instagram (1)
Министерство
Министерство
Деятельность
Деятельность
Контакты
Контакты
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Выбор цветовой схемы:
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому

Большие деньги Малого театра

Большие деньги Малого театра

В конце ноября после четырех лет реконструкции открывается историческая сцена Малого театра. Почему здание архитекторов Бове и Тона съезжает в Неглинку с момента открытия в 1824 году, к чему привели многочисленные ремонты и как были потрачены более семи млрд рублей на нынешнюю реконструкцию, Forbes Life выяснил у генерального директора театра Тамары Михайловой.

Малый театр: 261-й сезон ремонтных работ 

С проблемами «отъезда» Малого театра в реку Неглинку боролись все власти страны, от дирекции императорских театров, Совета народных комиссаров Союза ССР, до Министерства культуры и правительства России. Менялась власть, а в Малом театре забивали новые сваи и упорно тормозили движение к реке. 

«Малый театр стоит на берегу Неглинки. Фактически он ремонтируется с момента своего открытия, — с 1824 года. Подземные воды размывают фундамент. Даже когда реку «закрыли» в трубу, проблема осталась. Первый основательный ремонт здания был проведен в 1919 году. В 1926 году установили так называемые сваи Страуса. Реконструкция, начатая перед войной, завершилась в 1948 году. Еще один ремонт был произведен в 1990-е. Однако такой масштабной реконструкции здания как сейчас, в театре не было никогда», — говорит директор театра Тамара Михайлова.

Инициатором нынешней реконструкции Малого театра выступило Правительство РФ. Фактически это были две параллельные программы — полностью «обновить» Большой театр и Малый. Документацию разрабатывали в синхронном режиме.

О проблеме со зданием Малого театра писал еще в 1948 году журнал «Городское хозяйство»: «Старые деревянные сваи, на которых когда-то был выложен фундамент здания, с течением времени сгнили. Особенно быстро стало развиваться гниение свай после того, как река Неглинная была заключена в трубу и уровень грунтовых вод, не пополняемый больше весенними и ливниевыми разливами этой реки, значительно понизился. Сооружение линии метрополитена вдоль Театрального проезда еще больше способствовало осушению и стабилизации илистых грунтов речной поймы, но одновременно повлекло за собой еще более быстрое гниение деревянных свай. Здание стало давать большие неравномерные осадки, вызывавшие трещины и перекосы фундамента, стен и сводов. Разница в осадке отдельных частей здания достигала 30 см. При этом происходило резкое перераспределение нагрузок с осевших частей стен на участки, под которыми основание еще было достаточно прочным. Это влекло за собой усиление деформаций с дальнейшим развитием трещин и местными разрушениями кладки».

Ни реконструкция 1940-1948 годов, ни последовавшие за ней ремонты с этой проблемой не справились. Когда Большой театр «углубился» на 6 этажей вниз, часть здания Малого, примыкающая к ЦУМу, начала проседать. Стало понятно, что дальше откладывать нельзя. Первоначальный проект с установкой буронабивных свай, который требовал отключать все подземные коммуникации на Театральной площади, Малый театр отверг. Решено было укреплять фундамент джет-сваями, — то есть сваи бурились изнутри, и туда сразу закачивался цемент.

На ремонт было выделено чуть меньше четырех лет, — масштабная реконструкция началась в 2012 году. Но сцена закрылась не сразу. Два года спектакли в здании на Театральной площади шли параллельно с ремонтом.  

Три варианта отделки фасада. Выбор за вами

Мы имели право выбрать любой год в качестве «первоисточника»: 1896-й, 1919-й, 1948-й. Вы знаете, например, что в 1896-м перед коронацией Николая II театр был оранжевого цвета и с серебром? Но мы выбрали знакомый нашим современникам вариант, — восстановили здание театра 1948 года», — объясняет директор театра.

То есть фасад и интерьеры Малого театра образца 2016 года — это вариации на тему фасада и интерьеров 1948 года. А фасад и интерьеры 1948 года — это вариации советских архитектров на тему 1830-х годов. Потому что во время послевоенной реконструкции речь шла не о реставрации уцелевших предметов и деталей, а о создании совершенного нового интерьера в стиле ампир. То есть сохранившиеся с 1940-х годов театральный плафон, люстра, светильники, отделка зрительного зала — это взгляд на ампир из послевоенного СССР. 

«Театр претерпел много ремонтов и переделок, в результате которых отделка интерьеров дошла до нас скорее в архитектурных  формах 1890-х годов, не характерных для периода его постройки. Ни чертежей, ни эскизов, ни каких-либо других материалов, могущих быть полезными при реставрации, не сохранилось, почти все пришлось проектировать заново, — открыто признавалось «Городское хозяйство» в 1948-м году: Вся мебель и художественная арматура зрительного зала и значительная часть мебели и арматуры других помещений театра изготовлены по рисункам архитектора А.П.Великанова. Вся новая художественная арматура выдержана в стиле ампир. Золоченая бронза, хрусталь, молочные свечи с «пальчиковыми» лампами, характерная для своего времени низкая подвеска люстр — все это гармонирует с общей отделкой зала».

И все-таки они открываются

Театр не закрывался первые два года реконструкции. «Последний спектакль на Исторической сцене прошел 30 апреля 2014 года. Было уже невозможно находиться в здании, в первую очередь из-за взвеси цемента в воздухе», — рассказывает Тамара Михайлова. 

В театре волновались не столько из-за того, что исчезнет привычный глазу интерьер, герб СССР и виньетки над сценой, которые любовно называли «капустой». Боялись повторения ситуации у соседей по площади, опасались, что процесс затянется настолько, что вернуться в здание будет уже невозможно.

