуре отдаст предпочтение, что посчитает для себя наиболее ценным и важным, зависит только от его личного выбора. Никто, никакое государство не может предписать человеку, кем ему быть по своей культуре, в чем должна состоять его культурная идентичность. Каждый индивид свободен в своем выборе культурной идентичности, в своем праве считать своей ту или иную культуру. И это право должно защищаться и уважаться государством.

А что означает «социальное государство» применительно к культуре? Только одно — любой человек, независимо от своего социального положения, национального происхождения, материального достатка, должен иметь свободный и относительно равный доступ ко всем достижениям отечественной и мировой культуры. Здесь не может быть никаких привилегий, ограничений и запретов. Подобное культурное равенство вытекает из природы самой демократии. Ведь будучи властью народа, народовластием, она предполагает наличие у народа определенных знаний и культурных навыков, позволяющих ему пользоваться этой властью. Если власть принадлежит народу, то воспользоваться ею он может при одном условии — если и культура принадлежит ему.

В равной мере из текста непонятно, какой должна быть культурная политика в многонациональной стране. Это сложный вопрос. Неясно, например, как авторы проекта относятся к проводимой в ряде западных стран политике мультикультурализма, которая мне лично представляется не очень демократичной и, главное, не очень подходящей для нашей страны. Но об этом надо говорить особо. В проекте же о многонациональном характере российской культуры и о том, что из этого следует, практически ничего не сказано.

Отсюда третий вопрос — о какой культуре вообще идет речь. Ведь культура, извините за азы, не однослойный пирог. В ней много слоев. Во-первых, есть так называемая народная культура, ее называют также этнической культурой, которая существует и функционирует в стихии дописьменной культуры. Дописьменная культура никогда и ни в каком государстве не нуждалась. Она передавалась от поколения к поколению на уровне естественных способностей человека — его природой памяти, органической пластики и слуха, изустной речи. Легенды и поверья, мифы, предания старины, фольклор существовали посредством непосредственной коммуникации между людьми одной крови и одного места проживания. Примером такой культуры в наше время является городской фольклор, анекдот, в частности. В государственном покровительстве он никак не нуждается. С изобретением письменности постепенно формируется национальная культура. Это сложный и длительный процесс, здесь не время об этом говорить, но именно национальная культура при своем становлении нуждалась в прямой опеке и поддержке государства. Ведь условием приобщения к письменной культуре является умение читать и писать, то есть образование в широком смысле этого слова. В образованных людях нуждалось прежде всего государство, и именно оно первоначально брало на себя функцию как формирования этого слоя людей, так и обеспечения их работой и заказами. На базе письменной традиции возникло то, что стало называться национальной культурой, и роль государства в этом процессе действительно исключительно велика, хотя были времена, когда интересы людей культуры и интересы власти расходились между собой и даже оказывались в резко конфликтной ситуации. Второй после изобретения письменности революцией в культуре стал переход к аудиовизуальным средствам массовой коммуникации, приведший к появлению так называемой массовой культуры, которая в значительной мере регулируется рыночным спросом и менее зависима от финансовой и всякой иной поддержки государства. Так что роль государства по отношению к разным пластам культуры весьма различна, и это также необходимо учитывать при разработке проекта.

И наконец, главный вопрос, на который я не получил ответа, — а что именно в культуре нуждается в государственном покровительстве, без которого она не может нормально функционировать? На что, в конце концов, нужно тратить отпускаемые на культуру государством деньги? Поддерживать в культуре все хорошее, возвышенное, моральное, доброе и честное — это, конечно, благородная задача, но что будет служить критерием для такой оценки? И кто будет судить о том, творчество какого художника более возвышенно или морально?

Наиболее распространенным является мнение о том, что современная культура нуждается в государстве прежде всего экономически, прямо завися от его финансовой помощи и поддержки. В своих обращениях к государству деятели культуры обычно сетуют на нехватку денег, на недостаточное финансирование их проектов и начинаний. Дайте денег — и с культурой будет все в порядке. От того, сколько денег государство выделяет на нужды культуры, действительно зависит многое, но и в этом случае встает вопрос, на что в первую очередь нужно тратить выделяемые средства? Какими приоритетами должно руководствоваться государство в своей культурной политике? Финансовая зависимость культуры от государства существовала во все времена, хотя осуществлялась по-разному на разных этапах истории. Традиция денежного и всякого иного поощрения властью выдающихся деятелей искусства и науки посредством государственных грантов, премий и проч. сохраняется и сегодня. Существует и прямое государственное финансирование наиболее значительных творческих коллективов. Из этого часто делают вывод, что главным объектом государственного покровительства были и остаются творцы культуры. Но уровень культуры страны измеряется не только достижениями ее отдельных творцов, но и тем, насколько они усвоены основной массой населения. В демократическом государстве подобное направление развития культуры обретает, на мой взгляд, решающее значение.

Как можно решить эту задачу? Очевидно, одним путем — расширяя возможности людей в плане потребления ими культуры. Объектом особого государственного покровительства в этих условиях становятся не столько творцы, сколько потребители культуры.

Поясню свою мысль на следующем примере. Роман «Мастер и Маргарита» окончен Михаилом Булгаковым в 1940 году и уже тогда стал выдающимся явлением литературы. Но дошел он до читателя лишь в 60-х годах ХХ столетия и только с этого момента может считаться явлением культуры. Для превращения того или иного художественного произведения в факт культуры нужен не только автор, но и читатель, зритель, слушатель — короче, публика. Книга, которую никто не прочитал, фильм, который никто не видел, не есть событие культуры, даже если они и обладают выдающимися художественными качествами. Возможно, конечно, и обратное, когда фактом культуры становится произведение, лишенное художественных достоинств. В любом случае произведение искусства обретает значение явления культуры лишь в акте своего потребления. Потому учреждения, посещаемые или востребованные широкой публикой, — театры, кинотеатры, музеи, библиотеки, концертные залы, клубы и проч. — и называются культурными институтами. Театр, например, в лице своего творческого коллектива — вид искусства, но как место встречи этого коллектива со своими зрителями — учреждение культуры. В этом смысле демократическое государство берет под свою опеку не творцов культуры, их-то оно как раз отпускает на свободу, а институты культуры, в которых происходит встреча творцов и потребителей. Оно делает своей главной заботой расширение сети культурно-просветительских учреждений, создание многообразных каналов, по которым культурная продукция может доходить до всех слоев населения. Не контроль над творчеством художников, а организация богатой и разветвленной культурной среды, позволяющей каждому удовлетворять свои культурные потребности, — вот, как мне кажется, чем должна руководствоваться культурная политика такого государства.

И последнее. В этом документе постоянно звучит слово «традиционное» — «традиционное наследие», «традиционные ценности» и проч. У меня вопрос: а где слово «современное»?

Когда-то уже давно на какой-то лекции Дмитрия Сергеевича Лихачева я задал ему вопрос. Он был мэтром, а я никому не известным молодым научным сотрудником. Дмитрий Сергеевич доказывал, что культура — это то, что сохраняется у людей в памяти, что связывает нас с прошлым, то есть традиция. Мой вопрос состоял в следующем: а разве в культуру не входят наши цели, идеалы, надежды, в конце концов, наши фантазии и утопии? Разве культура связывает нас только с прошлым, разве она не связывает нас с настоящим и будущим? Тогда культура — это только антиквариат. Но культура — и то, что мы хотим для себя, к чему стремимся, на что надеемся. Тогда она не только память, но и воображение. А то, что мы хотим для себя, всегда ли совпадает с тем, что мы уже имеем, что досталось нам по наследству? Что связывает нас с настоящим и будущим, не обязательно совпадает с тем, что связывает нас с прошлым. От чего-то мы вообще хотим отказаться, что-то переосмыслить, переиначить, что-то заимствовать у других. Культура не стоит на месте, она меняется со временем, и попытка ограничить ее одной традицией порождает культурный застой, который не лучше любого другого застоя.

Сейчас модно слово «консерватизм». Но что называть консерватизмом? Консервативная идеология возникла после буржуазной революции одновременно с либерализмом и социализмом. И только в такой связке он и существует Попытка представить консерватизм в качестве единственно возможной идеологии, исключающей все остальные, — это не консерватизм, а фундаментализм, самая настоящая реакция. Налет такого догматического консерватизма, признающего за ценность только традицию, я и чувствую в обсуждаемом документе. В нем много говорится о традициях, но нет ничего, что указывало бы на нашу связь с современностью и с тем, как мы понимаем наше будущее. А без этого нет и не может быть никакой культурной политики.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо. Александр Владимирович Захаров — председатель попечительского совета Московско-Петербургского философского клуба.

А.В.ЗАХАРОВ: «То, ради чего». Созданию любого основополагающего документа должно предшествовать осознание сверхзадачи (то, ради чего) и разработка своего рода технического задания для достижения намеченных целей. Это исходный пункт любого содержательного проекта. Необходимо, чтобы в такого рода «наказе» четко — и, желательно, недвусмысленно — были определены, с одной стороны, вызовы времени, на которые нужно найти ответ, с другой — обозначены роль и место данного проекта в решении обозначенных проблем. Сама программа действий (в нашем случае — Основы) должна содержать не набор деклараций «о значимости и пользе», а конкретный алгоритм действий для достижения поставленных целей и задач, а также новые, более эффективные механизмы контроля (в первую очередь общественного) за реализацией задуманного — иначе зачем проект, в чем новация.

Сложившаяся за последние годы практика публичного обсуждения общественно значимых проектов свидетельствует о том, что эта довольно простая методологическая установка в основном игнорируется. Так происходило, например, в ходе подготовки и реализации, сопряженных с «культурным проектом», реформ в области образования и науки. В конечном итоге это привело, по мнению многих представителей общественности, к имитации реформ. В результате состояние дел в области образования и науки оценивается обществом как неудовлетворительное или плачевное. Молчаливо продолжает стоять вопрос о необходимости разработки технического задания на реальные образовательную и научную реформы. Почему молчаливо? Прежде всего, как оказалось после двадцати с лишним лет реформ, похожих на рыночные, в стране оказалось не так уж много людей, способных к публичному интеллектуально честному разговору. Наряду с этим, как и в старые добрые советские времена, сформировался достаточно плотный слой конформистов-интеллектуалов в виде «окологосударственного ракушечника». Как правило, для конформистов (как нынешних, так и советских) в целом безразлично, куда держит курс державный корабль — да хоть бы и в никуда. Главное, чтобы им было хорошо здесь и сейчас. Диалог государства с такими интеллектуалами носит достаточно комфортный для его участников характер. Соответственно, экспертное мнение этих представителей интеллектуальной сферы по соответствующим вопросам является определяющим и решающим. Все остальные рефлексирующие голоса — это периферия государственного и общественного внимания. Это похоже на разговоры в общественной аудитории при выключенных микрофонах.

Что же получается в виде сухого остатка. В результате в качестве определяющего методологического принципа мы все (государство и общество) имеем интеллектуальное «чего изволите». Такой подход заводит в тупик не только любой проект, но и развитие страны в целом.

В конечном итоге требуется понять: на какие вызовы дня должен ответить «культурный проект» и в чем заключается его творческая новизна или инновационность.

О современных вызовах. Итак, как это ни скучно звучит, любой разговор об общественно значимом проекте следует предварить определением актуальных вызовов или, если угодно, проблем, требующих безотлагательного решения. О каких вызовах можно вести речь в связи с рассмотрением «культурного проекта»? Один из них уже был назван: отсутствие в стране атмосферы честного интеллектуального поиска с незаданным результатом (или по-другому — наличие интеллектуального «чего изволите»).

Что можно было бы к этому добавить. Вызывает серьезную озабоченность непрекращающийся (и даже усиливающийся) процесс деинтеллектуализации страны, сопровождающейся непрерывным оттоком из отечества человеческого капитала.

Вместе с тем наипервейший и самый главный вызов сегодняшнего дня — отсутствие у страны Стратегии модернизации. Реальное, а не декларативное объединение российского общества возможно главным образом на основе образа будущего с твердой опорой на отечественную культуру. Увлечь и сплотить людей (особенно молодежь) можно проектом, направленным в будущее. И в этом большом будущем своей страны каждый гражданин или отдельно взятые социальные слои должны постараться увидеть свое, привлекательное для них, грядущее, предоставляющее новые возможности для самореализации. Рефлексия над прошлым, его творческое и эмоциональное переживание, сохранение собственной идентичности будут продуктивными и востребованными при наличии устремленности страны в завтра.

Далее. Размышляя о современных вызовах, не следует забывать, что имеется вполне определенная взаимосвязь между экономикой и культурой, между экономикой и «ценностным состоянием общества». В вышедшей более десяти лет назад книге «Культура имеет значение» под редакцией С.Хантингтона и Л.Харринсона приведен «перечень научно доказанных компонентов культурной матрицы, которые отрицательно или положительно влияют на модернизационные способности общества».

Наша экономика уже вплотную приблизилась к состоянию стагнации. Существует реальная опасность постепенного сползания страны в глубокий системный кризис, последствия которого сейчас трудно переоценить. Этот кризис носит экономический, правовой, интеллектуальный и культурный характер. Всерьез встал вопрос о способности государства к динамичному развитию. При этом происходит осознание того, что многие кризисные явления в экономике имеют неэкономическую природу. Сегодня ведущие ученые и эксперты, размышляя о причинах экономического кризиса, все больше говорят о кризисе идей и ценностных установок. Таким образом, вопросы о гуманитарном знании и культурной политике становятся все более актуальными с практической точки зрения.

О развилке. Наличие или отсутствие реальной (а не декларируемой) сверхзадачи у разрабатываемого проекта определяют порядок его разработки и обсуждения. И развилка здесь возможна следующая: либо новая государственная культурная политика и ожидаемые в связи с ее реализацией результаты создают необходимые предпосылки для разработки и реализации Стратегии модернизации России (с последующим проведением ряда первоочередных реформ), либо намечаемые изменения госполитики в области культуры сводятся лишь к совершенствованию процесса распределения и перераспределения постепенно оскудевающих бюджетных средств на нужды культуры. Сделанный выбор определяет и требования к содержательной части проекта. Если речь идет об очередной «косметической реформе», то и требования к содержательной части Основ будут «облегченными». Это в принципе должен быть правильно и политкорректно составленный документ. Вряд ли можно ожидать, что такие Основы существенным образом изменять состояние дел на культурном фронте страны. Такой документ чем-то отдаленно будет напоминать моральный кодекс строителя коммунизма после его разработки и одобрения. Это ведь был во всех отношениях правильный документ. Но его влияние на исторический процесс, на соблюдение норм морали и нравственности, на состояние умов было практически нулевым.

Таким образом, в зависимости от сделанного выбора проект будет носить либо реформаторский, либо косметический характер.

О трудности выбора. Вполне очевидно, «косметическую реформу» и разработать, и осуществить значительно проще и приятнее, чем любой иной вариант. Основной ожидаемый результат здесь также не сложно предвидеть. Будет усовершенствован механизм распределения бюджетных средств, выделяемых на культуру. И на этом направлении вполне возможны некие организационно-технологические новеллы, которые могут привести к определенным позитивным результатам. Может быть — и слава богу. Собственно, а почему бы и нет. Только с некоторыми оговорками. Не ждите тогда появления в стране в обозримом будущем той «атмосферы интеллектуализма», без которой невозможен прорыв России в большое будущее. Не рассчитывайте на то, что культура и ее служители — в искусстве, науке, образовании, в просветительской сфере — помогут стране и ее гражданам создать желаемую картину мира, а также сформировать нравственную, самостоятельно мыслящую, творческую, ответственную личность. Культура не станет нашим всем, в рамках которого мы обретаем самые главные смыслы. Она так и останется на периферии государственно-общественного внимания в образе вечной Золушки. И на это есть свои причины. Культура — это то особое, зримо-незримое пространство идей, образов и смыслов, в котором могут вечно существовать и иметь реальный смысл основополагающие для рода человеческого идеи: прекрасного, правды, добра и истины. В практической жизни существование этих идей всегда проблематично: от них отмахиваются и без них не могут одновременно. Отсюда проблематичность понимания культуры и отношения к ней со стороны государства и общества. Жить с культурой, как и с истиной, очень трудно, без нее — невозможно.

Реформаторский подход, конечно же, потребует усилий совершенно иного порядка. В первую очередь, государству и обществу нужно решиться на разработку национального модернизационного проекта (или хотя бы «технического задания» для него) и определить риски, связанные с его реализацией. Нужно обнаружить в стране волю к переменам. Привлечь новыми идеями новых делателей. Как сказал поэт, «необычайность, небывалость зовет бойцов совсем не тех». Неприемлемо вечно бояться реформ. Настало время определить, что стратегически рискованнее: установка на непроведение реформ или все-таки осуществление преобразований после тщательной подготовки к ним.

Для того чтобы совместная работа над национальным модернизационным проектом стала возможной, необходимо и другое качество диалога государства и общества. Вполне очевидно, отчуждение общества от государства пока лишь увеличивается. Созданные за последние годы новые механизмы обратной связи власти и общества пока ощутимых результатов не дали. Создается впечатление, что коммуникационные процессы в очередной раз искусно имитируются. В реальность общественно-государственного диалога мало кто верит, иллюзию диалога создают многие — и небезуспешно.

Таким образом, «реформаторский культурный проект » возможен при условии, с одной стороны, готовности государства и общества к разработке и реализации Стратегии модернизации страны, с другой — начала реального диалога власти и общества.

Разговор о самом важном. Как бы то ни было, но обсуждение проекта Основ государственной культурной политики предоставляет хорошую возможность для совместного публичного размышления на интересующие и волнующие общество темы. Прежде всего, разговор об Основах — это подходящий повод задуматься о самом важном для страны в целом и для каждого россиянина в частности.

Развернувшаяся после опубликования проекта документа полемика носит острый и подчас даже жесткий характер. Нарастающий градус дискуссии позволяет в очередной раз почувствовать нерв сегодняшнего дня. Процесс размышления о том, как наиболее правильно и эффективно «управлять культурой», формирует и дискуссионную повестку? Сама культура рассматривается с различных позиций, в том числе как понятие, как объект управления, как «наше все», как «качество национального проекта» и так далее.

В пространстве публичной дискуссии незримо присутствует и еще одна очень важная и вместе с тем весьма неудобная для обсуждения тема, или, точнее, вопрошание. А вот культура и сопряженные с нею поведенческо-духовные установки для граждан (нормы морали и нравственности, духовность, собственная идентичность, традиционные ценности, гражданский долг, патриотизм и так далее) — это вот все для кого предназначено, для «верхов», для «низов» или для тех и других? С теоретической точки зрения вопрос носит риторический характер, и ответ на него очевиден. Существует даже мнение, что элиты наконец-то осознали свою цель — «создание единой гражданской нации». Очень хотелось бы в это верить, но, к сожалению, суровая действительность свидетельствует об ином. Мы все, и наша культура также, живем сегодня в условиях разрыва «моральных образов» и «жизненных практик», когда «показной официоз соседствует с практическим цинизмом». Часть правящей элиты «прикрывают патриотической риторикой тотальную коррупцию». На глазах у всех, под разговоры о высоком, некоторые дальновидные, высоко и средне поставленные граждане занимаются «строительством» своих «запасных аэродромов» — как на Западе, так и на Востоке. И все это происходит, как правило, на аккуратно выведенные из госбюджета средства. Вот где начало истинного бескультурья и падения нравов, а также вечной нехватки средств на культуру. Отдельные представители властей предержащих стараются отличиться, не только осуществляя успешный экспорт присвоенных активов, но и демонстрируя по-купечески не знающее удержу («ндраву моему не препятствуй») поведение в рамках телевизионных программ, авиаперелетов и при других жизненных обстоятельствах. Получается, что часть представителей власти ведет себя по отношению к обществу, руководствуясь советом пушкинского батюшки своим прихожанам: «Как в церкви вас учу, так вы и поступайте, живите хорошо, а мне — не подражайте».