Компанией-подрядчиком Малого стал питерский «Балстрой» (на их счету — реконструкция Грановитой палаты Кремля, БДТ им. Товстаногова в Питере) печально знаменитый тем, что его руководители задержаны по делу о хищениях в Министерстве культуры. «Балтстрой» выиграл аукцион по всем пунктам.

«Не знаю, как обстоят там дела. Но компания работает и на качестве проводимых в театре  работ их внутренние проблемы никак не сказываются. Мы — государственный заказчик», — подчеркивает директор театра.

Однако сказать, что проблем не было и нет, нельзя. Есть задержки по установке паркета, дубовых рам, установке светового и звукового оборудования. Этим всем занималась другая питерская компания  — «ТДМ». Они отвечали за театральные технологии и за складские помещения. В результате «Балтстрой» нашел других субподрядчиков.

«Мы успеваем уложиться в то время, которое запланировали — и это чудо! — признает директор: За эти четыре года доллар вырос в два раза. И тем не менее, мы не только уложились в сроки, мы их перегнали. Финальной датой нам ставили декабрь 2018 года. А мы открываемся уже сейчас».

На что пошли 7,1 млрд рублей (важный момент — это исключительно государственная дотация. Никакие частные инвесторы в реконструкцию театра деньги не вкладывали — Forbes Life)? Были укреплены стены и фундамент, сменили  всю «инженерку» (тепло, вода, канализация, электрика, слаботочка), и перестилили крышу.

«В Малом театре есть поверье, что крышу над сценой открывать нельзя. На какие только ухищрения мы не шли, чтобы не открыть пространство под ней», — рассказывает Тамара Михайлова.

Был установлен новый поворотный круг сцены. Верхняя и нижняя механизация. Новый «свет», новый «звук». С разрешения Главгосэкспертизы в Малом театре расширили Щепкинское фойе и гардероб. Были полностью переделаны столовая и буфет для зрителей. Реставрировали плафон (его снимали и увозили в Питер), снят герб над сценой, заменены кресла и занавес, обивка в ложах, паркет.

«Когда мы приступали к реконструкции исторической сцены, мы поняли, что выделенная сумма достаточно большая, — объясняет дриректор: И мы попросили Министерство культур деньги разделить. Часть пошла на реконструкцию, — 7,1 млрд. А 550 млн — на проектирование и строительство нашего «филиала» в Нагатино (там находятся мастерские и складские помещения театра)», — объясняет директор.

Принимать работы будет Министерство культуры и лично Владимир Мединский. В октябре и ноябре рабочие визиты  министра были еженедельными. Билеты на открытие не продаются и продаваться не будут. Из чего легко сделать вывод — будет самая «верхушка».

«Наш художественный руководитель не позволяет повышать цены на билеты»

В связи с реконструкцией в Малом театре не было сокращений. Зарплаты по-прежнему индексировались (раз в квартал, согласно распоряжению В.Путина). К слову, средняя заработная плата в Малом — 60 000 рублей. У народных артистов  — около 120 000 рублей.

«В зарплаты, в основном добавляются деньги из внебюджета (чистый заработок театра от продажи билетов – Forbes Life). Чтобы не терять заработки в период реконструкции, театр очень много гастролировал в это время. В год — примерно 10-12 городов. Везде спектакли давали именно в том виде, что и в Москве, без поблажек. Даже самые масштабные спектакли полностью помещаются в две фуры», — рассказывает Тамара Михайлова.

Дополнительных источников финансирования у Малого театра, выпускающего по 5 премьер в год (средняя стоимость каждой — 11 млн рублей), нет.

«Я не ищу спонсоров. Но, например, у нас есть договоренности с компанией «Лукойл». Они не дают денег, но приглашают театр приехать туда, где их основные месторождения, перерабатывающие заводы, частично выкупают билеты на наши спектакли, размещают рекламу, выделяют для народных артистов дополнительные автомобили представительского класса. Но денег мы брать у них не можем. Не хотим ни от кого зависеть. Лучше сотрудничать на взаимовыгодных условиях», — комментирует директор Михайлова.

Еще одна большая новость: в городе Когалым с разрешения Президента РФ на деньги нефтяной компании «Лукойл» строится филиал Малого театра. В прошлом году на культурном форуме было подписано трехстороннее соглашение между Министерством культуры, Малым театром и компанией. Артисты будут работать в Когалыме понедельно. Сцена — точная копия сцены на Большой Ордынке (филиал Малого театра – Forbes Life). В новом театре планируется свой штат — «Лукойл» уже предлагает сотрудникам служебные квартиры в Когалыме. 

В обычное время Малый театр зарабатывает. К примеру, за 2015 год театр получил из госбюджета 520 396 309 рублей. Заработал 238 583 193 рублей.

«Да, мы прилично зарабатываем, — говорит Тамара Михайлова: Но есть одна особенность. Наш художественный руководитель Юрий Мефодьевич Соломин не разрешает повышать цены. Даже на  спектакли, на которые перекупщики продают билеты по 18 тысяч рублей («Филумена Мартурано» с Ириной Муравьевой и Юрием Соломиным в главных ролях — Forbes Life), наш «потолок» — 3,5 тысячи. Еще один способ заработать — ставить провокационные спектакли. Но и на этот счет у Соломина очень твердая позиция. Нельзя. Вообще я считаю, что Юрий Мефодьевич сохранил театр». 

Наталья Витвицкая


вернуться к списку статей
Дата создания страницы: 02.08.2017 Дата последнего изменения страницы: 02.08.2017
Ответственный за наполнение страницы: Пресс-служба
Вы находитесь на новой версии сайта Министерства культуры.
Сайт работает в тестовом режиме.
перейти на старую версию сайта
Яндекс.Метрика