Возникает закономерный вопрос: сможет ли при таком состоянии «единения» нации культура выступить в качестве реального объединяющегося начала российского общества? В любом случае в новую культурную повестку дня должна быть включена задача по разработке механизмов сближения «далеко разошедшихся культурных образцов и культурных практик».

Чему нас учит исторический опыт. Более 150 лет назад швейцарский мыслитель Якоб Буркхардт выдвинул необычную концепцию-гипотезу государства как произведения искусства. Эта концепция впервые была высказана в форме названия главы его книги «Культура Ренессанса в Италии».

Идеи «государства как произведения искусства», то есть государства, живущего ради культуры, были развиты в России знаменитым русским мыслителем и художником Николаем Рерихом. При этом важно отметить, что концепция взаимосвязи государства и культуры, которую можно назвать концепцией эстетической государственности Николая Рериха, является весьма внушительным собственным, а не скопированным с западных образцов достижением российской правой мысли.

Николай Рерих, начиная с первых лет ХХ века, стал разрабатывать в многочисленных статьях эстетическую концепцию государственности, основанную на примате вопросов развития и защиты культуры и искусства перед всеми остальными направлениями государственной деятельности. По его мнению, такие приоритеты должны быть обязательно учтены в распределении государственного финансирования.

Главное положение философско-правовой концепции государства, разработанной Рерихом, гласит: первой обязанностью государства является поддержание и развитие духовной общности проживающего в нем населения. При этом государство должно в первую очередь быть ориентировано в своей созидательной деятельности на расцвет будущих поколений и эволюционное развитие новой будущей цивилизации с помощью развития и поощрения образования и культуры. Большая часть получаемых государством доходов должна быть направлена на культурное развитие, что обернется и дальнейшим ростом экономического благосостояния.

Андрей Тарковский спустя много лет после появления рериховской эстетической концепции государственности написал: «Если падение искусства очевидно — это как раз налицо, а искусство — душа народа, то народ наш, наша страна тяжело больны душевно…»

Поэт Иосиф Бродский в его нобелевской лекции в 1987 году также говорит о решающем значении культуры и первичности эстетики по отношению к этике и государству. Он утверждает, что «философия государства, его этика, не говоря о его эстетике, — всегда «вчера»; язык, литература — всегда «сегодня» и часто — особенно в случае ортодоксальности той или иной политической системы — даже «завтра». По его мнению, способом существования искусства «является создание всякий раз новой эстетической реальности». При этом Бродский полагает, что «всякая новая эстетическая реальность уточняет для человека его реальность этическую. Ибо эстетика — мать этики… Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее…» Надеясь быть услышанным, поэт предостерегает: «…Не может быть законов, защищающих нас от себя, ни один Уголовный кодекс не предусматривает наказаний за преступление против литературы. И среди этих преступлений наиболее тяжкое — пренебрежение книгами, их нечтение. За преступление это человек расплачивается своей жизнью: если же преступление совершает нация — она платит за это своей историей».

Большие замыслы и малые шаги. Мудрые люди учат, что «Лучше маленькое дело, чем большое безделье». Нельзя не признать, что при всем несовершенстве процесса подготовки и обсуждения Основ у каждого желающего появляется возможность заявить свою позицию по поводу будущей культурной политики и сформулировать свое видение, свои конкретные предложения.

Даже если «культурный проект» с большой буквы не будет получаться, нужно пытаться усовершенствовать тот проект, который реально будет разрабатываться и реализовываться. Для этого, кроме общих замечаний, потребуется внесение достаточно конкретных предложений. Это могут быть инициативы, связанные и с улучшением культурного климата в стране, и с новыми проектами в области культуры и просвещения и многое другое.

В частности, можно начать с того, что управление культурой в стране должно начинаться не с распределения государственных ресурсов на культурные нужды, а с культуры поведения представителей власти. Культура не может существовать отдельно от образцов и носителей культурного поведения. В этой связи можно предложить разработать Кодекс публичного поведения представителей органов законодательной и исполнительной власти всех уровней. В таком документе мог быть описан механизм эффективного общественного воздействия на некультурно ведущих себя слуг народа, вплоть до инициирования общественных запросов по отстранению злостных нарушителей от занимаемых должностей.

Еще пример. Большое количество вопросов вызывает у просвещенной общественности работа государственных телевизионных каналов. Есть мнение, что эти каналы слишком усиленно работают в направлении деинтеллектуализации страны. Если это так, то нужно создать механизм эффективной обратной связи между просвещенной общественностью и руководством телеканалов с целью совершенствования культурной политики на государственном телевидении.

Российской инфраструктуре поддержки интеллекта нужно обновление и модернизация. Необходима реализация ярких инновационных проектов в области развития интеллектуальной инфраструктуры. Развитие структур воспроизводства интеллекта позволит нашей стране вступить в глобальную конкуренцию идей — схватку, от победы в которой зависит решение вопроса о лидерстве в ХХI веке. Это требует институциональной работы, направленной на развитие гуманитарной науки и просветительской деятельности.

Философия является уникальной сферой знания, способной работать с ценностями и смыслами. Ее теоретические возможности позволяют доходить до предельных оснований феноменов, что является условием долгосрочного стратегического планирования, корректного представления горизонтов развития общества и государства. Философия способна преодолеть ценностную анархию, создать фундамент национального консенсуса по принципиальным вопросам консолидации общества.

В целях интеллектуализации публичного пространства России, создания инновационной среды для публичных дискуссий, популяризации гуманитарных знаний, содействия организации интеллектуальной конвергенции пространства СНГ под эгидой нашей страны и повышения статуса российской культуры и русского языка предлагается рассмотреть проект по созданию Национального философско-просветительского центра — средообразующего инновационного интеллектуально просветительского комплекса. С инициативой реализации такого проекта выступили Московско-Петербургский философский клуб, Институт философии РАН, философские факультеты МГУ и ВШЭ. Данный проект может быть реализован на принципах государственно-частного партнерства национально ориентированных бюрократических и деловых элит, заинтересованных в развитии России.

В заключение хотелось бы сказать, что в современном мире способность нации к созданию новых идей имеет воистину судьбоносное значение. И развитие отечественного «культурного проекта» должно быть нацелено в значительной мере на то, чтобы эта способность нации не оскудевала.

Наиболее дальновидные представители отечественной интеллектуальной и деловой элиты сегодня призывают включиться в мировую конкуренцию идей. Для того чтобы поставить и, главное, реализовать эту сложную задачу, необходимо осознать, что сегодня интеллект — это важнейший стратегический ресурс страны. И не только осознать. Необходимо разработать новое видение по созданию современной институциональной среды для «воспроизводства» интеллекта. Это видение должно содержать не набор умных фраз и благих пожеланий, а действенный, энергичный и, главное, системный подход по реализации этой, может быть, самой важной задачи для современной России. Результатом такого долгосрочного «интеллектуального проекта» должно быть появление в обозримом будущем нового поколения интеллектуалов, мыслителей, ученых и просто креативных людей. В этом случае мы можем рассчитывать на появление новых идей, без которых трудно себе представить динамичное развитие страны в XXI веке, а также будем в состоянии предъявить мировому сообществу свою новую «мягкую силу» . Иначе и спустя годы, как и сегодня, мы вынуждены будем констатировать, что в России «практически утрачена ценность творческого поиска и бескорыстного исследования с незаданным, открытым результатом», со всеми вытекающими отсюда последствиями.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Валерий Николаевич Расторгуев — профессор кафедры философии, политики и права философского факультета МГУ имени Ломоносова. Помимо того что он ученый, он еще имеет опыт административно-политической работы.

В.Н.РАСТОРГУЕВ: Жанр этого документа предполагает некоторые уточнения или корректировки, которые обычно политики не делают, ученые, не допущенные к политике, не могут делать, а человек со стороны не понимает, о чем идет речь.

Вообще-то говоря, Основы — это три значения как минимум. Первое — это минимум, тот минимум, который является набором тривиальностей, банальностей, общеизвестных мест. Без этого политика не дышит, не живет, не работает. И почти все политические документы должны быть выполнены на этом уровне чисто технологически. Поэтому все требования исходят из этого.

Второе значение Основ — это основы мировоззрения, основы знаний, это те глубочайшие фундаментальные истины, которые открываются, но которые не открывают. То есть они сами избирают, кому открыться. То есть это действительно знания для избранных. И еще есть нечто среднее, это те идеальные вещи, которые очень редко встречаются, которые мы называем «максима», то есть это установки жизненные разного рода, нравственные и прочее, которые могут быть запечатлены в бумаге и входить и в первый жанр, и в третий, и в пятый, и десятый. То есть то, что иногда называют мудростью.

Так вот, когда мы говорим о жанрах политических, мне вспоминается ситуация тоже жизненная и хорошо иллюстрирующая сегодняшний момент, связанный с этим документом. Когда-то Министр Соколов, очень интеллигентный, мыслящий человек, делал в Правительстве доклад, связанный с идеей, очень похожей на ту, которая положена в основу этого документа, и выступал перед членами Правительства с этим отраслевым документом, в котором были такие выражения, как «цивилизованная парадигма», «постмодернистская сущность» и так далее. Правительство слушало, потом встал только один человек, который не постеснялся сказать, что не понял ни одного слова. Это был Шойгу. Он сказал, что такого безобразия быть на этом заседании больше не должно. И он был прав в том смысле, что больше и не было.

Я веду к тому, что документ выполнен именно в жанре минимума, а не максимума, потому что максимум никто нигде не пропустит. Просто другой жанр. Ни одного документа государственного и международного, а они отличаются вообще полной алогичностью, потому что там и женское движение должно проявить себя, и пока не будет всего этого абсурда включено в документ, он просто не пройдет. Поэтому, когда вы читаете документ и читаете, что и права женщин здесь присутствуют, вы не удивляйтесь. Это логика прохождения политических документов.

Теперь по существу. Три аспекта хотел бы затронуть. Это экспертиза текста, конечно, очень тезисно; экспертиза самой идеи, что осталось от замысла, потому что замысел как раз самое ценное, что есть в этом документе, и он утрачен; и экспертиза приоритетов, то есть конкретные предложения, которые были сделаны.

Экспертиза текста. Тупики методологические и ниши, пустоты, которые есть в этом документе. И первое, самое очевидное, это лингвистический тупик. Вы знаете, что некоторые члены нашего Правительства и некоторые высшие лица нашего государства уже неоднократно говорили о российском языке и необходимости его защищать. В этом документе также говорится о русской культуре, но и о российской также. Что такое «российская культура» — это совершенно непостижимо умом, хотя российская политика может быть. Но это очень сложный тезис. Потому что здесь надо возвращаться к пониманию «русский». Это довольно сложная тема, это огромная культурная задача, которую хорошо бы поставить. Может быть, не в этом документе, может быть, в национальной политике, которой у нас нет в стране, даже Министерства нет, ничего нет, пустота. Но тем не менее это должно быть где-то. Поэтому следующие тупики методологические. По поводу наследия. Это ключевые понятия. Во-первых, наследие нельзя уж так примитивно понимать, что наследие это достижения, причем универсальные. И наследие — это не только то, что защищают от людей, но и то, от чего защищают людей. То есть здесь должно быть более глубокое понимание наследия, тем более что оно есть уже в целом ряде международных акций и документов. То есть можно сориентироваться на государственные документы более высокого класса.

Это касается особенно, когда речь идет о культурном и природном наследии. Здесь методологическая ниша совершенно дикая. В этом документе о природном наследии вообще ни слова. То есть как будто этого вообще нет. Нет ни международной практики, ни 80-х годов, когда это вошло в язык всех культурных и образованных людей. Без этого строить политику, без территориального подхода, где культурное и природное наследие рассматривается в синтезе, в принципе нельзя. Это неграмотно. Но это очевидно, и я не буду дальше продолжать. Скажу только, что те упоминания о ландшафте, там в тексте есть единственное упоминание о ландшафтной политике, но ведь это территориальный подход. Природное и культурное наследие — это неразрывная вещь. Я этим долго занимался. И когда увидел, что здесь этого даже нет в помине, то был очень разочарован.

Здесь нет того, что является [неразборчиво]. Речь идет о наследии и наследовании как процессе передачи наследия и о самих наследниках. Кто наследники? Кто наследники нашей цивилизации, кто наследники национальной культуры и так далее. Ведь речь идет о соотечественниках в широком понимании. Страна разделенная, народ разделенный. Куда все это подевалось? То есть этого вообще нет, а это ключевой вопрос. Слово «соотечественники» отсутствует. О каком качестве документа можно говорить? Это не только пустота, на этом нельзя уже вообще ничего построить. То есть это краеугольный камень, который просто вырван из-под ног.

Теперь дальше. Какие ниши? Вот русский мир. Куда это все делось? Это же все очень существенно. Украина. Это сегодня самая большая болячка. Разрушение языка, языкового пространства, имперского языка. Отсутствие цивилизационных контактов. В первом документе это было хотя бы в зачаточном виде, теперь этого нет вообще. Не то что не прописано, даже не упомянуто. В мире существуют цивилизации. Россия — одна из них. Россия — Индия, Россия — Китай. Это же чудовищно интересно и в политическом, и в культурном, и в деловом, и в экономическом, и прежде всего в собственно отраслевом культурном плане, но это здесь не прописано, этого здесь нет.

И еще ниша чисто технологическая. В законах существуют разные формы поддержки некоммерческих организаций. Вы понимаете, какую силу они сегодня имеют. Так вот, в законодательстве прописаны некоммерческие организации только по трем направлениям, которые получают гранты, льготы от государства, и то не везде, и то смешные, несопоставимые с любой более-менее развитой страной, но тем не менее. О чем идет речь? Развитие институтов гражданского общества — это благотворительность и пропаганда спорта и здорового образа жизни. О культуре нет упоминания. А откуда деньги пойдут в культуру и каким образом будут наполняться гранты? Из государственных, негосударственных, частных фондов и так далее. Нет этого механизма. Нет замысла создания этого механизма. Есть пустота, которая была, которая осталась и которая будет.

Теперь дальше. Перехожу ко второй цели — экспертиза самой идеи. Вот когда был первый документ, он меня крайне заинтересовал. Он вызвал оторопь и недоумение у профессионалов. Потому что, когда мне объясняли, что такое цивилизационный код, причем ссылались на паспорт за номером таким-то, то, конечно, у меня волосы вставали дыбом. Но, с другой стороны, друзья мои, там был замысел. Он был на самом деле. То, что говорил Владимир Владимирович в самом начале, ведь наше государство, по сути, обезвожено. Оно лишено смыслов. То есть никаких смыслов нет в политике. Когда речь идет о том первом замысле, когда появился прообраз этого документа, помните, что это вызвало? «Меня будет учить какой-то чиновник, пусть он даже говорил с экспертами. Мне будут объяснять, что такое цивилизация, как будто я без него не знаю». Хуже того: «Я вообще не буду говорить с людьми, которые не пользуются фольгой (?), а пользуются золотом». То есть концепт, на котором пропечатано имя, школа, фабрика, где произведено. Когда я даже говорю со студентами, то я говорю: вот это в контексте теории Данилевского, например, вот это — Константина Леонтьева — и так далее. И они понимают, они ориентируются. Это язык специалистов. На этом языке не может быть политического документа, я понимаю. Но когда в этом документе содержится то, что должно меня удовлетворить, чтобы я студентам говорил, что можно считать культурной политикой, я говорю, что это глупость.

Вот как преодолеть этот разрыв между профессиональным мышлением и политическим документом. Это значит, что нужно резко снизить требовательность к политическому документу, о котором говорил предшествующий докладчик.

Теперь об экспертизе приоритетов. Сама идея дать стране, дать обществу, дать языку, дать массам серьезные, ключевые представления, которые действительно помогают им понять, что такое цивилизация, что такое цивилизационный код. Это может войти в язык. Можно пропитать смыслами, наполнить смыслами реальные политические документы, которые работают как идеологема, конечно. Но для этого, безусловно, нужна другая работа. Не вводить это декларативно сверху вниз, а раскручивать, как делают все цивилизованные страны давным-давно. Речь идет о том, что, когда мы говорим о цивилизации, мы сегодня ссылаемся не только на одно имя в сфере современной политики. Ни одного русского автора не существует. Современных нет вообще. Производство концептов — это производство мыслителей. Это раскрутка, Это имена. Почему я должен знать огромное количество? Любой человек, с которым я беседую за рубежом, он знает определенный набор имен. Я говорю о золотом свитке, где отпечатан концепт, имя, школа и так далее. В России есть школы, в России есть мыслители, но в России ни одного свитка. То есть абсолютно нераскрученные имена, абсолютно нераскрученные идеи. Вот когда у нас появится нормальное, уважительное отношение к собственной хотя бы интеллектуальной культуре, тогда можно начинать об этом говорить. Должна быть программа настоящая, государственная программа зарождения философии в России. Есть такой проект у нас, к счастью. Надо работать.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо большое. Я позволю один вопрос, Валерий Николаевич. Как Вы себе мыслите вообще статус такого рода документа? К какому родовому понятию он относится и как он должен был быть назван и кто его сегодня в нашей стране может принимать? Это что, закон парламента, Постановление Правительства, Указ Президента или статья Президента? Что это за документ? Как он должен называться и кто его должен принимать? Даже отвлекаясь от несовершенства этого документа, допуская, что он имел бы идеально-образцовый вид, чей это мог бы быть документ? Раньше у нас ЦК КПСС выпускало такие документы в форме постановлений. А сегодня?

В.Н.РАСТОРГУЕВ: На самом деле здесь трагедийно-комедийная ситуация. Это не зависит уже от документа. Во всем мире существует, у нас этого просто нет в политической культуре, в законотворческой деятельности, это определение статуса доктринальных документов. Например, мы не различаем концепцию от доктрины, от стратегии и так далее, нет четких жанровых особенностей, нет статусных характеристик, которые их определяют.

Я столкнулся с тем, что экологическую доктрину инициировал Президент, потому что иначе нельзя продавить через министерство, принимало Правительство. Это совершенно другой уровень. Что это означает? Это значит, что для других структур Правительство уже не авторитет, документ не учитывается, с ним не считаются и так далее. Вся эта правотворческая механика в нашей стране не то что не прописана, она даже никогда не была предметом анализа.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо. Пожалуйста, Андрей Владимирович Смирнов — член-корреспондент Российской академии, заведующий сектором философии исламского мира, замдиректора института.

В.А.СМИРНОВ: Поскольку я выступаю четвертым, я могу, с одной стороны, выразить свое отношение к тому, что здесь говорилось, с другой — не повторять того, что было сказано и с чем я согласен.

О названии документа сегодня уже говорили. Однако я хотел бы привлечь внимание к слову «основы». У меня создалось такое впечатление — пусть простят меня анонимные авторы документа, может быть, специально они ушли и общаются с нами через микрофонную запись, чтобы мы имели возможность сказать, не стесняясь, все, что мы думаем об этом тексте и об их произведении, тогда благодарность им, хотя мне кажется, что это какой-то странный, обезличенный способ общения: круглый стол через микрофон. Обсуждать в стенах Министерства культуры вопрос о культурной политике в такой акультурной манере мне кажется странным.

А.С.МИРОНОВ: Вы имеете в виду, что нет представителей Министерства культуры?

В.А.СМИРНОВ: Представители Министерства культуры есть, но они, во-первых, сидят не за столом, а во-вторых, они не участвуют в разговоре.

А.С.МИРОНОВ: Присутствуют два советника Министра. Мне кажется, что этого достаточно. Мы слушаем каждое слово.

В.А.СМИРНОВ: Тогда приношу свои извинения. И тем не менее никакого диалога с авторами документа или с теми, кто их представляет, пока не было.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Министра здесь нет, и, может быть, это хорошо.

А.С.МИРОНОВ: Мы обязательно доложим Министру все, что здесь произойдет.

В.А.СМИРНОВ: Так вот, у меня создалось такое впечатление, что авторы документа под «основами» понимают всякую расплывчатую и ни к чему не обязывающую говорильню. Если произнесены общие слова — в расхожем значении слово «общее» — то это как будто и «основы». Но на самом деле это ведь не основы, как мы знаем.

Сегодня уже кто-то сказал, что основы — это то, что потенциально заключает в себе все то, для чего основами они являются. Основы, если хотите, это вроде аксиом в геометрии: как система аксиом предопределяет, какие теоремы могут быть сформулированы и доказаны, так и Основы государственной политики должны предопределять, какой тип политики будет проводиться. Пока это не так: данный документ ничего не определяет и не предопределяет. Основа — это то, из чего вытекает все остальное, насколько я понимаю. В этом документе нет ничего, из чего вытекало бы что-нибудь конкретное. Название документа не соответствует его содержанию, не соответствует самому смыслу термина «основа». Документ с таким названием должен точно определять вектор государственной политики, а не быть расплывчатым и допускать любое толкование по принципу «куда повернешь, туда и вышло».

Здесь есть хорошо звучащие мысли, выдвинутые в качестве Основ госполитики. Например, такая: надо поддерживать музеи. Прекрасно. Но что это значит? Ведь этой вроде бы хорошей мыслью можно оправдать и то, что происходит сейчас, когда один музей в Москве не знает, куда вложить миллиарды, а другим просто на хлеб не хватает. Когда я недавно был в Петербурге и была объявлена «Ночь музеев», я не смог попасть в Фонтанный дом (Музей А.А.Ахматовой), потому что, как мне сказали, в этом музее единственная смотрительница и круглые сутки она работать не может, а потому днем музей был закрыт. Вот так мы будем поддерживать музеи или как-то иначе? Этот документ не дает ответа на такой вопрос.

Это только один пример. Если идти по тексту — времени на это нет, а он у меня исчеркан карандашом, — то об этом можно говорить применительно буквально ко всему.

Теперь самое главное, что касается не названия, а всего документа. Есть два разных понимания культуры. Первое понимание — культура как то, что определяет весь уклад и мировоззрение человека, его жизненный мир в смысле его идей, его отношения к жизни, его целей, смыслов. Иначе говоря, предопределяет его предрасположенность к определенным действиям, оценкам, определенному типу поведения. Я кратко обозначу это понимание культуры — «культура как предрасположенность к действию». В этом смысле культура — это то, что определяет, как мы себя ведем. Это касается, кстати говоря, и наших связей с прошлым, и установки на будущее.

И второе понимание культуры: культура — это то, что подведомственно Министерству культуры. Нет ничего плохого в том, чтобы быть подведомственным этому министерству. Но дело в том, что культура во втором смысле (что проходит по ведомству Министерства культуры) — это далеко не вся культура в первом смысле (культура как то, что определяет наши установки и наше поведение) и даже не главная ее часть, не ее стержень. Вот почему нельзя сводить первое ко второму — хотя именно это и происходит здесь.

Эти два понимания культуры очень четко прослеживаются в данном документе. Во «Введении» есть отзвуки понимания культуры в первом смысле — как «предрасположенности к действию», где культура понимается как все то, что делает нас нами. Это понимание культуры, насколько я мог заметить, очень ясно и четко прозвучало из уст Путина и Толстого на той их встрече, которая была показана по телевизору, где они оба говорили именно об этом. Президент очень ясно и настойчиво подчеркнул, что следует исходить из такого понимания культуры, поскольку именно таким ее пониманием и определяется внимание к вопросам культуры.

Казалось бы, как раз это понимание культуры должно лечь в основу документа. Как я сказал, оно действительно прослеживается в самом его начале. Однако уже во «Введении», как только речь заходит о каких-то более-менее конкретных вещах, а не о культуре вообще, тут же оно подменяется вторым пониманием культуры — как того, что проходит по ведомству Министерства культуры. Вот в чем главный недостаток этого документа. Речь должна идти — и это, повторю, было ясно заявлено Президентом — о культуре в первом понимании, как предопределяющей наши установки, наш жизненный мир, нашу готовность к действию, о культуре как о том, что делает нас нами.

А что нужно сделать, чтобы культуру вот в этом смысле поддержать? Необходимо системное действие, и именно в обеспечении этой системности — роль государства, которое никто не может в этом подменить.

Если говорить о системности, то все начинается даже не со школы, а с детского сада — даже до детского сада. Это начинается с внимания к производству игрушек: в какие игрушки играют наши дети, что они слышат с экранов телевизоров, какие имена у них на слуху. В какую одежду они одеты. Ведь это и создает жизненный мир ребенка, закладывает основы его культуры. Послушайте детей трех-пяти лет, про кого они говорят, какая культура в них уже заложена? Что же мы тогда будем сетовать на резкое падение уровня культуры, говорить об отсутствии патриотизма?

И тогда надо, чтобы этот документ говорил не только о музеях, театрах, филармонических оркестрах — это все очень хорошо и прекрасно, — но, прежде чем дойдет дело до этого, он должен говорить о детских садах, об игрушках для детей, о детских фильмах, о системе школьного образования, о поддержке науки. Про науку, кстати говоря, здесь вообще не сказано — упомянута только наука об искусстве и наука о культуре. А что, наука вообще не нужна для культуры? Разве высокая культура в современном мире возможна в обществе с неразвитой наукой? Вот так путаница двух пониманий культуры проходит красной нитью через весь документ.

Итак, начинать надо с самого начала, до детского сада, но есть и серьезные возможности для системного действия государства, то есть госполитики, на более высоких этажах культуры. На самых высоких. В конце своего выступления профессор Расторгуев говорил о «золотых списках» и о том, как западные государства строят системную политику — мягко, но настойчиво продавливая собственные интеллектуальные бренды. Вот где роль нашего государства: профессор Расторгуев очень хорошо показал, что у нас есть интеллектуальный потенциал — прекрасные концепции, ученые, книги и так далее, но нет «золотого списка», нет системной политики государства в этой сфере. А ведь это важнейшая сфера борьбы за умы людей, а значит, и за их культуру.

Мне кажется, что роль государства и его политики в области культуры заключается, в частности, в том, чтобы создать «золотой список», а вовсе не в том, чтобы ограничиться поддержкой того, что подведомственно Министерству культуры. Ведь известно, что Россия богата талантами, только порядка никакого нет. Роль государства может заключаться в том, чтобы навести здесь порядок.

Следствием этой путаницы, когда культуру понимают как то, что подведомственно Министерству культуры, является инструментальное отношение к культуре. На первой странице сказано: «Общественная миссия культуры как инструмента передачи новым поколениям свода нравственных, моральных…» Что такое инструмент? Это, скажем, лопата, которая нужна, чтобы вырыть яму. Значит, есть некий субъект, который использует культуру в своих целях, сам он стоит вне культуры, для него культура — это некий объективированный, независимо существующий инструмент? Что это за модель, что за понимание культуры? Что за субъект, стоящий вне культуры? Такое попросту невозможно, если мы понимаем культуру в первом смысле.

Профессор Мотрошилова говорила, что документу нужен редактор. Мне кажется, что никакой редактор не поможет. Это тот случай, когда нужно не редактировать документ, а написать его заново, оставив все то здравое, что высказано в документе.

Документ, безусловно, нужен — но не этот документ. Нужен документ, который был бы нацелен на системную поддержку культуры в первом ее понимании, начиная с детских игрушек и кончая золотыми списками. Вот где роль государства. Документ следует переписать, построив его на этой основной идее, что суть роли государства — поддержка культуры в первом смысле, как того, что определяет человека, его отношение к жизни, его жизненный мир, прописав это во всех деталях (чего сейчас совсем нет) и оставив поддержку культуры как того, что подведомственно Министерству культуры, но только как отдельный верхний слой, который не имеет никакого смысла без всего остального.

Обратите внимание: в документе высказана точная мысль. Для того чтобы получить 100 замечательных музыкантов, надо принять 10 тысяч детей в музыкальные школы. Великолепно. Но разве это касается только музыки? Разве это не касается вообще всего? Разве для того, чтобы иметь верхний слой культуры в виде того, что подведомственно Министерству культуры, не надо начинать с детских садов и детских игрушек, с науки и со школы? Что касается школы, то зачем делать вид, будто мы ничего не понимаем? Столько сетований в документе по поводу падения уровня культуры, неграмотности, незнания русского языка и так далее Все верно — но так и будет, пока будет ЕГЭ. Почему об этом в документе ничего не сказано? Вместо системного, фундаментального образования советской школы, которое закладывало основы культуры, детей натаскивают на тесты. Да и даже это не работает. Все знают, как ЕГЭ покупается: действует простой экономический расчет, что дешевле купить три ЕГЭ, чем платить за обучение. И рынок под это давно подстроился, и люди вовсю об этом говорят — а мы делаем вид, будто этого нет. Ну хорошо, не говорите о ЕГЭ напрямую, не критикуйте, если это нельзя критиковать, но скажите, что надо вернуться к прежней системе образования. Ведь окольными путями это сейчас и пытаются сделать. Кто преподает в вузах, прекрасно знает, как упал общий уровень культуры абитуриентов, что дети просто не умеют работать — их этому не учат в школе, потому что системное образование (системная культура) и угадайка ЕГЭ — это противоположные вещи. Это надо просто в срочном порядке менять, если мы хотим не потерять страну.

И второе. Переписывая документ, следует устранить чудовищную чехарду терминов и путаницу понятий. Даже не знаю, как назвать — просто какая-то каша. То «русская культура», то «культура России». То русская культура объявляется общей для всей России, то русская культура упоминается наряду с национальными культурами народов России. А еще есть «самобытная цивилизация России». Что это за ряд понятий, что за мешанина?

Еще пример. На третьей странице в четвертом абзаце идет перечисление «традиционных ценностей», которые, оказывается, для нас, для российской цивилизации, «всегда были характерны». И здесь третьим идет законопослушание! Так и сказано: «честность, правдивость, законопослушание»… (Смех в зале.)Кажется, комментарии излишни.

Меня очень тронула уверенность авторов документа в том, что до эпохи Интернета все произведения имели ясно обозначенное авторство, и только Интернет спутал все карты. Видимо, авторы никогда не слышали об апокрифах, о проблеме авторства произведений, вообще не в курсе того, что излагаемое ими понимание индивидуального авторства связано с европейским нововременным мировоззрением, что в Средневековье и античности в Европе дело обстояло существенно иначе, что в других, неевропейских, культурах есть другое понимание этого вопроса. Тут радует только одно — многие места документа вопиют, подтверждая его главную мысль: с культурой дела обстоят неважно, без вмешательства государства не обойтись.

Итак, документ следует переписать, устранив отмеченные и другие ошибки и построив его на идее государственной политики по поддержке выстраивания культуры в первом ее понимании — как системы, определяющей установки и поведение человека, от детских игрушек до золотых списков. Именно поддержке — речь не может идти о командовании культурой. И сохранив те положительные идеи, которые в нем имеются, например идею о том, что культура создает некое единое пространство, жизненно важное для страны, что культура является определяющим для будущего страны, что необходима поддержка русского языка (точно определив, что понимается под поддержкой).

И последнее. В «Заключении» документа, раздел V, сказано: «Должен появиться и субъект, вырабатывающий, координирующий, корректирующий государственную культурную политику, обладающий достаточными правами для преодоления барьеров межведомственного и межрегионального уровня, необходимыми кадровыми и финансовыми ресурсами».

Документ называется «Основы государственной культурной политики». «Субъект», который должен будет появиться, будет стоять, согласно процитированному утверждению, над государственной культурной политикой, поскольку он будет ее вырабатывать, координировать и корректировать, она же, очевидно, будет ему подчинена. Это значит, что этот суперсубъект будет стоять и над данным документом, никак не будет им связан. Это, в свою очередь, попросту перечеркивает смысл данного документа: новый суперсубъект, который даже не назван по имени и о котором мы не имеем вовсе никакого представления, сможет изменять по своему усмотрению любые положения данного документа, «корректируя» госполитику. Эта фраза, как и стоящая за ней мысль, — бомба замедленного действия, грозящая породить невиданного пока монстра, способного подчинить себе все и вся в сфере культуры и неподконтрольного никому.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Сергей Анатольевич Никольский — доктор философских наук, замдиректора, завсектором философии культуры.

С.А.НИКОЛЬСКИЙ: Последующие выступления должны быть все время меньше и меньше. Ситуация, когда вначале публикуется, а потом обсуждается, мне немножко напоминает эпизод из повестки «Котлован», когда у землекопов в бараке поставили радиоточку, и она непрерывно говорила. И тогда инвалид Жачев не выдержал и сказал: «Остановите этот звук, я хочу ему ответить!» Мне кажется, я понимаю, в сколь сложном положении находились авторы документа. Я думаю, что перед ними стояла проблема, которую осознаем мы все. Это проблема природы нашего государства и наших представлений о его будущем. В самом деле, мы хотим воссоздать империю или предпринимаем попытки создать национальное гражданское государство? В реальности есть признаки того и другого. Но в зависимости от того, чего мы хотим, соответственно, должна быть та и другая политика в области культуры. Естественно, что, не имея ответа на этот кардинальный вопрос, авторы, как видно из текста, были обладателями разных мировоззрений и разных представлений о будущем государстве в России. Еще один принципиальный вопрос связан с тем, как мы относимся к культуре. Как к объекту, который может быть управляем, который может быть изменяем, регулируем (это элемент видения России как империи), или как к субъекту общего созидательного процесса (видение национального государства)? Это две совершенно разные позиции. В документе в одном случае культура — это объект регулирования, в другом случае — это инструмент, создающий условия для общественного развития. Вне четкой определенности в этих двух мировоззренческих вопросах, я думаю, цельный документ создать невозможно.

В представленном документе один из центральных моментов — размышления о так называемых «традиционных нравственных ценностях» российского общества. О них идет речь с третьей страницы. Вадим Михайлович уже немного говорил по этому поводу, но я хочу затронуть его в ином отношении — в связи с оппозицией «традиционное — инновационное». Традиция предполагает сохранение, воспроизведение, неукоснительное следование. Как в этой ситуации возможны инновации? Или мы вообще от инноваций отказываемся? Тогда культура не развивается, тогда культура заключается в том, что мы должны воспроизводить то, что уже однажды было изобретено, и вся наша «мудрость» — только в следовании однажды открытому.

Такие мировоззренческие позиции в ХIХ столетии отстаивали славянофилы, принижая рациональное начало и стараясь угодить клерикалам. В этой связи я хотел бы привести выдержку из Киреевского: некогда Россия пребывала в идеальном состоянии, «когда распространялись повсюду одинаковые понятия в отношениях общественных и частных. Понятия эти мало-помалу должны были переходить в общие убеждения, убеждения — в обычай, который заменял закон, устраивая одну мысль, один взгляд, одно стремление, один порядок жизни». Таков идеал традиционализма. Мы к такому идеалу стремимся? Наверное, нет.

В связи с традиционностью вспоминается и незабвенный «Домострой». Маленькая выдержка из рассказа Чехова. Чтобы немного разрядить обстановку, а то мы на авторов проекта сильно нападаем. Вот начало рассказа «Мой домострой»: «Утром, когда я встал от сна, стою перед зеркалом и надеваю галстук, ко мне тихо и чинно входят теща, жена и свояченица. Они становятся в ряд и, почтительно улыбаясь, поздравляют меня с добрым утром. Я киваю им головой и читаю речь, в которой объясняю им, что глава дома — я. «Я вас… пою, кормлю, наставляю, — говорю я им, — учу вас, тумбы, уму-разуму, а потому вы обязаны уважать меня, почитать, трепетать, восхищаться моими произведениями и не выходить из границ послушания ни на один миллиметр…» И так далее. Традиционализм — это и «Домострой» тоже.

Дискутируя о перспективах нашей культуры в «традиционалистском» ключе, не стоит забывать, что эти вещи уже не однажды проговаривались в России. Поэтому снова пытаться найти в них какое-то позитивное начало, сделать их неким символом нашего современного развития — затея, на мой взгляд, безнадежная прежде всего потому, что мы, слава богу, далеко ушли от прежнего состояния, несвободного и жестко регламентированного традицией и традиционной властью.

Работая над пониманием роли культуры в современном обществе, надо понимать, что одна из реальных проблем — как общество через свою культуру формулирует определенные наборы смыслов и ценностей, с которыми оно считает возможным жить в тот или иной период своего развития. Само собой, в разные периоды исторического развития эти наборы смыслов и ценностей меняются. Одно дело — наборы смыслов и ценностей позапрошлого века, века двадцатого и сегодняшнего дня. Как работать с этими наборами, как создавать условия для того, чтобы были задействованы благоприятные для общества смыслы и ценности и, напротив, не воссоздавались или не создавались неблагоприятные?

Эту проблему надо понимать, искать способы решения, но не пытаться ее решить в лобовом порядке. Вот почему когда на первой странице документа говорится, что «культура — это инструмент свода ценностей, составляющих основу национальной самобытности», то это фраза очень туманна и не проясняет ничего. Что такое «свод»? Некий перечень, некий набор, которому мы должны следовать? Но как с ним взаимодействовать? Ставить запреты? Внедрять? В документе проблема не только не решается, но даже не формулируется в правильном контексте.

Следовательно, есть целый ряд мировоззренческих вещей, которые авторами должны быть проговорены, в том числе и прежде всего — стратегические задачи.

Не буду углубляться в содержание, скажу только, что здесь собраны самые разные по значимости вещи, поданные «через запятую». Например, пункт первый — «сохранение наследия культуры». Мы что, должны прежде всего неукоснительно блюсти и сохранять? Об этой проблеме я говорил. Это задача номер один? Мне кажется, что в тех условиях, в которых мы сегодня пребываем, при том тотальном погружении в варварство, которое мы наблюдаем, а отчасти и сами создаем, наиболее важной задачей является актуализация культурного наследия, то есть проблематика того, как сделать ценности нашей культуры сегодняшним живым национальным достоянием. Это, выражаясь метафорически, проблема «мертвой и живой воды». От первой у русских богатырей заживали раны, и только от второй к ним возвращалась сама жизнь.

Пятым пунктом в перечне целей значится «привлечение детей и молодежи к участию в разных коллективах» и только восьмым пунктом — «практическое обеспечение равных прав граждан на доступ к культурным ценностям, на свободное творчество». Одна из основополагающих вещей — и только на восьмом месте, в то время как вовлечение в коллектив — на пятом.

И стилистически в документе есть очень интересные вещи. Некоторые из них назову, потому что их надо устранять в первую очередь. Вот, например: «Культурная политика призвана стимулировать насыщенность культурной жизни, способствовать развитию межрегионального культурного взаимодействия. Это является основой государственного единства».

Культурная политика — основа государственного единства? Я полагал, что основа государственного единства прежде всего в экономике, политике и праве. Культурные основания, конечно, тоже есть, но они никак не стоят в ряду первых и основных.

Далее. «Цель культурной политики — культурное, духовное, национальное самоопределение России». Авторам следует определиться: либо мы находимся в процессе непрерывного самоопределения, либо мы держимся традиционных ценностей и больше не самоопределяемся. Здесь опять-таки мировоззренческий выбор.

Еще одно: «Целью государства и общества является независимая во всех отношениях Россия». Скажите, пожалуйста, у нас и погода тоже будет независимая? «Все отношения» погоду включают. Если так, тогда это вообще фантастический документ.

А если серьезно, то надо признать: материал пока очень сырой. А документ нужен. Поэтому надо работать, работать и работать. Спасибо.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо. Я даю слово Черняеву Анатолию Владимировичу — заведующему сектором русской философии Института философии РАН. Наверное, Ваше выступление будет самым кратким. Анатолий, извините, что я предварил Вашу речь таким замечанием.

А.В.ЧЕРНЯЕВ: Спасибо, Абдусалам Абдулкеримович. Действительно, мое выступление будет короче остальных, ибо очень многое из того, что я хотел сказать, уже прозвучало. Что касается целесообразности появления такого рода документа, то позитивная сторона в этом, безусловно, есть. Поскольку в нашей стране существует Министерство культуры, а значит, неизбежно есть какая-то политика государства в сфере культуры. Наверное, не так уж плохо, что делается попытка эту политику артикулировать и предложить к общественному обсуждению. По крайней мере здесь появляется какая-то прозрачность, возможность предметного обсуждения и даже шансы на что-то повлиять, что-то изменить.

Хочу выразить удовлетворение, что в итоге именно этот документ был одобрен Президентом, а не тот ксенофобский алармистский текст под лозунгом «Россия — не Европа», который нам предлагался на определенном этапе. В нынешнем тексте, особенно в той его части, которая посвящена конкретным, практическим задачам, много правильных вещей, но не буду на них специально останавливаться. Все кто читал, понимают, о чем идет речь. Однако здесь тоже нужно многое переписывать, убирать неуместные лирические отступления и определенные нелепицы. Вообще, чувствуется, что текст рождался в муках, что над ним работала большая группа людей и он проходил много стадий редактирования, и это оставило очевидные следы, «родовые травмы» — как стилистические, так и смысловые, — которые должны быть устранены. Может быть, в каком-то смысле это даже «выкидыш».

Хотелось бы, чтобы документ, посвященный культуре, все-таки сам отвечал стандартам культуры, был написан правильным и красивым русским языком, а не суконным канцеляритом, чтобы форма соответствовала содержанию. В нем не должны использоваться такие термины, как «инструменты» и «механизмы». Применительно к экономике, политике такая техническая лексика еще может быть уместна, но когда речь ведется о культуре, это выглядит как откровенный моветон, буквально режет слух.

С первых страниц бросается в глаза слабая понятийная разработка предмета. Текст посвящен культуре, но складывается такое впечатление, что у его разработчиков отсутствуют представления о том, что такое культура. Культура здесь ассоциируется и с духовностью, и с нравственностью, и с традициями, и с ценностями, и с ментальностью, и с «духовным опытом нации»… При этом не дается определения культуры, вообще никак не концептуализирован предмет документа. А между тем существует наука о культуре, философия культуры, давно ведутся серьезные разработки в этой сфере — в том числе присутствующими здесь специалистами, — и полностью это игнорировать, конечно, неправильно.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Существует двести определений культуры.

А.В.ЧЕРНЯЕВ: Двести, конечно, избыточно, но хотя бы одно не мешало бы взять за основу.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Неля, ты отстала. Двести было в пору нашей молодости, а сейчас шестьсот.

А.В.ЧЕРНЯЕВ: Разумеется, культуру можно осмыслять по-разному, на эту тему можно дискутировать. Но писать концепцию культурной политики государства, не договорившись о словах, не прояснив вкладываемого в центральное понятие смысла и значения, — нельзя.

Соответственно, многие пороки текста связаны с этой методологической «сыростью». И в первую очередь — инструментальный подход к культуре, о котором здесь уже говорили. Культура рассматривается авторами текста как «инструмент» для «восстановления механизмов передачи ценностных основ жизни личности и общества… обеспечения независимости, силы и динамичного развития государства… преодолении недоверия граждан к власти и социального иждивенчества» (страница три).

Такой утилитарный подход к культуре как к некоему инструменту, техническому средству не только грешит вульгаризацией, но и ошибочен по существу. Ибо культура — это не только то, чем ведает Министерство культуры. Культура охватывает все сферы жизни общества и человека. Есть экономическая культура — культура хозяйствования; существует правовая культура, политическая культура (и об уровне последней свидетельствуют, кстати, такого рода документы…). Причем все эти проявления культуры взаимосвязаны. Поэтому культурным должен быть не только текст концепции культурной политики, но и сама эта политика.

В тексте постоянно идет апелляция к традициям, традиционным ценностям, какому-то специфическому российскому пониманию вещей. Но при этом все ограничивается общими фразами и не демонстрируется знакомство с реальной традицией русской культуры — в частности, русской мысли. Здесь нет времени делать экскурс в философию культуры ведущих русских мыслителей. Поэтому я остановлюсь только на одной фигуре, которая во многом суммирует предыдущую традицию русской культурфилософии. Это Георгий Флоровский — автор книги «Пути русского богословия». Он там констатирует очень интересные вещи, которые, как мне кажется, имеют отношение к предмету нашего обсуждения.

Когда Флоровский ведет речь о причинах культурной несостоятельности, культурного краха Древней Руси, прежде всего Московского царства XVI–XVII веков, он видит корень проблемы в стремлении строить культуру по социальному заказу. Но культура не может строиться по социальному заказу. Подлинная культура способна жить и развиваться только в динамике свободного творчества. И поэтому культурные мегапроекты эпохи централизации Русского государства, которые определили лицо русской культуры XVI–XVII веков, такие как Четьи минеи митрополита Макария или Лицевой летописный свод, призванные проводить определенную идеологию, обеспечивать решение политических задач, оказались мертворожденными. Они наполнили культуру официозом, сделав ее нетворческой и нежизнеспособной. В конце концов это привело к расколу русской церкви, русского общества XVII века.

В.М.МЕЖУЕВ: Тогда еще слова «культура» даже в словаре не было.

А.В.ЧЕРНЯЕВ: Здесь имеется в виду ретроспекция.

Второй пример — петровские реформы, когда тоже предпринималась попытка насаждать определенную культуру, спускать сверху директивными методами. Главная проблема, что реформы в сфере культуры производились на уровне внешних заимствований, в отрыве от породившего передовую западную культуру духовного корня. В итоге, как указывает Флоровский, появляется культура без осевого стержня и люди с децентрализованным сознанием. «Птенцы гнезда Петрова» — это чрезвычайно экстравертные люди, у которых нет ничего за душой, у которых нет настоящих духовных принципов. В свою очередь, когда в XIX веке созданное Петром европейское тело русской культуры стало наполняться национальной душой, эта культура воспитала русскую интеллигенцию, которая в значительной степени стала оппозиционной и подготовила русскую революцию. Таким образом, политические эксперименты с культурой — вещь обоюдоострая.

Об этом важно помнить. У нас в стране многим кажется, что административными рычагами можно решать любые задачи, в том числе и культурные. Между тем государственная опека культуры, административное рвение в этой сфере может быть для культуры удушающим, иметь губительные последствия. Осмелюсь предположить, что не столько культура нуждается в опеке государства, сколько государство в возможности опереться на сильную, динамичную и жизнеспособную культуру. Не политика, не экономика, а культура должна быть основой здоровой стабильности и локомотивом развития общества и государства.

Наконец, хочу отметить пару логических противоречий в обсуждаемом документе. Так, в начале акцентируется самобытность национальных культурных ценностей и задается конфликтная логика современной «глобальной идейно-информационной конкуренции» (страница один), а далее, напротив, постулируется «понимание культуры России как неотъемлемой части мировой культуры» (страница четыре). «Традиционные для нашей страны нравственные ценности» признаются основанными на «общих для всех мировых религий норм и требований» (страница три), среди которых указаны «любовь к Родине», «неприятие насилия», «целомудрие». Однако история религии не всегда это подтверждает. Но главное, что сама апелляция к религии здесь совершенно нелогична и неуместна, ибо религия является частью культуры, а не наоборот, и в современном светском демократическом обществе культура не нуждается в религиозной санкции.

А.А.ГУСЕЙНОВ: У меня есть еще один записавшийся — Михаил Иванович Гельвановский, который является директором Национального института развития.

ИЗ ЗАЛА: Развития чего?

А.А.ГУСЕЙНОВ: Вообще развития.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Вот это характерно — «вообще развития»!

А.А.ГУСЕЙНОВ: После Вашего выступления мы перейдем к свободной дискуссии, которую, я чувствую, хочет начать Валерий Подорога.

М.И.ГЕЛЬВАНОВСКИЙ: Благодарю за предоставленное слово. Начну с некоторых аналогий. В течение последних девяти лет мне по заказу Торгово-промышленной палаты довелось работать над очень интересной темой — формулированием основных положений государственной политики цен в России. Поэтому для меня государственная политика — это вполне понятная область. Аналогия здесь уместна именно потому, что с ценами, как и с культурой, весьма близкая ситуация: либеральная часть нашего истеблишмента считает, что здесь государству, в общем-то, делать нечего. Никакой государственной политики здесь быть не должно. Наверное, поэтому девять лет проект «Концепция государственной политики цен в России» остается на бумаге. А в жизни то, что происходит с ценами, тоже происходит и с культурой. И то, что мы в общем к этому привыкли, не значит, что это хорошо и что это не принесет в конце концов весьма неприятные последствия.

К нам обратились за рекомендациями и помощью. Но дискуссия пошла в каком-то таком направлении, что я с глубоким сожалением и сочувствием смотрю на сотрудников Министерства культуры и думаю, как они будут разгребать те критические замечания, которые здесь прозвучали?

В чем же заключается главный вопрос, связанный с политикой государства в сфере культуры? Очевидно, прежде всего в правильном понимании самой культурной сферы. Здесь уже звучали мысли по этому поводу, поэтому не буду повторяться. Культура — это некая специфическая форма жизни человека и общества, специфическая в том, что она отличается от форм общественной жизни других социумов. У каждого народа есть своя культура. Здесь говорили о шестистах определений культуры. Наверное, они все имеют право на жизнь. В культуре можно выделить специально эстетическую часть, связанную с искусством — литературным, музыкальным, изобразительным, архитектурным, театральным и другими его видами, — а также разного рода развлечениями. Последние, однако, далеко не всегда принадлежат к культуре, а являются де-факто частью антикультуры, о чем не нужно стесняться говорить вслух. Именно этими областями человеческой деятельности и занимается сегодня Министерство культуры России.

Но главное, что следует непременно учитывать, — это то, что сфера культуры выходит далеко за рамки эстетической или развлекательной части человеческого бытия, а покрывает практически все пространство жизни людей — от рождения до смерти. Именно из этого, видимо, следует исходить при подходе к обсуждаемому документу.

И здесь как-то странно возник некий парадокс. Вопреки этой всеобъемлющей характеристике культурной сферы государство сегодня рассматривает эту сферу с неких отраслевых позиций. Именно этот отраслевой подход пронизывает весь обсуждаемый документ. Парадокс же заключается в том, что отношение к культуре в области государственного управления сохранилось советским, отраслевым. Это притом что в экономике в целом произошел отход от отраслевого подхода. В советское время у нас была отраслевая форма управления. Было Министерство металлургии, сельского хозяйства и так далее Что-то у нас осталось отраслевое, но в основном у нас отрасли исчезли. Страна перешла на ОКВЭД, то есть на разнообразные виды экономической деятельности, не структурированные по отраслям. На мой взгляд, это плохо, поскольку по большому счету мы потеряли управление экономикой. Но вот в культуре, в культурной сфере этот подход почему-то остался. Хотя по логике именно здесь он должен был бы быть преобразован в нечто более широкое и всеохватывающее в соответствии с определением самой культуры.

В парадигме советской системы это если не было оправданно, то по крайней мере объяснимо: советский Минкульт обслуживал коммунистическую идеологию. Его функция в той системе была вполне понятна и логична. Но сегодня, когда нет КПСС как движущей и направляющей силы?.. Однако представленный проект документа в целом исходит именно из этой советской парадигмы. Сегодня в том виде, в каком культура существует в нашем понимании, в этом документе она отражает только одну часть — эстетическую форму жизни общества, то, что связано с эстетикой, архитектурой, искусством. Даже науки здесь, к сожалению, нет. И поэтому главное, что следует радикально пересмотреть, — это отношение государства к самой сфере культуры.

Необходимо учитывать, что у нас сегодня радикально изменились сами условия жизни. Вместо советских рамок культурной жизни (не будем сейчас говорить о том, плохие они были или хорошие) мы получили полную культурную свободу. Мне думается, что сам по себе факт изменения парадигмы жизни, произошедший в 90-е годы, радикально изменивший нашу жизнь, на самом управлении культурной сферой существенно не отразился. И это очень важно понять. Государство как бы устранилось от влияния на культурную жизнь страны, предоставив полную свободу развития самых различных проявлений самых различных культур, невзирая на последствия такого развития.

Меня особенно озадачили слова уважаемого профессора Межуева. О том, что «никакое министерство, никакое государство не может предписать человеку его культурную идентичность. Ее нельзя никаким законом установить. Идентичность я сам выбираю. Мне нравится одна культура, другому другая. Это мое личное право. И вот это право должно защищать государство».

На первый взгляд, даже трудно оспорить такое утверждение. Но если вдуматься, то сама идентичность и сам выбор возникает не на пустом месте. Государство должно поддерживать правильный выбор человека. Разве не так? Сам факт возможности выбора еще ничего не значит. Главное — какой выбор делает человек. Особенно если речь идет о молодежи. И прежде всего важна нравственная сторона этого выбора. Меня весьма впечатлили слова Святейшего Патриарха Кирилла, сказанные недавно в одной из его проповедей. Вот эти слова: «Господь не отменяет свободу. Но разве можно сказать, что всякий выбор равнозначен любому иному и что ценностью является сама возможность выбора, а не то, что ты выбираешь? Да ведь это безумие! Каждый знает, что неправильный выбор может быть опасен. Когда человек выбирает смерть, все ужасаются. Разве можно такой выбор назвать ценностью?» (Из проповеди по окончании литургии в Смоленском соборе Богородицко-Смоленского Новодевичьего монастыря в Москве 6 июля 2014 года, в неделю 4-ю по Пятидесятнице, в праздник иконы Божией Матери «Владимирская», www.pravoslavie.ru/put/72051.html— Прим.) Но ведь мы привыкли к постоянной подмене ценности выбора ценностью самой возможности выбора. И именно это крайне опасно. И именно это должно быть заботой государства. Видимо, для этого и существуют философы и культурологи, чтобы помочь на профессиональном уровне сделать правильный выбор. Иначе зачем они вообще нужны?

Аккуратное отношение к свободе выбора важно еще и по другой причине. Дело в том, что ситуация резко изменилась не только внутри России, она радикально изменилась и в современном мире в целом, на глобальном уровне.

Примерно три четверти века мы жили в условиях двух систем биполярного мира, где на глобальном уровне соревновались две общественные системы. И национальные культурные особенности были как бы подавлены этой борьбой. Во всяком случае, они были на втором или третьем планах.

До начала 90-х в мире царила конкуренция социально-экономических систем. Она так и называлась — борьба или соревнование двух систем. При этом драма заключается в том, что на чисто смысловом уровне соревнование смешали с конкуренцией, которая является лишь формой очень жесткой борьбы, опасной тем, что ее жесткость скрыта под мягкой рыночной упаковкой. Однако это не отменяет летальный исход для побежденного в этой борьбе. Что и произошло с Советским Союзом (кстати, хороший пример трагических последствий небрежного отношения к терминам и смыслам их отражающим). Сегодня на поверхность конкурентной борьбы вышли цивилизации. Социокультурные факторы определяют успех в этой борьбе более явственно и отчетливо. Сэмюэл Хантингтон обратил на это внимание политического руководства США и предупредил о возможном и почти неизбежном конфликте цивилизаций. Сегодня идет если не столкновение цивилизаций, то их острая конкуренция, которая неизбежно будет перерастать в открытые столкновения. В отдельных частях мира они уже идут. На Украине происходит именно такое столкновение. Оно неосознанно, но в глубине конфликта именно это столкновение и происходит.

Причем в этой борьбе государства Запада принимают весьма активное участие. Так, сравнительно недавно — год назад, в июле 2013 года, — вышла книга британской журналистки и режиссера-документалиста Френсис Стонор Сондерс «ЦРУ и мир искусств: культурный фронт холодной войны». В этой книге впервые представлены шокирующие свидетельства манипуляций ЦРУ в сфере культурной политики в годы холодной войны. Хорошо известно, что ЦРУ финансировало и координировало действия правых интеллектуалов и организаций. Менее известно то, что Лэнгли активно рекрутировало людей левых взглядов, чтобы отдалить американскую и западноевропейскую интеллигенцию от идей коммунизма и склонить их к борьбе против СССР. Был создан курируемый ЦРУ Конгресс за свободу культуры с офисами в 35 странах. Он был основным механизмом и платформой для этой деятельности. ЦРУ на протяжении почти 60 лет субсидировало культурные программы, по сути, создавая антикультуру, вовлекла в нее огромное количество очень серьезных людей, которые работали на эту антикультурную программу. В нее были вовлечены такие известные писатели и философы, как Джордж Оруэлл, Бертран Рассел, Жан-Поль Сартр, Артур Кёстлер. Генеральным секретарем Конгресса за свободу культуры служил русский эмигрант, композитор Николай Набоков — кузен писателя. То, что мы сегодня видим как масскультуру, как раз и является продуктом церэушной работы. Конкурентная борьба действительно идет.

В.М.МЕЖУЕВ: О массовой культуре впервые заговорил Ницше, когда никакого ЦРУ не было.

М.И.ГЕЛЬВАНОВСКИЙ: Я ничего не изобретаю, я повторяю то, что было написано с документальной точностью. Если надо, я могу сбросить Вам на электронный адрес, сами почитаете и убедитесь в этом.

Так вот, там, где борьба, там неизбежно встает вопрос о безопасности. И все разговоры о том, что мы впадаем в геополитическую паранойю, шпиономанию или еще что-то подобное, свидетельствуют либо о безграмотности такой позиции, либо, уж извините, о работе на конкурента.

Существует весьма очевидная взаимосвязь между культурой (уровнем ее развития, состояния) и конкурентоспособностью нации, страны, экономики. Здесь наблюдается весьма тесная взаимосвязь и взаимозависимость.

Связь между конкурентоспособностью и культурой схематично я попытался отразить на слайде.

Второй слайд. Как видите, национальная конкурентоспособность на трех уровнях находится, но в основе лежит культурная база, нравственные императивы. Это против чего выступали некоторые наши коллеги. Зачем здесь религия, зачем здесь традиции? Это вопрос довольно серьезный, который надо обсуждать. Кстати, светское государство не значит атеистическое. Это так, на всякий случай, Анатолий, чтобы вы вспомнили.

А.В.ЧЕРНЯЕВ: Это не значит, что оно православное.

М.И.ГЕЛЬВАНОВСКИЙ: Но главное заключается в другом. Я ни с кем не договаривался, но я предложил некую схему, которая сильно созвучна с тем, что уже прозвучало здесь до меня. Вот примерно как можно было бы представить направления культурной политики. Сразу скажу, что Министерство культуры занимает здесь только сравнительно небольшой сегмент.

Культура лежит в основе конкурентоспособности национальной экономики, а конкурентоспособность национальной экономики — это форма выживания в сегодняшнем мире. Особенно в нынешнем состоянии мировой экономики, когда она практически повсеместно стала рыночной и оценивается с позиций рыночного успеха. Здесь есть еще и скрытые, латентные пласты проблемы, связанные с мировоззрением, образованием и воспитанием.

Итак, предлагается новый взгляд на культуру как объект политики государства. Необходимо расширить подход к культуре как форме человеческого бытия. В самом общем виде направления и области государственной культурной политики могли бы быть структурированы примерно следующим образом (слайды):

1. Культура мысли (наука, искусство).

2. Культура в информационном поле и ее влияние на современное общество.

3. Культура и антикультура. Недооценка антикультуры в формировании негативных тенденций в развитии современного общества.

4. Культура труда.

4.1. Отношение к труду, его ценности.

4.2. Классификация труда, его полезности.

4.3. Труд и не труд.

4.4. Труд с отрицательным знаком.

5. Культура социальных отношений в целом и в частности по поводу:

5.1. производства,

5.2. обмена (сфера обращения),

5.3. потребления,

5.4. семейных отношений,

5.5. взаимоотношений с другими культурами.

6. Культура социальной организации.

6.1. Культура государственного устройства.

6.2. Культура организации хозяйственной жизни (хозяйственная модель).

7. Роль традиции в формировании современной культуры.

7.1. Какая традиция имеется в виду?

7.1.1. Национальная в смысле национально-государственная, общенациональная.

7.1.2. Национальная в смысле этническая.

7.1.3. Национальная в смысле религиозная.

7.1.4. Комбинации (сочетания) этих смыслов.

8. Христианская традиция как основа культуры государства Российского

8.1. Что христианского осталось в нашей культуре?

8.2. Какова роль христианства в формировании современного культурного поля?

8.3. Роль религиозных институтов в формировании современного культурного поля, в частности роль РПЦ:

8.3.1. в общем культурном поле, включая атеизированную часть населения;

8.3.2. в традиционном культурном поле, включая традиционные религии;

8.3.3. в христианской части населения, включая все христианские конфессии;

8.3.4. в православной культурной среде.

9. Культура и национальная безопасность (НБ)

9.1. Постановка и структуризация проблем.

9.2. Формы зависимости НБ от культуры.

9.3. Угрозы.

9.4. Антикультура и национальная безопасность.

9.5. Возможности и методы парирования угроз.

Это, конечно же, лишь достаточно сырой проект структуры направлений, в которых могла бы строиться культурная политика государства. Она требует серьезной проработки и уточнения. Здесь важно понять масштабы и разнообразие задач, а также правильность выстраиваемых приоритетов. Но без такого широкого подхода к культуре государственная политика вряд ли окажется эффективной.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание, — это то, что Россия обладает одним из мощнейших конкурентных преимуществ — древней и высокой культурой. Причем древность не исчерпывает величие российской культуры. Египет, Греция, Древний Рим — более древние культуры. Величие русской культуры заключается в ее высокой духовности, чем она обязана христианству. Именно восточное христианство создало ту Русь, которую по праву называли святой Русью, и ту Россию, которая занимала и еще пока занимает самую большую территорию на планете Земля.

Сегодня это великое преимущество практически не используется. Более того, это преимущество не хотят использовать, отрицают его наличие. Именно этим во многом объясняется та социокультурная деградация, которую мы сегодня наблюдаем практически по всему спектру социальной жизни.

Возрождение христианской православной культуры — это не клерикализм, это возвращение народу его души и того духа, которые создали эту огромную страну и эту высокую культуру. Именно этим должны быть озабочены авторы документа, который призван формировать государственную политику в сфере культуры в современной России. Спасибо.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Давайте предоставим слово заведующей сектором зарубежной философии, доктору наук Синеокой Юлии Вадимовне.

Ю.В.СИНЕОКАЯ: Я высоко ценю то обстоятельство, что на обсуждение проекта Основ государственной культурной политики приглашено философское сообщество.

Не буду говорить об общих вещах, чтобы не повторять уже прозвучавшее в выступлениях моих коллег. В большинстве случаев я согласна с теми, кто высказал критические замечания, и с теми, кто подчеркнул позитивные моменты обсуждаемого нами документа. Безусловно, этот документ должен иметь место, но в отредактированном виде. Мне бы хотелось внести несколько предложений.

Но прежде — два критических замечания по вопросам, о которых сегодня еще не шла речь. Во-первых, режет слух милитаристская лексика этого документа. Постоянно встречается слово «борьба». Русская культура и русский язык достаточно конкурентоспособны и без борьбы с другими культурами и языками, однако им крайне важна бережная поддержка государства. С иностранными языками не нужно бороться, их важно изучать, это развивает кругозор, расширяет знание о других культурах, тем самым обогащая русскую культуру.

И второе, в главе «Поддержка и развитие благоприятной для становления личности информационной среды» читаем: «Необходимо знание о том, какая требуется информация и когда» — и далее: «Особое значение приобретает взаимодействие органов государственного управления с культурными сообществами, привлечение их к выработке и реализации конкретных решений». На мой взгляд, эти фразы противоречат принципу свободы информации и демократическому принципу в культуре.

Теперь о главном. Я предлагаю ввести в документ понятия «философское наследие» и «философское сообщество». Мы начали сегодняшний разговор с того, что наш замминистра Владимир Владимирович сказал: «Министерство культуры имеет дело со смыслами». Совершенно верно. Но ведь именно философия занимается смыслами. Однако о философии в программе нет ни слова. Когда перечисляются различные виды отечественного культурного наследия: литература, музыка, театр, кинематография и тому подобное, — о философии речь не идет вовсе. А ведь философия — важнейшая часть отечественной культуры.

В разделах Основ культурной политики, касающихся молодежи, важно вести речь о философском воспитании. А.В.Смирнов говорил сегодня, что культурное воспитание нужно начинать с детских фильмов и игрушек. Это так. Но потом, вырастая, молодые люди начинают задаваться вопросами о смысле жизни, о своем предназначении, о том, что такое любовь, что такое одиночество, как отличить добро от зла, и о том, наконец, что такое истина, существует ли она, о том, как обрести истину… Может показаться, что все эти вопросы неважны для повседневности и слишком абстрактны, но это абсолютно не так! Не существует ни одного человека, который бы в разные периоды жизни не мучился этими вопросами, а ведь именно поиском ответов на них и занимается философия.

Мне кажется, очень важно для России поддерживать интерес к философии, популяризировать ее в СМИ, на разных уровнях, ориентируясь на людей разных возрастов и уровней образования.

Мне хотелось бы отметить совместный проект московской Библиотеки имени Достоевского и Института философии РАН «Анатомия философии: как работает текст?». Еженедельно, начиная с сентября 2014 года, специалисты Института философии будут рассказывать молодежи, а именно молодые люди составляют большинство посетителей библиотеки, о различных философских школах — отечественных, западных, восточных, — трактовать и комментировать для всех интересующихся философией новейшие и классические философские тексты. Это блестящее начинание, которое требует поддержки государства и освещения в СМИ. Мне кажется, что нужно развивать подобные проекты, делать их приоритетными и масштабными.

В документе, который мы сегодня обсуждаем, речь идет о том, что стране нужны новые конкурентоспособные контенты для Интернета на русском языке, которые не создаются в других государствах. На мой взгляд, пространство русскоязычного Интернета выиграет, если будет заполняться в том числе отечественными философскими текстами, философскими дискуссиями, материалами конференций. Это прекрасный способ популяризации и развития отечественной культуры.

Я хотела бы отметить еще одну важную вещь. В проекте Основ культурной политики речь идет о переводе на русский язык литературы народов России. Это очень важно. Но нигде не упоминается о том, что нам необходимо переводить на русский язык произведения народов мира, прежде всего современные, но и классические тексты тоже: литературные, философские, социологические, исторические и так далее. Эта работа далеко не закончена и не может быть закончена, но она необходима. Нигде в документе речь не идет о развитии иностранных языков, международном сотрудничестве, переводе на иностранные языки выдающихся произведений отечественной культуры, а без этого мы не будем конкурентоспособны, останемся невостребованными, не привлечем интереса к русской культуре и изучению русского языка.

Нам необходимо переводить на иностранные языки наши отечественные тексты. Интеллектуальный интерес — самое эффективное средство пропаганды культуры. Как мы можем привлечь внимание к России, поддерживать уважение к нашему государству, укреплять достоинство нашей страны, если тексты ее интеллектуалов не известны, мало переводятся на основные мировые языки? У нас даже нет такой строки в бюджете, как перевод на иностранные языки русских текстов, публикуемых на русском языке нашими учеными и писателями. А ведь это так важно!

Перевод русских текстов не отобьет желание у наших ближайших соседей и людей из дальнего зарубежья изучать русский язык, наоборот, это даст новый импульс, разовьет интерес к русской культуре. Российская культура высоко ценилась на рубеже XIX–XX веков прежде всего из-за интереса к произведениям Чехова, Толстого, Достоевского, Владимира Соловьева и других. Во многом именно они разбудили интерес к России в мире, этих авторов захотели читать на их родном языке, интерес к ним способствовал интересу к русской культуре в целом. Пропаганда своей культуры и интеллектуальная конкуренция эффективнее, чем борьба с другими культурами и языками.

Мне кажется, что очень важно избавиться от изоляционистского крена, который отчасти уже преодолен во второй редакции Основ государственной культурной политики. Россия самобытна как каждое государство, однако, как каждое государство в современном мире, мы не можем существовать вне современного интеллектуального и культурного мирового контекста. В поддержке отечественной культуры, в ее пропаганде, в ее открытости миру — залог достойного места нашей страны в современном мире. Мы можем потерять себя, если будем герметичны, никому не известны, никому не интересны, если будем зациклены на самих себя и устремлены в прошлое.

Вот о чем мне хотелось сказать.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо, Юлия. Валерий Александрович Подорога — доктор философских наук, профессор, завсектором аналитической антропологии.

В.А.ПОДОРОГА: Я хочу выступить достаточно позитивно, потому что я уже послушал все выступления и понял, что текст, который был официально представлен, приговорен, что его уже разобрали. Его надо просто сейчас публично сжечь — и все. Он никуда не годится.

Вопрос заключается в том, как вообще такие тексты делать, если не вмешиваться ни в какую политику? Мне кажется, здесь правильно показали, что это политический документ, что он определенным образом составляется, что он должен быть такой дурашливый, тупой и что он должен быть универсальным и так далее Я согласен с этим. Политический документ должен служить всем. Условно говоря, его никто никогда не должен читать. Но самое интересное заключается в том, что мы должны предположить некоторый уровень знаний, который находится в Министерстве культуры. Это целая проблема. Все косвенно касаются, все это обсуждают.

Вероятно, у нас такая культурная политика, которая говорит об обративности высоко подготовленной значинской культуры с обыденным габитусом, обычными привычками поведения бюрократов и так далее. Этот механизм, который на Западе через эволюциональность постоянно утверждался, такой круговорот такого знания, которым располагает не только высокий интеллектуал, но в то же время через посредствующие звенья располагает какой-то отдельный бюрократ, который понимает назначение, его смысл.

Я думаю, что между реальной повседневной практикой управления, которая зависит не от нас и, может быть, даже не от Министра культуры, просто повседневная практика, он убежал куда-то, что-то там делает очень важное. Я согласен с этим. И между тем как министерство пытается себя репрезентировать в публичном пространстве, выдавая такие обращения, публикации, объявляя свою методологию, политику, должен существовать этот текст знания, который должны знать члены этого сообщества, которое называется Министерством культуры.

По сути дела, на этом этапе о чем надо подумать? О том, чтобы создать достаточно прозрачный, чистый рабочий документ, посвященный тому, что есть сегодня культура в своих основных определениях, в своих основных задачах и своей констатации современного положения культуры независимо от каких-то пристрастий и этой так называемой политики. Я не говорю, что это должно лежать в основе, но приблизительно что я имею в виду?

Во-первых, то, что здесь выставил наш уважаемый докладчик всякие схемы, он тоже попадает в эту зону. Но я делю современную культуру, а отсюда следует определение, как бы на три части, три страта, которые функционируют неизбежным образом. Вы можете как угодно их крутить, но они попадают. Это культура труда в самом широком понимании. Культура памяти как отдельная и культура, которую можно назвать культурой свободного времени, или культура развлечения, удовольствия, наслаждения и так далее

Эти культурные формы, или культурные страты, обозначают то, что сегодня есть культура, как ее изучать. Потому что трудовая культура очень обширная, разнообразная, с различными отклонениями. Но я сейчас не буду об этом говорить, потому что каждый из вас может это додумать.

Но следующий момент связан с определением культуры. Надо ввести в этот условный документ по крайней мере два представления о культуре. Первый. Это широчайшее и широкое представление. В этом документе используется широчайшее и бессмысленное представление о культуре. То есть она как бы везде — и ее нет нигде, ее можно и туда и сюда, к ней можно апеллировать, как будто она все время есть под рукой. Это как бытие у Хайдеггера все время что-то под рукой, это наличное, что невозможно устранить. И вот это самое широкое, которое не операционализируется, его нельзя операционализировать кроме как идеологизировать и пропагандистски проповедовать. Вот как этот документ и делает.

И второе. Суженное. Это культура чего-то, где культура лишается своей духовной оснастки и представляет собой просто предикативную функцию во всех суждениях. Культура вина, культура сыра, культура завода и так далее. Бесконечное продолжение.

В чем открывается определение, которое, может быть, здесь возникло, которое идет еще от Платона, от платонизма и связанное и давнишним образом использовалось? Культура — это всегда правильное, удачное, точное, неосуждаемое, принимаемое присвоение сделанного, то есть человек сначала делает, а потом уже учится, как этим пользоваться. По-другому культура не может быть устроена. Я хочу сказать, что то, что вы называете антикультурой, существует как инновационная деятельность, которая отменяет всякие табу, культурные требования и так далее.

Если возьмете современное искусство, возьмете любые традиции в литературе, кого угодно — везде инновации, везде нарушения культурного режима, основных табу, основных требований, везде пощечина публичному вкусу и так далее. Современники закапывают, а потомки раскапывают этих великих людей. Но я не буду об этом говорить, это всем совершенно понятно.

Но самое главное — именно в этом определении, которое переводит разговор в какую-то плоскость достаточно точных дефиниций, которые можно не размазывать. Это действительно человек сначала делает, то есть что-то творит, выдумывает (машину, какую-то идею и так далее), а потом начинается долгая практика освоения сделанного. Как говорят, идею ты создал, мы народ великих идей, но у нас нет практики самостоятельного присвоения этих идей. Мы все время обращаемся к технически одаренным нациям — английской, немецкой, которые умеют присваивать идеи, обустраивать ее, создать такую культуру производства, чтобы Путин не мог сам вылезти из этого «мерседеса».

В.М.МЕЖУЕВ: То, что немцы отождествляют культуру и образование, — бильдунг.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Бильдунг не образование. У него семь значений.

В.М.МЕЖУЕВ: Слово «бильдунг» у нас переводили как «культура».

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Слово переводится как «образование», но в немецкой философии, где употребляется, примерно семь-восемь значений.

В.А.ПОДОРОГА: Вадим, не сужая, а расширяя определение сделанного. Поэтому оно распространяется. Эта дефиниция имеет более широкий смысл. Она не обижает никакие духовные основы.

ИЗ ЗАЛА: Образование — это придание себе образа в отличие от просвещения.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Игорь Святославович Филиппов — историк, исторический факультет МГУ имени Ломоносова.

И.С.ФИЛИППОВ: Уважаемые коллеги, документ очень уязвим. Я был бы готов представить постраничные замечания, но не буду тратить время. Я предлагаю помнить, цитируя документ, что мы имеем дело с ведомством. Я думаю, что в Министерстве культуры осознают, что два главных рычага воздействия на культуру — это система образования и СМИ. Тот и другой рычаг с точки зрения организации управления находятся не в руках Министра культуры. Во-вторых, я предлагаю отнестись по-доброму к одному сдвигу в деятельности Министерства культуры.

В последнее время, сохраняя функцию опеки за подведомственными учреждениями, отраслями, мне кажется, министерство делает попытки преобразовать министерство в том смысле, чтобы было больше министерство не по развлечению так называемой элиты, а чтобы это было Министерство культуры в широком понимании слова. Не все согласны с акцентами, которые расставляет министерство, с направлениями этого сдвига, но он налицо.

И это в принципе хорошо. Потому что, когда всерьез общество пытаются убедить, что вот эта премьера балета — это событие номер один в культурной жизни этого года, это абсурдно до невозможности и неприлично. Наверняка, все понимают, что издание серии качественных школьных учебников — это более важное культурное событие, чем какая-то премьера. В деятельности нынешнего руководства министерства этот сдвиг все-таки есть, и его надо почувствовать и поддержать.

В-третьих, давайте констатировать факт, что мы здесь находимся, о чем-то говорим? В какой-то мере с вами готовы общаться.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Игорь Станиславович, удивление не столько, что мы здесь находимся, а в том, что стены выдерживают все, что здесь говорится.

И.С.ФИЛИППОВ: Я предлагаю постараться увидеть, что Министерство культуры готово к корректировке традиционных подходов к созданию такого рода документов.

У меня есть три более-менее конкретных предложения. Во-первых, попытаться — причем это обращение скорее к Министерству культуры — определить оптимальные и разнообразные формы взаимодействия Министерства культуры с научным сообществом. Я уверен, что подавляющее большинство наших коллег, которым есть что сказать по этому поводу, не претендуют ни на какие лавры. Они просто хотят быть услышанными.

Даже не так. То, что они знают, то, что они могут дать, как-то использовать. Это постоянная проблема русской истории. У Горбачева были фантастические возможности по привлечению интеллигенции к перестройке, но он ими не воспользовался. Ельцин — то же самое. Наверняка министерство может активизировать формы сотрудничества с научным сообществом.

Было очень много справедливой критики, но что-то никто не сказал, что «давайте я напишу этот документ» или «мы вместе напишем документ». Нас, может быть, не зовут, но участие конкретное должно быть.

Во-вторых, мне кажется, что Министерству культуры имело бы смысл продумать тот вопрос, который так часто здесь звучал, что культура это не только то, что подведомственно Министерству культуры. Например, Министерство культуры должно влиять на то, что происходит на телевидении. В какой-то мере, кстати, оно стало влиять.

Не буду вторгаться в область философии, повторю мысль, которую много лет назад услышал от Вадима Михайловича, что не философов, а актеров, или спортсменов, или модельеров приглашают рассуждать о смысле жизни. Но это же нонсенс. Меня, как историка, часто приглашают, так что могу сказать, что с разных каналов такая галиматья идет при государственной поддержке, что если бы Павла I не убили, то русский флот разбил бы Англию, он отрезал бы Англию от Индии, и все богатства Индии хлынули бы в Россию, и ход мировой истории пошел бы иначе. Не было флота такого, ни одной незамерзающей гавани. Полный бред идет. У Министерства культуры наверняка есть рычаги воздействия как на сферу образования, так и на СМИ.

В-третьих. Давайте все-таки подумаем о механизмах локального воздействия. Если возникает чья то здравая идея, может быть, можно при Министерстве культуры создать механизм ее трансляции в министерство со стороны отдельного исследователя, со стороны института.

Я не хотел выступать в том ключе, как все, не потому, что чужд, а просто очень много было сказано. Я предлагаю попытаться найти какие-то более конструктивные слова для того, чтобы в какой-то мере оптимизировать взаимодействие министерства и научной общественности.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо. Кто еще хотел бы выступить?

А.В.СМИРНОВ: Я забыл сказать, что в пятом разделе «Заключения» есть какая-то очень опасная вещь. Здесь написано: «Должен появиться субъект, вырабатывающий, координирующий, корректирующий государственную культурную политику, обладающий достаточными правами для преодоления барьеров межведомственного, межрегионального уровня, необходимыми кадрами и финансовыми ресурсами». Что это за субъект?

ИЗ ЗАЛА: Следственный комитет!

А.В.СМИРНОВ: Если появляется некий субъект, который, как здесь сказано, очень сильный, но что за субъект, кому он подчиняется, каково его место, что он делает — вообще не сказано, то тогда этот документ вообще лишний, потому что этот субъект все сделает, как он хочет. Мне кажется, что это очень опасная вещь.

ИЗ ЗАЛА: Андрей, наша ошибка, что мы очень серьезно к этому относимся.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Давайте послушаем Минакова Аркадия Юрьевича — доктора исторических наук, Воронежский государственный университет.

А.Ю.МИНАКОВ: Коллеги, я много времени не займу. В отличие от большинства собравшихся я историк и хотел бы высказать соображения с точки зрения представителя гуманитарной науки, но не философа, который по-своему весьма тенденциозен, ангажирован и зависит от тех шестисот определений культуры или больше, которые существуют.

Конечно, объективно ситуация складывается так, что на наших глазах происходит столкновение двух типов культуры — научно-академической и ведомственной. Здесь сталкиваются два разных дискурса, и у каждого есть своя правда. Хочу сказать, что можно спорить до бесконечности о дефинициях культуры. И я думаю, что этот спор будет плодотворен, но в рамках бюрократического документа он вполне уместен. Думаю, что некие усредненные дефиниции всегда можно ввести в текст, и это сняло бы многие проблемы.

Представляется, что главное достоинство текста, а я все-таки хотел бы сказать и о достоинствах, — это то, что главная идея здесь, некая магистральная линия, ставка сделана на традиционную русскую культуру, которая рассматривается как способ передачи, трансляции эстетических, нравственных ценностей. И сохранение, развитие этой традиционной культуры провозглашается главной целью государственной культурной политики.

Совершенно очевидно, что это главная мысль документа. И с моей точки зрения, она бесспорна. Государство всегда консервативно по-своему, за редким исключением, продемонстрированным СССР в ХХ веке. Государство всегда вынуждено вести некую усредненную линию стабильности и порядка. Поэтому в данном случае определенный консервативный крен более чем уместен.

Представляется, что в документе действительно недостаточно акцентировано внимание на вызовах традиционной культуре, которые представляют реальную угрозу обществу и государству. С одной стороны, это варваризация нашего общества, которая происходит на глазах. И здесь речь идет о воздействиях мощного и разветвленного феномена антикультуры, которая транслируется по нескольким основным направлениям, адресованным разным возрастным категориям.

Скажу следующее. Здесь об этом говорилось, я просто разовью эту мысль. Самой младшей возрастной категории адресованы не только игрушки. Младшая возрастная категория воспитывается определенными мультфильмами. Это целая программа. Компьютерными играми. Они формируют определенный тип сознания, блокирующий в дальнейшем восприятие высокой культуры. Если хотите, происходит покемонизация детей, которая на практике оборачивается тем, что возникает поколение, и их становится больше, которое не обладает даже функциональной грамотностью.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Что такое функциональная грамотность?

А.Ю.МИНАКОВ: Функциональная грамотность — это хотя бы умение ясно и четко выразить свою мысль или небольшой прочитанный текст.

А.А.ГУСЕЙНОВ: От какой грамотности отличается функциональная грамотность?

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Кто ввел такой термин?

А.Ю.МИНАКОВ: Это можно посмотреть в различных изданиях. В данном случае я повторяю одну из версий. Я думаю, что каждый из нас понимает, о чем идет речь.

ИЗ ЗАЛА: В документах прописана функциональная грамотность, это чисто политический набор требований.

А.Ю.МИНАКОВ: Своего рода детская мода.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Чтобы можно было заполнить документ, подать иск в суд, написать заявление об отпуске или заявку на грант, заполнить налоговую декларацию.

А.Ю.МИНАКОВ: Особенностью покемонизированных, простите за термин, детей является то, что у них существует агрессивное отношение, например, к процессу чтения. Дети, которые читают книги, — это изгои. Говорить о том, что эти дети способны, допустим, к целостному восприятию мира или это дети широкой эрудиции, не приходится. Традиционная культура вызывает у них агрессивное отторжение. Это агрессивные эгоисты и гедонисты. Здесь нет воспитания сказкой, здесь нет воспитания добрыми мультфильмами, здесь нет воспитания добрыми детскими просветительскими программами. Я думаю, что это та реальная проблема, которая стоит перед министерством.

На следующем этапе мы получаем поколение, которое воспитано ЕГЭ. Что такое ЕГЭ — здесь говорилось, но могу сказать следующее. Дело даже не в коррупционности этого экзамена, хотя коррупционность приобрела характер просто раковой опухоли в сравнении с обычным традиционным вузовским экзаменом. Это я вам говорю как многолетний председатель приемной комиссии Воронежского государственного университета.

Та коррупция, которая демонстрируется ЕГЭ, мне не приходилось читать их адекватного описания и видеть в средствах массовой информации. Я мог бы много рассказать. Но дело даже не в этом. Дело в том, что сама система ЕГЭ не формирует у учащегося целостного восприятия знаний. Его натаскивают на тестовые вопросы, то есть у него нет целостного восприятия предмета, у него нет эрудиции, у него не формируются аналитические способности. В итоге мы имеем то, что имеем.

Вы, конечно, в основном находитесь в другой атмосфере — атмосфере института, но вузовские преподаватели уже воют от тех студентов, которые не умеют ни читать, ни писать.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: У нас тоже есть студенты.

А.Ю.МИНАКОВ: Мы в большем объеме чисто количественно сталкиваемся с этой категорией.

СИНЕОКАЯ Ю.В.: Я хочу вас перебить. Но хочу сказать, что меня поразила строка в документе, где написано, что цели этой программы — чтобы каждый человек, получивший среднее образование, умел читать по-русски. Там не написано, чтобы умел писать.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Действительно, в документе полно таких фраз, которые бессмысленны. Если человек получил среднее образование, то он по определению умеет читать. Мы ведь образование даем на русском языке, у нас нет национальных средних школ. Поэтому, конечно, он умеет читать. Я думал, что это написано для иммигрантов, а потом следующая строка идет уже по иностранцам, то есть это написано про наших людей, просто неловко, необдуманно сказано.

А.Ю.МИНАКОВ: Продолжу дальше. Некоторые мои коллеги, в основном представители естественных наук, считают, что, возможно, нападки на ЕГЭ несправедливы и что тестовые методы опроса способны выявить реальный уровень знаний по физике, химии и так далее и что гораздо большую опасность представляют собой такие явления, как современная массовая культура.

Действительно, здесь надо сказать, что вызов массовой культуры и ответ на него, к сожалению, практически не просматривается в документе. Это так называемая попса, шансон, так называемые юмористические передачи, телесериалы вроде «Дом-2», соответствующие фильмы, которые обычно обозначают в жанре чернухи и порнухи, играют огромную роль в формировании того поколения, которое формируется и системой ЕГЭ и вступает в университетскую жизнь, и в дальнейшем.

Причем роль здесь в трансляции подобного рода культуры играют СМИ, телевидение, радио, Интернет и последнее во все возрастающей степени. Дело в том, что подавляющее большинство школьников и студентов уже не смотрят телевизор, они формируются Интернетом. Эту особенность нужно учитывать.

Вот, пожалуй, два наиболее серьезных вызова, на которые нужно отвечать государственной культурной политике. Здесь необходимо разрабатывать соответствующие программы, их финансировать. Я полагаю, что осмысление подобного рода вызовов и разработка тех рецептов, тех технологий, которые могли бы свести этот негатив к минимуму, — это одна из основных задач этого документа.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Спасибо большое. Если вы мне разрешите, то я тоже хочу сказать несколько слов.

В.М.МЕЖУЕВ: Самое главное надо написать. Надо не только научить писать и читать, а надо научить слышать других. Почему в нашей стране не умеют слушать друг друга?

ИЗ ЗАЛА: Мы все слушаем.

А.А.ГУСЕЙНОВ: А что же, Вадим Михайлович, ты не слушаешь, когда я попросил слова? Первое, что я хотел сказать. Поскольку речь идет об этом тексте, его отдельных утверждениях, выражениях, мере их истинности, логической последовательности и стилистической выдержанности, прозвучавшая критика, как мне кажется, в целом является правильной, и в этом смысле документ нуждается в радикальной переработке. Я внимательно прочитал сам проект, послушал все, что здесь сегодня говорят, и у меня складывается такое впечатление, что на самом деле исполнение испортило первоначальный замысел, который в обсуждаемом тексте, несомненно, просматривается.

Возьмите хотя бы сам факт появления этого документа. Это сразу поставило целый ряд вопросов, стало событием. Из самого проекта «Основы государственной культурной политики», из мгновенных и очень заинтересованных откликов на него становится ясно, что ситуация с культурой в нашей стране сегодня является неблагоприятной, по сути дела, идет культурная деградация общества. Все понимают также, что в этой области должна быть определенная политика, государство должно сказать свое слово, поддержать культуру. И мы вдруг выясняем, что в нашем государстве нет инстанции, соответствующего института, кто мог бы соответствующую политику сформулировать. Речь идет о простой вещи: как должен называться и кто должен принять что-то типа обсуждаемого нами сегодня документа. Ведь он не подходит ни под один из практикуемых сегодня нормативных документов — ни под Постановление Правительства, ни под Указ Президента, ни под закон Думы.

Дальше. Что есть в этом документе? То, о чем говорил профессор Филиппов, — явное намерение уйти от того понимания культуры, когда она сводится к некоторым элитарным музеям, набору искусственно раскрученных средствами массовой информации имен. В проекте можно увидеть озабоченность состоянием культуры в регионах, на всем пространстве России. Поставлены вопросы о доступности культуры широким слоям населения, об их участии в культурном процессе.

Дальше. Другой момент. Здесь все задавали вполне законные недоуменные вопросы: а что, наука не культура?! Или: образование не культура?! И в то же время Андрей Вадимович усмотрел опасность в последнем абзаце, в котором говорится о более высоком, чем министерство, субъекте, ответственном за культуру. Нашел, что должен быть субъект. А я этот пассаж так понял, что речь идет о том, что должна быть какая-то инстанция, которая преодолеет эту ведомственную разорванность, когда музеи и библиотеки — одно, образование — это другое, наука — это третье. Которая, если взять столь близкий нам пример, не допустит такого разбоя, когда музей, принадлежащий одному ведомству, отнимает здание у Научно-исследовательского института, принадлежащего другому ведомству, не допустит конфликта двух учреждений культуры. Я думаю, там речь шла именно о том, чтобы управленческие структуры привести в соответствие с более широким пониманием культуры, но выражено это действительно как-то неопределенно.

А.С.МИРОНОВ: Можно по этому поводу предположение? Министерство культуры, когда его создали в 1953 году, ведало и образованием, и наукой, и печатью, и телевещанием, и кино, и деятельностью культуры и искусства. Потом эти сферы постепенно выделили. Может быть, это некая попытка некий вброс прозондировать?

А.А.ГУСЕЙНОВ: Таким объединяющим было также Министерство просвещения, которым руководил А.В.Луначарский.

В.А.ПОДОРОГА: Я хотел бы обратить ваше внимание, что вы все и, возможно, я говорите так, пользуя терминологию, которая не соответствует никакой референтной группе значений. Что такое современная культура? Что вы под ней лично понимаете? Есть институт памяти. Как он работает в этой стране, как он организован и так далее? Вы поймите, что от этих вопросов зависит вообще общее представление о том, где мы находимся. А сплошь и рядом все используют культуру, как если бы это был термин, который все понимают. Вы говорите «музеи». Это совсем другое.

И все время это постоянное терминологическое смещение, когда смысл отдельных терминов, уже изменившийся, уже не соответствующий тому, что вы туда вменяете, а нужно перепроверять всю эту терминологию в собственном языке, нужно понимать, что ты используешь, о чем ты говоришь. Если есть советская или материалистическо-марксистская, то это определенный язык, который мы здесь тоже слышали. Надо понимать, что культура — это что-то такое, которое не определяется. И нужно только отдельными фазами разбирать ту ситуацию, о которой мы говорим.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Определение дано. Культура — это форма жизни.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Что касается этого документа относительно понимания культуры, то здесь есть два аспекта, две части. Первая часть, когда сделана попытка, как вы говорите, сказать, что такое культура, определить, выделить.

В.А.ПОДОРОГА: Я там не увидел никакой попытки определить, что такое культура.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Вы почитайте.

ИЗ ЗАЛА: Он говорит, что в документе нет определения.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Все знают, как сложно работать с этим термином. Прежде всего в силу его многозначности, ускользающих смыслов. Но, может быть, именно этим определяется особое место данного понятия в общественном сознании и гуманитарной практике. Но я с вами согласен в том, что мы не должны концентрироваться на этом и никто не должен делать вид, будто он знает, что такое культура, и тем более никто не имеет привилегированного права выступать от ее имени. Больше того, я думаю, вполне достаточно исходить из более или менее очевидного представления, что культура представляет собой меру развитости человека и общества в разных их аспектах — интеллектуальном, эстетическом, нравственном, в том, что касается трудовых навыков, норм приличия и так далее.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Тогда надо спрашивать, что такое развитость.

ИЗ ЗАЛА: Тогда нужно иметь шкалу, чтобы меру мерить. Шкалы нет.

В.А.ПОДОРОГА: Вы не отвечаете на один вопрос, зачем в таком виде кому-то нужен этот документ?

В.М.МЕЖУЕВ: Потому что это не научный трактат.

В.А.ПОДОРОГА: Потому что признаю, что это политический документ, кому он нужен в Министерстве культуры? Но мне он не нужен.

ИЗ ЗАЛА: Валерий Александрович, ответ может быть абсолютно иной. Он будет все равно, и научное сообщество может сделать так, что он станет лучше, приличнее.

В.А.ПОДОРОГА: Я этого не понимаю, потому что те сложности, которые существуют сегодня перед нами при определении процессов и событий, которые происходят в современной мировой культуре — в частности, в нашей культуре, — не поддается через такой документ ни прозрачности.

В.М.МЕЖУЕВ: Этот документ написан для того, что Правительство хочет принять закон «О культуре». Я так понимаю, что это заказ Администрации Президента министерству. Этим руководит какой-то человек там, я не знаю, Толстой или кто-то. Они написали под это документ для того, чтобы был принят закон «О культуре». Вопрос заключается в том, возможен ли закон «О культуре»? Вот этого я не понимаю.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Здесь речь идет не о законе «О культуре», а о целой системе.

В.М.МЕЖУЕВ: Они не манифест написали, а написали докладную записку.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: В то же время возможна система или группа законов, относящихся, например, не к музейному делу, а архивному делу. Такие законы нужны.

В.М.МЕЖУЕВ: Хотят принять закон о языке. Они хотят принять закон о культуре. Тогда надо доказать Правительству, что принимать такой закон не целесообразно.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Не согласна.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Для меня лично в этом документе один из его основных недостатков состоит в том, что в нем речь должна бы идти о современных, действительно злободневных задачах государственной политики в области культуры, а вместо этого говорятся общие вещи. К примеру, здесь приводятся черты русского народа и дается абстрактный перечень добродетелей, который можно найти в любой назидательной книге: честность, правдивость и тому подобное.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Мы сами про себя говорим, что мы ленивые.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Валерий Александрович обращает наше внимание на то, что сегодня многое изменилось, приобрело другой смысл, что многое из привычных ранее вещей ставится под вопрос, что сам смысл культуры стал иной и так далее Все это верно. И тем не менее существуют некие совершенно бесспорные и общезначимые вещи, которые характеризуют сегодняшнее состояние отечественной (да и мировой тоже) культуры и позволяют говорить о ее кризисном состоянии. Основной недостаток обсуждаемого документа я вижу в том, что он носит какой-то абстрактно-академический, внеисторический характер, отталкивается от общих констатаций и определений. Нам, мол, надо повысить внимание к культуре, потому что Россия всегда была сильна культурой, культура охватывает все сферы жизни общества — и так далее и тому подобное Разве в этом дело? Разве потому надо формулировать государственную культурную политику, что культура — это важная часть нашей жизни? Она всегда важная, но почему проект государственной политики в этой области начали разрабатывать сегодня. Может, все-таки дело не в том, что вообще надо помнить о культуре, а в том, что дела с нею сегодня обстоят плохо, катастрофически плохо, настолько плохо, что это стало опасным для нашего национального существования.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Так давайте тогда предложим документ об этом, а не вообще. Например, вызовы XXI века.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Какие вещи я имею в виду, когда говорю об очевидных опасностях, разъедающих современную культуру? Первая очевидная вещь. Рынок и культура. Разве у кого-то сохранились сомнения по поводу того, что денежный тоталитаризм захватил и превратил культуру в один из своих элементов? Что рыночная стихия разъедает культуру, в результате чего она стала приложением к ее иррациональным стремлениям? Что сейчас вообще ничего нельзя сделать, пока ты через рекламу не дашь какой-то дополнительный стимул экономическому росту? Разве это не факт?

ИЗ ЗАЛА: Это часть политики. То, что вы говорите, это уже политика.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Правильно! Речь идет именно о таких вещах в нашей культуре, которые входят в ответственность политики. Об этом и должна идти речь в первую голову (или даже исключительно) в документе под названием «О государственной культурной политике». Кстати, в нем где-то есть пассаж, где говорится о защите культуры от погони за прибылью. Но он там как-то спрятан, а его надо вытащить, сделать центральной и сквозной мыслью.

Или другой — это уже второй очевидно острейший вопрос нашей культурной жизни. Он касается того, что мы называем массовой культурой. Разве это не проблема? Сейчас все стали говорить о деградации русского языка. Ведь это не отдельный какой-то феномен. Это феномен, который охватывает все сферы. И здесь много говорится о национальной культуре, а ведь язык как раз является фокусом.

В.А.ПОДОРОГА: Так и надо составлять документ, показать события, а потом отношение к нему.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Мы же собрались для того, чтобы поговорить о том, каким должен быть обсуждаемый документ, как его улучшить. Нас же для этого пригласили.

А.В.СМИРНОВ: С кем поговорить? Сами с собой?

А.А.ГУСЕЙНОВ: Андрей, этот круглый стол и был так задуман, чтобы философы собрались и свободно высказали свое мнение, которое потом будет передано в рабочую группу, которая делала этот документ и будет знать, что мы об этом думаем. И как они будут использовать, это уже другое дело.

Когда мы соглашались на это, мы, с одной стороны, откликались на просьбу, которая с нашей стороны может вызывать только уважение и благодарность, а с другой стороны — это была для нас возможность сесть и поговорить о волнующих нас проблемах нашего общественного развития применительно к этому документу. Этот документ использовать как повод для того, чтобы наши разговоры приобрели какой-то животрепещущий, социальный фокус. И мы будем иметь материал, который обобщит наш Московско-Петербургский философский клуб, являющийся одним из соорганизаторов.

В этом смысле эта встреча ясна в своих целях и, думаю, вполне оправданна. И тот факт, что здесь сидели бы те люди, которые писали документ, ничего бы не изменил. Эти люди не могут сидеть. Это не один человек, а какое-то большое, возможно, даже неопределенно большое количество людей и так далее

Так вот, по крайней мере две острейшие проблемы: рынок и культура, массовая культура и высокая (или собственно) культура. Они связаны между собой теснейшим образом. И что для нас особенно важно, и то и другое — и коммерциализация культуры, и массовизация (примитивизация) культуры — прямо связаны с национальной культурой и в целом враждебны ей. Кстати, в этом я вижу одно из свидетельств того, что исполнение текста недотягивает до его замысла. Ведь всем ясно, и по многим утверждениям в тексте это можно заметить, что авторы рассматривают культуру как основу национальной идентичности и их волнует именно состояние нашей национальной культуры, и в то же время они не видят или обходят стороной (иногда даже далекой стороной) основные опасности, которые сегодня подрывают национальные основы культуры.

В.А.ПОДОРОГА: Национальная культура — не массовая.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Я о том и говорю, что ей оппонирует массовая, что она сталкивается здесь с массовой. Если мы заботимся о национальной культуре, то мы должны разобраться с массовой культурой.

В.А.ПОДОРОГА: Сейчас нет массовой культуры.

В.М.МЕЖУЕВ: Все это 80-е годы прошлого века.

В.А.ПОДОРОГА: Сейчас есть одна культура, которая идет и которую называли когда-то массовой.

В.М.МЕЖУЕВ: Массовая культура возникла в результате возникновения массового общества. Массовая культура — это способ управления массовым обществом.

В.А.ПОДОРОГА: Она универсализует все отношения. Вы посмотрите, как у нас используется классическая музыка. Она используется в угоду массовому потреблению в родных контекстах. Наши высоко подготовленные музыканты играют по правилам самой низкой коммерции, которая организована по всему миру. Все очень тонкие грани перейдены. Уже здесь нет такого пространства, которое мы легко могли бы находить для высокой культуры. Высокая культура — это самая несчастная, самая унижаемая, самоуничтожаемая часть нашего сегодняшнего опыта.

ИЗ ЗАЛА: Интернет снял разницу между массовой культурой и высокой.

В.А.ПОДОРОГА: И это подавление идет начиная от государства, которое поддерживает все провокации, связанные с теми инновационными процессами, которые идут в обществе.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Валерий, этот разговор вышел за пределы каких-то рамок. Дело в том, что есть документ. Нас пригласили на определенное время, мы не можем сидеть здесь много часов. Поэтому давайте дадим возможность Саламу Керимовичу закончить.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Я заканчиваю. Прежде — пару слов о массовой культуре. Коллеги, вы можете говорить, доказывать, что массовой культуры уже нет, что в культуре все грани стираются. И эти утверждения имеют свою ценность. Хотя в ваших аналитических раскладах массовой культуры нет, тем не менее она есть. И все знают, что она есть. Есть «Война и мир» в комиксах. Есть Гегель за шестьдесят минут. Есть миллионные тиражи пустых глянцевых журналов. Есть отупляющее телевидение. Вы, видимо, хотите сказать, что массовая культура выродилась, лишилась своего первоначального демократического начала. Что она, соединявшая на свой манер массы людей с культурой, теперь отдаляет их от культуры, что если она хоть как-то служила личностному росту, развитию, то теперь оказывает на человека по преимуществу отупляющее, деперсонифицирующее воздействие.

Общая и главная моя мысль такая, что на самом деле есть такие острые вопросы культурной жизни, которые не надо выдумывать, они очевидны, и их надо сделать основой, исходным пунктом государственной политики в области культуры и прямо заявить об этом. Причем они очевидны даже для людей, которые не могут сойтись между собой ни по одному вопросу.

Еще я хотел бы сказать следующее. Мы зациклились на первой части. Вторая часть этого документа, начиная с седьмого пункта третьего раздела, это текст, над которым можно работать, там очень много конкретных вещей, но которые надо привести в соответствии с замыслом. Начинали с понимания культуры в широком смысле, а потом все это сбилось на ведомственное. Допустим, там, где наука об искусстве и литературе. Сказали хотя бы «гуманитарная наука».

А.С.МИРОНОВ: Но это Министерство культуры.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Под этим углом зрения здесь можно было бы обогатить эту часть. Но это такая часть, с которой не то что можно работать, но против которой возражать трудно. И еще одна очень важная вещь. В проекте надо ясно сформулировать — и под этим углом зрений скорректировать весь текст, — что понимание того, что такое культура, по каким направлениям ей развиваться, является делом самой культуры, ее творцов и творческих объединений. Задача же государства — поддерживать их, создавая для них условия творческой независимости, прежде всего независимости от всевластия рынка и от воинствующего невежества СМИ и самомнения бюрократии.

В.М.МЕЖУЕВ: Про спорт сказать, про туризм. Это все культура. Быт, семья — это все культура.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Нельзя объять необъятное. Я хочу дать слово Арсению Станиславовичу.

В.М.МЕЖУЕВ: Вот ему я хочу сказать следующее, поскольку вы имеете какое-то отношение к документу. Здесь не все специалисты по культуре. Я могу назвать в союзе специалистов по культуре. Главным открытием в области культуры… Это для вашего документа имеет прямое отношение — это считается главное открытие гуманитарной науки XIX века. Сейчас это знает каждый школьник, но мы не умеем из этого делать выводы.

Сейчас вы поймете, что у нас не получается. Главным открытием является простая вещь, что культура не одна, а их много. Они делятся по эпохам, по народам, по регионам. Это множество культур. Потому что до определенного времени европейцы считали, что культура — это мы. Тогда действовала формула Декарта: то, что я думаю о культуре, то и есть моя культура, а все остальные — дикари и варвары.

В условиях множественности культур — вот что у вас не получается — встает вопрос перед каждым народом: перед Россией, перед Америкой, перед кем угодно — а в этой множественности какая культура моя? Когда она одна, все понятно. То, что я знаю о культуре, то и есть моя культура. А когда их много? Я могу знать ислам, но это не значит, что я мусульманин. Я могу изучать арабскую культуру, но это не значит, что я представитель арабской культуры.

И тогда возникает вопрос, по каким признакам, если не просто знанием вы определяете культурную идентичность. Я человек русской культуры. Что меня делает человеком русской культуры? Вы скажете, язык. Я вам сейчас назову две разные культуры, говорящие на одном языке, — латиноамериканская, португальская и испанская.

А.А.ГУСЕЙНОВ: Португальский — другой язык.

ИЗ ЗАЛА: У португальцев свой язык.

В.М.МЕЖУЕВ: Ну испанская и латиноамериканская. Английско-американская. Это очень важно. Я вам скажу, в чем пропуск. Вы скажете, что традиции. Я вам уже говорил о традициях. Не только традиция, но и воображение, и взгляд вперед и сбоку. Вы скажете, что среда, система ценностей. Все правильно, все это может изучаться наукой. Но — и в этом суть и секрет культуры — в этой культуре не только зависит что-то от необходимости внешней, от среды, от воспитания, от ценностей, от окружения. От этого много зависит, но еще от моего собственного выбора.

Суть культуры? Почему ее не могут определить? Суть культуры заключается в том, что главное, что она воспитывает в человеке, — она воспитывает в нем свободу выбора. Не просто следование какой-то традиции, а то, что я могу сказать, что это я отсекаю, а вот это я возьму. И каждое новое поколение, не считаясь ни с какой программой, будет решать один вопрос: что есть моя русская культура? И ответы будут разные. Вот в чем вся проблема.

И именно поэтому в условиях множественных культур проблема потери идентичности, кризиса идентичности — это сейчас стало самой главной мировой проблемой. И вы ее решаете, и очень интересно решаете. Но только вы должны учесть, что вы делаете великий пропуск. Вы не понимаете, что культура воспитывает свободу выбора, а вы хотите сделать необходимость культуры. Вот в чем дело.

А.А.ГУСЕЙНОВ: В тексте слова «свобода» мало, но, по крайней мере, в двух местах встречается. Я специально обратил внимание, что в перечне ценностей везде она выброшена, но есть такие словесные конструкции, где трудно выбросить, но где это слово — «свобода» — употребляется без акцента на ее собственный и специфический смысл.

Н.В.МОТРОШИЛОВА: Проблема в том, что можно свободно выбрать такую культуру, которая есть бескультурье.

В.М.МЕЖУЕВ: Что такое бескультурье? Для тебя культура оценочна, а для ученого культура описательна. Потому что это прописано во всей литературе, которую ты читала.

ИЗ ЗАЛА: В литературе много чего прописано!

А.А.ГУСЕЙНОВ: Вадим Михайлович в данном случае бушует как специалист по философии культуры и, видимо, хочет оставить последнее слово за собой.

Давайте мы будем завершать. Я боялся, что наше обсуждение из-за того, что оно происходит в Министерстве культуры, примет скованный характер, и специально сказал, чтобы оно было академическим, свободным. Но я убедился и вижу, что оно приобрело свободный характер и даже чуть-чуть свободнее, чем у нас обычно на Ученом совете, но вполне воспроизводит эту атмосферу.


Геннадий Александрович Дрожжин, 17.07.2014 17:11:37


ПРЕДЛОЖЕНИЯ Ассоциации «Народные художественные промыслы России» к проекту «Основ государственной культурной политики»

Россия относится к числу немногих стран мира, сохранивших народные художественные промыслы, являющиеся предметом национального престижа и общепризнанным вкладом нашей страны во всемирное культурное наследие. Всемирно известные промыслы Хохломы, Гжели, Палеха, Федоскина, Холуя, Мстеры, Великого Устюга, Скопина, Жостова, Каслей, Ростова Великого, Торжка, Златоуста, Кубачей, Тобольска, Уэлена и других – это особая отрасль духовной и культурной жизни народа, нуждающаяся сегодня, как никогда, в поддержке на всех уровнях управления.

Согласно Федеральному закону от 06.01.1999 г. № 7-ФЗ «О народных художественных промыслах» они представляют собою неотъемлемое достояние и одну их форм народного творчества народов Российской Федерации. Сохранение, возрождение и развитие народных художественных промыслов является, в соответствии с этим законом, важной государственной задачей. В статье 4 Основ законодательства Российской Федерации о культуре художественные народные промыслы упомянуты в качестве одной из областей культурной деятельности, регулируемых этим базовым законом о сохранении и развитии культуры в России. Поэтому вызывает удивление и сожаление отсутствие в проекте Основ государственной культурной политики (далее – проект Основ) каких-либо положений, характеризующих место и значение народных художественных промыслов в многонациональной отечественной культуре, цели и стратегические задачи их приоритетной государственной поддержки. В частности, в разделе III.1 проекта Основ следовало бы выделить изделия народных художественных промыслов при перечислении объектов культурного наследия народов Российской Федерации. В предложениях того же раздела по изменению подходов к региональному развитию и территориальному планированию, повышению эффективности мер для сохранения малых городов и созданию условий для развития культурно-познавательного туризма целесообразно отметить роль не только музеев-заповедников, но и самих организаций народных художественных промыслов и их деятельности, способствующей повышению роли объектов культурного наследия. К упоминаемому в соответствующем абзаце раздела III.1 слову «промыслов» необходимо добавить слова «народных художественных». В разделе III.6 при перечислении задач государственной культурной политики следует выделить задачу создания благоприятных условий для сохранения, возрождения и развития народных художественных промыслов в местах их традиционного бытования как важного элемента развития традиций национальных и региональных культур народов России. В заглавии раздела III.9 указано «формирование эстетически ценной архитектурной и иной предметной среды». Однако содержание раздела фактически ограничено только соображениями о влиянии архитектуры. По-видимому, следует дополнить данный раздел рассмотрением других сфер совершенствования предметной среды, в частности, значения изделий народных художественных промыслов для эстетизации домашнего быта россиян и приобщения их к традициям национальной культуры.



Сергей Георгиевич Кара-Мурза, 16.07.2014 12:09:33
политолог и философ

Проблемы культурной политики РФ. Тезисы 

Закон о культуре (в том понимании, который принят законодателями и массовым сознанием), деньги для культуры – важно, но третьестепенно. Сначала надо «определиться на местности» – увидеть реальность, обдумать ее и понять, куда катится вся эта система. Но именно эти операции давно выпали из «списка обязательных шагов» в принятии решений – в штабных службах власти, в подпольях оппозиции и, в общем, в головах населения европейских постсоветских республик (в Белоруссии сохранился реликтовый здравый смысл, но без Лукашенко и там бы его вышибли). 


выступление А.В.Захарова, 03.07.2014 11:13:57
председателя попечительского совета Московско-Петербургского философского клуба, на круглом столе в Министерстве культуры РФ

«Основы государственной культурной политики: проблемы теории и практики»

наместник московского Сретенского монастыря, 30.06.2014 18:38:11
ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре

Кулев Алексей Викторович , 30.06.2014 09:46:41
заведующий отделом традиционной народной культуры Областного научно-методического центра культуры Вологодской области

ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ПРОЕКТ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ

1. Первое предложение документа «Россия – государство, создавшее великую культуру» предлагаю изменить: «Россия – государство, народы которого создали великую культуру»

2. В разделе II п.1 предложено расширительное значение культурного наследия: все виды материального наследия, нематериальная часть наследия, профессиональное искусство, система подготовки кадров.

Помимо классификационной некорректности, отсутствие внутренней иерархии наследия ведет к неразличению культурных реалий и их отражений в искусстве, к размыванию естественных статусов традиционных культур народов РФ и производного от них авторского художественного творчества: «Народ сочиняет музыку, мы, композиторы, только аранжируем ее» (М.И.Глинка). Такое положение вызывает крайнюю неопределенность государственной культурной политики. Последующий текст документа определяет направление вектора господдержки исключительно на творческие элиты, оставление базовых традиций народной культуры, направлений, видов и форм культурной деятельности подавляющей части населения России за пределами внимания государства. Диспропорция в поддержке двух типов культуры усилит недоверие граждан к власти, не позволит объединить российское общество.

Необходимо так же обратить внимание на используемую в документе терминологию, в данном случае, на употребление термина «наследие». В русском языке термин «наследие» («наследство») имеет вполне определенный и конкретный смысл: «имущество, переходящее после смерти его владельца новому лицу <…> то, что осталось от предшествующего владельца» (Толковый словарь Т.Ф.Ефремовой). Такое понимание зафиксировано, например, у А.С.Пушкина: «Дай лечь мне в гроб; тогда ступай себе с Мазепой мое наследие считать». При уместности термина для форм материальной культуры и авторских произведений, творцы которых уже ушли из жизни, оставив потомкам свои творения, его применение к духовной культуре народов России представляется некорректным и неоднозначным. В смысловом отношении применение термина «наследие» к духовной культуре народа означает «то, что осталось после смерти прежнего владельца», то есть «после смерти народа».

Народы России в своем подавляющем большинстве сохраняют себя, свою идентичность, духовно-материальные комплексы своих культур, развиваются в соответствии с меняющимися внешними условиями. Их традиционные культуры представляют собой актуальные, базирующиеся на константных системах представлений о мироздании, феномены, которые развиваются подобно их языкам. Для обозначения духовно-материальных комплексов народной культуры в 90-е гг. XXв. в РФ учеными и практиками было выработано, введено в правовое поле, закреплено в целом ряде как региональных, так и федеральных документов понятие «традиционная народная культура». Оно отражено, например, в Законах Вологодской области и Краснодарского края «О государственной политике в сфере традиционной народной культуры», в «Примерном положении о государственном и муниципальном учреждении культуры клубного типа», утвержденном Министерством культуры 29.02.2002 и целом ряде других документов; в Министерстве культуры имеется отдел по традиционной народной культуре и народному творчеству, в Общественном совете при Министерстве культуры – рабочая группа с одноименным названием. Обоснования значения традиционной народной культуры для культурного пространства России были сделаны на целом ряде научных и научно-практических конференций и форумов, в региональных целевых программах, прошли обсуждения на Общественных слушаниях Общественной палаты РФ и региональных Общественных палат, подтверждены на практике. Суть их состоит в следующем:

- традиционная народная культура и фольклор как художественный способ ее выражения являются корневой основой и источником развития всего многообразия форм, видов, направлений национального искусства и культуры современного общества, источником национальной, гражданской и культурной идентичности, сохраняют свою жизнеспособность и актуальность до настоящего времени;

- многообразие культурных традиций народов и регионов РФ является конкурентным преимуществом России, основным элементом ее международного имиджа и имиджа ее территорий, способствует инвестиционной и туристической привлекательности регионов, выработке ими уникальных путей социального и экономического развития;

- на основе преемственности культурного опыта традиционная культура укрепляет межпоколенные связи, обеспечивает удержание в общественном сознании системы традиционных ценностей, направленных на формирование патриотизма, воспитание всесторонне развитой, национально ориентированной личности, на стабильность в развитии государства и общества;

- неразрывное единство традиционных культур народов России с их вероисповеданиями позволяет сохранить духовную составляющую общества, присущие народам России нравственные нормы и требования;

- традиционная народная культура располагает средствами сдерживания негативных тенденций общественного развития, является барьером на пути агрессивных информационно-психологических воздействий на общественное сознание, основой модернизации жизни государства и общества;

- традиционная культура обладает доступными для освоения и воспроизведения всеми гражданами России высокохудожественными формами культуры, которые обеспечивают прямое, не опосредованное техническими средствами, положительное воздействие на общественное сознание и сознание каждого человека;

- традиционная народная культура является одним из наиболее действенных средств преодоления межнациональных конфликтов, укрепления единого государственного и культурного пространства Российской Федерации.

В силу базового положения народных традиций по отношению к культуре и искусству России, необходима постановка стратегической задачи изучения, поддержки, популяризации, самого широкого распространения видов и форм традиционных культур народов РФ, вытеснения с их помощью из культурного пространства внеэтнических суррогатов масс-культуры.

Данная задача должна быть выделена в отдельный пункт, а ее решение положено в основание государственной культурной политики.

3. В проекте Основ государственной культурной политики качественно проработана стратегическая задача развития и защиты русского языка, но фактически не уделено внимание национальным языкам народов России.

Игнорирование языкового суверенитета, поддержки национальных языков является одной из основных угроз для единства народов России, примером чему является конфликт на Украине, вызванный в том числе и попыткой запрещения русского языка.

Представляется, что для комфортного сосуществования народов РФ в государственной культурной политике должен быть сделан акцент на сохранение и поддержку национальных языков, а тезис о защите и развитии русского языка опираться на его значение как средства аккумуляции культурного опыта народов РФ и языка межэтнических коммуникаций. Более того, языковую картину России необходимо расширить включением в нее русских говоров и диалектов, которые могут существенно отличаться и друг от друга, и от русского литературного языка, а при определенных условиях выступать одним из ресурсов развития территорий; напр., диалектная речь успешно используется в целом ряде туристических проектов Вологодской области. Реализация выдвинутых в нач. 30-х гг. XX в., идей языкового однообразия, «литературизации» диалектов русского языка, унификации и уничтожения локальных культур вызвали нарушения в естественном развитии народов, привели к трансформации конкурентных преимуществ России как многонационального государства в проблемы межэтнических взаимодействий.

4. Культура – полиязыковое образование. Она включает в себя не только вербальный язык, но и целый ряд других, обладающих не меньшим воздействием на человека художественных языковых систем; напр, музыкальная, изобразительная, пластическая, язык театра и кино и т.п. Каждый из языков культуры обладает своим фондом лексических единиц, синтаксисом, грамматикой, другими правилами объединения языковых заготовок в информационно-смысловые тексты (произведения) культуры. Каждый из них, не в меньшей степени, чем вербальный язык, требует изучения и усилий по овладению. Более того, устойчивость ценностно-смыслового ядра национальной культуры обеспечивается в основном благодаря дублированию в различных языковых системах ее основных защитных кодов.

Соответственно, поставленные в разд.II, п. 2 задачи по защите, развитию, научному изучению, продвижению русского вербального языка должны быть распространены и на другие, по крайней мере, обозначенные в науке языки культуры как полиязыковой системы.


Михаил Лермонтов, 24.06.2014 14:06:15
доктор культурологии, член Общественной палаты РФ, член Общественного и Экспертного советов при Министерстве культуры РФ

На мой взгляд, текст Основ государственной культурной политики, который представлен на открытое обсуждение, – это пока, в лучшем случае, развёрнутая преамбула или техническое задание. Нужна ещё основательная работа по уточнению и конкретизации содержания государственной культурной политики как системы определённых принципов и норм, которыми руководствуется государство в своей деятельности в этой сфере нашей жизни.

При уточнении, доработке основ необходимо учитывать состояние очевидного глобального макросдвига в человеческой цивилизации, который характеризуется поворотом от эпохи потребления к будущему торжеству правды и справедливости. Поэтому проект культурной политики должен содержать этический образ этого будущего, соответствующий чаяниям и реальным возможностям России как государства-цивилизации.

Кроме того, уверен, что крайне необходимо, чтобы в основах госполитики были закреплены безусловные достижения в определении принципов жизнеустройства, заявленные президентом Владимиром Путиным в Валдайской речи и в президентском послании 2013 года. В частности, это касается ясно обозначенного им принципа: культура – важнейший приоритет созидательного развития государства, а сохранение нашей цивилизационной идентичности – это и приоритетная задача национальной безопасности.

В связи с этим очевидно, что первоочередная цель госполитики в области культуры – сохранение и воспроизводство культурного кода, определяющего жизнеспособность цивилизации и её конкурентоспособность.

Государственная культурная политика – это определение целей, установление задач и закрепление функций органов власти. И всё это должно быть направлено на сохранение высших ценностей России как самобытной цивилизации; стратегическое планирование и применение мер защиты от вызовов и угроз её жизнеспособности; на исполнение национальных интересов как основных направлений созидательного развития государства. Важно чётко определить и весь механизм реализации национальных приоритетовкак единую систему управления объединённой сферой культуры, искусства, образования, просветительства, информации и СМИ.

Государственная культурная политика как национальная стратегия сохранения духовного и культурного суверенитета России должна стать сводом уложений жизнеустройства государства как самобытной цивилизации, возведённой на фундаменте многовековых ценностей и традиций, при безусловном приоритете национальных интересов Отечества и при достижении благоденствия всей нации как братского союза народов.

Для надлежащего подхода к формированию окончательного текста Основ государственной культурной политики необходимо изначально определить основные его параметры: место в системе правоустанавливающих документов, цели и задачи, используемая терминология, определение вовлекаемых сфер деятельности – искусство, СМИ, образование, воспитание, просветительство, национальная безопасность, а также требуемая система государственного управления для её реализации.

Пока опубликованный проект документа оставляет впечатление незавершённости и недостаточной глубины, нуждается в серьёзной доработке.


Митрополит Волоколамский Иларион, 20.06.2014 17:50:44
Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата

о проекте "Основ государственной культурной политики"

Глазырин Виктор Иванович, 20.06.2014 17:38:23

1. Открывая первое заседание рабочей группы по разработке «Проекта Основ государственной культурной политики» руководитель Администрации Президента Сергей Иванов отметил: «…современная культурная политика в России не может иметь отраслевой уклон и сводиться лишь к управлению театрами, музеями, библиотеками, к финансированию различных фестивалей и конкурсов. Сегодня речь идёт о необходимости формулирования целей, задач и принципов реализации государственной культурной политики, которая так или иначе охватывала бы практически все стороны жизни.»Тем не менее, разработчикам «Проекта…» не удалось уйти от ведомственности и этому есть объяснение:  государственная культурная политика – это основа государственной идеологии, которая отсутствует в России уже около четверти века.  Мало того, государственная идеология запрещена действующей Конституцией РФ .
«Статья 13 
1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 
2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.»
Если под идеологией понимать систему общественно значимых идей и ценностей, то действующая Конституция РФ устанавливает прямой запрет на ценности и идеи, принимаемые на уровне государства.
Известно, что отличие идеологий заключается в приоритетах ценностей. Статья 2 Конституции РФ  устанавливает высшей ценностью права и свободы человека.
«Статья 2 
Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.»
Но идеология, заявляющая высшей ценностью права и свободы человека – это идеология  либерализма.  Таким образом, Конституция РФ все же устанавливает государственную идеологию в России и Статья 13 находится в противоречии со Статьей 2.
Без  решения данной юридической коллизии, без признания факта, что отказ от государственной идеологии не способствует развитию общества, невозможно принять значимый для государственного жизнеустройства документ.

2. Для широкого общественного обсуждения «Проекта Основ государственной культурной политики» необходима электронная площадка. Опыт организации таких площадок имеется.  Для координации работы площадки необходимо создать Общественную экспертную рабочую группу, решить вопросы модерации.
Срока в 1 месяц, озвученного С. Ивановым, для такого значимого для страны документа недостаточно, нужен срок не менее 3 месяцев до полугода.

Заключение Российской ассоциации реставраторов по результатам независимой экспертизы проекта Основ государственной культурной политики, 20.06.2014 17:36:19

Алексей Кулев, 20.06.2014 17:02:23
заведующий отделом традиционной народной культуры Областного научно-методического центра культуры Вологодской области

Предложения в проект Основ государственной культурной политики

Жизнестойкость национальной культуры, устойчивость ее социокультурного ядра обеспечивается дублированием основных защитных кодов во всех имеющихся в культуре языковых (знаковых) системах. Помимо вербального языка, не меньшее значение для защиты от информационных агрессий имеют музыкальная, изобразительная, пластическая и тому подобные художественные системы. Каждая из них обладает своим фондом лексических единиц, синтаксисом, грамматикой, другими правилами объединения языковых заготовок в защитные «тексты» (произведения) национальной культуры.

Художественные «тексты» воспринимаются человеческим сознанием иначе, чем вербальные. Если вербальные сообщения, прежде чем быть принятыми или отвергнутыми, проходят через стадии осознания и критического анализа, то художественные «тексты» минуют этап логического осмысления (Логос — слово, мысль, понятие). Они воспринимаются на эмоциональном уровне, воздействуют на глубинные уровни сознания напрямую, тем не менее сохраняя все свойства и качества несущего определенную информацию сообщения.

Верно и обратное. Негативные смещения и трансформации в общественном сознании, утрата защитных социокультурных механизмов, в целом угасание культуры и искусства народов России стали следствием разрушения в последнее столетие национальных художественных языковых систем, их «бомбардировки» иноэтническими «текстами», подавления и унификации многообразных субэтнических диалектов художественных языков, размывания национального культурного ядра.

Поэтому одной из стратегических задач государственной культурной политики должно стать восстановление национальных художественных языковых систем.

Эта задача может быть решена путем заполнения культурного пространства России художественными «текстами» традиционной народной культуры. Национальное культурное наследие сохранило в своих глубинных основах защитные социокультурные коды. Возвращение в жизнь современного общества всего языкового многообразия произведений культурного наследия позволит не только начать восстановление национальных художественных языковых систем, но уже в ближайшей перспективе обеспечит укрепление защитной оболочки ценностно-смыслового ядра российской культуры, развитие национального искусства, устойчивость национально-государственной идентичности.


Святослав Рыбас, 20.06.2014 17:00:27
писатель, член Союза писателей Российской Федерации

Замечания по проекту Основ государственной культурной политики

В разделе II «Государственная культурная политика должна строиться на следующих принципах» изменить последний пункт — «преобладание качественных показателей при оценке эффективности достижения целей государственной культурной политики». Предлагаю такую редакцию: «При оценке эффективности достижения целей государственной культурной политики сочетать содержательные и воспитательные аспекты с иными качественными показателями».

В разделе III п. 6 «Развитие русской и национальных культур народов России, создание условий для профессиональной творческой деятельности, для творческой самодеятельности граждан, сохранение, создание и развитие необходимой для этого инфраструктуры» предлагаю следующую редакцию тезиса: «Существовавшие в советское время формы поддержки профессионального творчества в современных условиях воспроизведены быть не могут, поэтому задачей государственной культурной политики должно быть создание такой системы выявления и поддержки талантливых художников, которая бы позволяла постоянно наращивать творческий потенциал нации».

Предлагаю в преамбулу проекта включить тезис, что только культурному человеку в полном объеме удается воспользоваться возможностями самореализации, которые дает современное общество.


Александр Барский, 20.06.2014 16:58:17
директор Государственного академического Северного русского народного хора

По проекту Основ государственной культурной политики

Либерализация отраслей экономики привела к бездумной, на мой взгляд, либерализации интеллектуальных, общественных, образовательных и культурных понятий и процессов! Итоги все знаем — и пожинаем результаты, в том числе и соглашательской политики! Как переломить не только тенденцию, а уже и результаты прошедших изменений?

Основы госполитики — это тот документ, который стал бы инструментом, обеспечивающим формирование всех ветвей власти, на разном уровне, который позволит исключить двойные понятия и стандарты в культурной политике как центра, так и региона, глубинки.

Предлагаю, учитывая складывающуюся ситуацию в регионах, поселках, деревнях, прописать отдельными пунктами (а может, и главу) задачи и интересы государства в культуре региона. Учесть особенности, перспективы развития, увязав с социально-экономическим положением региона. Дать (обеспечить) свободу построения системы управления культурой региона. Шаблонность в подходах сегодня стремительно разрушает оставшиеся культурные традиции и пространство муниципальных образований.

Предлагаю внести консолидированное предложение от Общественного совета в изменение Федерального закона Российской Федерации от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который не позволяет двигаться учреждениям культуры по пути развития как вертикальных, так и горизонтальных связей, не дает возможности принятия гибких (эффективных), своевременных управленческих решений. 


Сергей Черняховский, 20.06.2014 16:42:08
доктор политических наук, профессор, действительный член Академии политических наук

Задачи культуры

Наш экспериментальный центр, созданный министерством в рамках МГУКИ, ведет также работу по подготовке доклада о концепции государственной политики в области культуры, и если говорить о принципиальных положениях, то можно отметить следующие.


Главное, что нам нужно сделать, — это переломить отношение к культуре как к «остаточной сфере» социальной сферы. Точно так же, как переломить отношение к культуре как к сфере, с одной стороны, «послеобеденного развлечения», а с другой — как к сфере изысканного самовыражения богемных групп. И к роли государства в сфере культуры как заведующего большим не то Домом культуры, не то хозяйством «учреждений культуры».

Культура — это не «сфера производства услуг», культура — это сфера производства духовных ценностей и базовых образцов социального поведения. То есть сфера производства самого человека как личности — социального, а не только биологического существа. Следовательно, сфера производства социальных отношений, самого общества. И в этом отношении это на самом деле сфера материального производства.

Любые природные ископаемые, любые технологии, любые современные производства останутся скоплением мертвого вещества, если не будет культуры их использования, культуры и образования тех людей, которые были бы способны их использовать.

Но и более того: они, не став богатством своей страны, станут богатством чужой, если в стране не сложится полноценное ощущение национально-государственной и историко-политической самоидентификации. Самоидентификацию рождает культура.

Соответственно, наша задача — восстановить отношение к культуре как, первое, к сфере сохранения суверенитета страны — как государственно-политического, так и культурного.

Второе — как к сфере производства и формирования латентных поведенческих образцов и через них — национально-государственной самоидентификации.

Третье — как к системе запретов. Культура — это прежде всего не сфера бесформенных эмоциональных выплесков. Культура — это сфера запретов. Цивилизованный и культурный человек знает, чего делать нельзя. Дикарь таких запретов не имеет. Там, где у него запреты появляются, — там он начинает превращаться в цивилизованного человека.

Культура создает страну. Культура защищает страну. Культура — развивает страну, переводя ее с одной фазы исторического развития на другую. Что, разумеется, не означает, что она во всем этом обходится без материальной составляющей собственно материального производства.

Соответственно, наши задачи на данном этапе, решить которые либо добиться перелома в решении которых мы должны в ходе Года культуры:

  1. Завершить разработку концепции государственной политики в области культуры.
  2. Перейти от видения государства как мецената в области изящных искусств к видению его как «организатора производства латентных образцов».
  3. Преодолеть разрыв в доступе к достоянию лучших образов культуры между столицами и регионами страны, сделать для основной массы населения доступными достояния культурного наследия страны.
  4. Восстановить эффективность науки в сфере культуры и искусства.
  5. Создать доступный, популярный и качественный кинематограф, восстановив ту его роль в обществе, которую мы имели до национальной катастрофы конца 1980-х годов и раздела единого союзного государства — СССР.
  6. Перейти от поддержки искусства по критерию его «элитности» и «модности» искусства к его поддержке по критерию талантливости и социальной значимости — об этом, кстати, недавно говорил Министр.
  7. Создать новую эффективную образовательную модель в сфере гуманитарного и творческого образования.
  8. Создать систему защиты культурного суверенитета страны и отражения направленной на нее информационной агрессии.

Хотелось бы добавить три ремарки.

Первая — к вопросу о том, чем должно быть Министерство культуры сегодня. Если использовать старые образы и взять образ завода, то Министерство культуры — это не Дом культуры при заводе, это партком завода.

Вторая: мы неоднократно затрагивали сегодня вопросы образования и воспитания. Кстати, на первом заседании Совета звучала мысль о необходимости включения в сферу компетенции Минкультуры России всех вопросов воспитания в образовательной сфере. Наверное, это правильно. Более того, очевидно, нужно ставить вопрос о разработке новой образовательной модели в сфере гуманитарного и творческого образования. Можно спорить, эффективна или неэффективна модель Ливанова в технических вузах, но в гуманитарной и творческой сфере она, безусловно, неэффективна. И наверное, нужно было бы ставить вопрос о передаче в ведение Министерства культуры всего гуманитарного образования, всех гуманитарных вузов.


Михаил Лермонтов, 20.06.2014 16:39:44
президент ассоциации «Лермонтовское наследие», директор ООО «Национальный Лермонтовский центр в Середниково»

Тезисы к проекту Основ государственной культурной политики

1. Оценка состояния

Культура становится важнейшим фактором, обеспечивающим укрепление духовно-нравственных устоев общества, его национального самосознания и духовного единства народа, в основании которого — сохраняемые народом и государством ценности и смыслы.

Культура, будучи генетическим программным социокодом цивилизации, определяет, помимо прочего, также и функционирование защитной системы государственного организма, отторгающей все, что чужеродно, все, что опасно и ведет к его разрушению, то есть, по сути, обеспечивает гуманитарную составляющую национальной безопасности.

Поэтому в основании государственной культурной политики должен быть приоритет суверенитета культуры — незыблемый фундамент суверенитета России как самобытной цивилизации.

Стратегия национального развития, к открытому обсуждению базовых оснований которой прозвучал призыв на Валдае, должна быть нацелена на сохранение жизнеспособности России как цивилизации и к решительным действиям по уборке страны от духовного тлена и поразивших жизненный уклад страны пороков. Свод ценностей, смыслов, приоритетов и национальных интересов должен стать фундаментом становления новой стратегии развития России и ценностной основы образа ее будущего.

2. Вызовы и угрозы

«В конце XX века был нанесен разрушительный удар по культурному и духовному коду нации, мы столкнулись с разрывом традиций и единства истории, с деморализацией общества, с дефицитом взаимного доверия и ответственности» — В.В.Путин.

Как утверждает известный американский философ Питер Рассел: «Самая опасная статья нашего экспорта — это наши ценности. С помощью товаров мы соблазняем жителей развивающихся стран покупать, а с помощью средств информации — особенно телевидения — поощряем их усваивать нашу автоцентрическую систему ценностей».

Сегодня действительно социокультурный код нашего общества и нашего государства внешними враждебными силами при отсутствии должного сопротивления разрушается, что ведет к разрушению государственного суверенитета.

При этом наибольшую опасность представляют такие угрозы, как:

· Разрушение личности — информационное вторжение, навязывание чуждых смыслов и вымышленной истории, открытая реклама пороков и, как следствие, криминализация, алкоголизация, наркотизация и дебилизация населения.

· Растерянность народа — потеря смысла жизни, утрата высших национальных духовных, культурных и материальных ценностей, распад собственной идентичности и утрата национальных исторических пространств, разжигание социальной, национальной и религиозной вражды.

· Немощь власти — безмерность масштабов предательства, измена элит, смертельная зараза стяжательства, глобальная экономическая зависимость, неправедность правосудия, чиновничье беззаконие, казнокрадство, откаты и мздоимство.

· Чужебесие лукавое — разрушение культурно-цивилизационного кода, критические искажения духовно-нравственной природы человека, утверждение культа эгоизма и насилия, потребительства и содомии, девальвация понятий долга, чести, верности Отечеству и присяге.

3. Высшие ценности